ЛитМир - Электронная Библиотека

– Добрый вечер, Руби. – Бен широко улыбнулся.

– Рада, что ты вернулся, ковбой. – Она протянула руку и небрежно провела пальцем по застежке на его брюках. – И дружка привел. – Она оглядела Спенса с головы до ног и одобрительно кивнула: – В Техасе всегда умели делать качественные вещи.

Спенс внимательно разглядывал девушку. Она была сильно накрашена и вела себя соответственно местным стандартам, но в целом оказалась весьма недурна и выглядела лет на двадцать пять. Руби протиснулась между ними, и Спенс ощутил прикосновение ее руки – как будто случайное. Улыбаясь, она спросила:

– Принести вам что-нибудь?

– Пару пива, милашка. – Кинкейд бросил ей золотую двадцатидолларовую монету. – А сдачу оставь себе.

Руби попробовала монету на зуб и подмигнула Спенсу:

– Слушаюсь, сэр. Уже бегу. Глядя ей вслед, Бен протянул:

– Согласись, она очень мила.

– Весьма. – Если бы его жена была хоть наполовину так же дружелюбна.

Друзья пробрались сквозь толпу к ближайшему игорному столу и остановились, наблюдая за игроками. Рядом со Спенсом стоял светловолосый здоровяк, одетый в рабочие штаны и клетчатую фланелевую рубашку. Было похоже, что он недавно спустился с гор, где у него имелась ферма. Раздосадованный проигрышем, он повернулся к Кинкейду:

– Надеюсь, вам повезет больше, чем мне.

Спенс положил фишки на край стола, намеренно уронив одну на пол. Нагнувшись, он незаметно бросил взгляд на пол рядом с ногами крупье. Выпрямившись, Спенс кивнул Бену и громко заявил:

– Ставлю двести на двенадцать, черное.

Игроки зашумели. Как Спенс и ожидал, многие последовали его примеру, надеясь, что самоуверенность незнакомца принесет им удачу. На двенадцатом номере собралась целая куча фишек, и наконец крупье объявил, что ставок больше не принимает. Завертелось колесо, запрыгал шарик, и для людей, сидящих вокруг стола, тонкий писк крутящейся рулетки заглушил все звуки: музыку, смех, шум голосов. Делая вид, что нервничает, как и остальные, Спенс уронил еще одну фишку. Когда он выпрямился, маленький белый шарик как раз остановился в ячейке зеро. Вздох разочарования пронесся над столом. А затем по залу прокатился сердитый ропот. Мрачные взгляды сверлили человека, который был так уверен в себе – и проиграл.

– Похоже, вам тоже не везет. – Светловолосый здоровяк сочувственно подмигнул Спенсу.

Тот пожал плечами и отошел от стола, забрав оставшиеся фишки. Обвел комнату взглядом, чтобы убедиться, что его люди на местах.

– Мы были правы? – негромко спросил Бен. – Там провода?

– Да. – Спенс кивнул. – Ты знаешь, что делать. По моему сигналу.

Бен только хотел задать вопрос, как рядом возникла Руби с двумя кружками пива на подносе.

– А вот и пиво! – Она вручила мужчинам их кружки. Но теперь выражение ее лица изменилось. В глазах плескался страх. Облизав языком пересохшие губы, она повернулась к Спенсу.

– У меня к вам поручение. Мистер Слеттер хочет встретиться с вами. – Глазами она указала на галерею второго этажа.

Взглянув туда, Спенс увидел мужчину, стоявшего в тени желтого бархатного занавеса. Тот сделал шаг назад и пропал из виду.

– Ну давай, показывай дорогу, милая. – Спенс ободряюще улыбнулся ей.

Руби провела его через заполненный людьми зал, ловко лавируя в толпе, и начала подниматься по лестнице. Наверху их встретили двое громил. «Прямо-таки выставочные образцы», – подумал Спенс. Они настороженно оглядели незнакомца, но молча пропустили его, повинуясь приказу хозяина. Руби показала на дверь в конце короткого темного коридора.

– Там его контора… Будь осторожен, – прошептала она и поспешила назад – в шум и суету людного зала.

Спенс взялся за ручку двери, и холод металла пронизал его насквозь. Это место пахло опасностью. «Что ж, я буду осторожен», – пообещал он себе, распахнул дверь и вошел в логово Слеттера. В просторной комнате царил полумрак. Единственная лампа горела над дверью, а дальний конец помещения терялся в сумеречных тенях.

За столом сидел мужчина. Негромкий голос произнес:

– Я ждал вас, мистер Кинкейд. Прошу садиться.

– Мистер Слеттер. – Спенс закрыл за собой дверь и пошел к креслу, по пути быстро, но внимательно оглядывая комнату. Окно, закрытое и занавешенное желтыми бархатными шторами, еще две двери, кроме той, откуда он вошел. Там может находиться охрана.

– Сегодня вы нанесли визит одной моей приятельнице, – сказал Слеттер, как только Спенс опустился в кресло.

«Судя по выговору, он англичанин и принадлежит к высшему обществу», – подумал Спенс. Он тщетно вглядывался в полумрак, пытаясь разглядеть собеседника.

– Слухи разносятся быстро, – сдержанно ответил он.

– Я стараюсь быть в курсе всего, что происходит в этом городе. – Слеттер открыл крышку шкатулки, стоявшей перед ним на столе. – Хотите сигару? Настоящие кубинские.

Спенс отказался и с интересом наблюдал, как Слеттер зажег спичку и принялся раскуривать сигару. Огонек выхватил из темноты повязку на глазу, тонкий нос, шрам, который шел от прикрытого глаза и исчезал в густой бороде. Спичка погасла, и тени вновь скрыли лицо врага.

– Говорят, мистер Кинкейд, что вы решили прикрыть бизнес Оливии?

–. Так и есть.

– Думаю, вы хотели бы положить конец и моему предприятию тоже? – Слеттер аккуратно постучал кончиком сигары по золотой пепельнице.

– Хочу.

– Вы и я – люди дела, а потому не буду ходить вокруг да около. В этом бизнесе крутятся очень большие деньги, а прибыли просто огромны. И вы не хуже меня знаете, как важно не упустить представившуюся возможность…

– Что вы предлагаете?

– Я подумал, что можно найти решение, которое устроит всех. Зачем вам подвергать себя опасности, враждуя с нами? Я предлагаю вам присоединиться к нашему деловому предприятию.

В груди Спенса поднималась горячая волна гнева, но он не дал воли эмоциям. Он лишь холодно улыбнулся:

– Благодарю, но я предпочитаю, чтобы мои деньги не пахли кровью.

– Я потратил много времени на то, чтобы наладить этот бизнес. Мэр у меня в кармане и половина полицейского управления – тоже. Мне подчиняется даже хозяин китайского квартала. – Он сделал паузу, чтобы дать Спенсу время проникнуться смыслом его слов, и с угрозой закончил: – Я контролирую этот город.

– В этом году состоятся выборы мэра. – Спенс переменил позу, не сознавая, что тело его напряжено и оттого кресло кажется страшно неудобным. – Ваших людей выкинут из муниципалитета, а вас – из города.

– Вам не в чем меня обвинить, – возразил Слеттер. – Я не делаю ничего незаконного.

– Думаю, ваши клиенты с этим не согласятся. Спенс встал и, глядя на Слеттера сверху вниз, улыбнулся:.

– Не желаете ли развлечься? – Он пошел к двери, чувствуя, как холодный взгляд врага буравит его спину.

– Что вы затеяли?

– Сейчас увидите.

Спенс вышел на галерею и остановился у перил, глядя на зал внизу. Слеттер держался на пару шагов сзади, в тени.

– Что вы затеяли, мистер Кинкейд? – повторил он.

– Опасаетесь ловушки?

– Да.

– Я не наношу удары в спину, – холодно ответил Спенс.

Он нашел глазами Бена и подал знак. Через несколько секунд Бен, Кэл и Мак собрались возле одного из столов, где играли в рулетку.

– Ну же? – В голосе Слеттера слышалось нетерпение, но чуткое ухо Спенса различило нотку страха. – Что я должен увидеть?

– Смотрите, – ответил Спенс.

И в этот момент его люди одним рывком перевернули стол. Раздалось шипение воздуха, ковер вздыбился, обнажая пластинку с тремя кнопками возле ноги крупье. Из одной ножки стола показался провод, он натянулся и лопнул со звоном.

– Боже мой! – выдохнул Слеттер.

Посетители заведения собрались вокруг стола, чтобы посмотреть, что происходит. Не веря своим глазам, люди таращились на провод и кнопки – несомненные свидетельства мошенничества.

– Это старый трюк, Слеттер. Немного сжатого воздуха, провод – и крупье может остановить колесо в нужный момент. Выпадает зеро или двойное зеро, и выигрыш достается заведению.

43
{"b":"6364","o":1}