ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мошенники! – пронесся над столами крик игроков. Светловолосый гигант в клетчатой рубашке опомнился первым. Он поднял крупье и швырнул его на ближайший стол. Охранник схватил его за плечо, гигант развернулся, удар в челюсть – и охранник покатился по полу. Это послужило сигналом. Через несколько секунд в зале начался форменный ад – мужчины дрались, женщины визжали.

– Ты покойник, Кинкейд! – прошипел Слеттер и сделал знак своим телохранителям.

Двое здоровенных мужчин надвигались на Кинкейда со зловещими улыбками. На огромных кулаках тускло поблескивали кастеты. Спенс понял – эта парочка с большим удовольствием забьет его насмерть. Он принял боевую стойку. Главное – не подставить им спину. От кулака, летящего ему в лицо, он увернулся и тут же нанес сильный удар в живот первому громиле. Второй поспешил на выручку напарнику. Спенс увернулся от удара в скулу, и кастет врезался в его плечо, оставив кровоточащую горящую ссадину. Вот опять первый громила – в челюсть ему! Посмотреть бы, как там, внизу, но некогда. Слышны только крики, звон бьющегося стекла и треск ломающегося дерева. Один из телохранителей двинул Спенса головой в грудь. Он рухнул на пол и покатился, увлекая за собой врага. Краем глаза Кинкейд заметил, как Слеттер отступил в тень и исчез. Он схватил голову своего противника и принялся колотить ею об пол, представив себе, что это голова Слеттера, и стараясь не слышать звука, с каким череп ударялся о дубовые доски. Вдруг боль пронзила спину, и Спенс застонал. Новый удар по ребрам – и он отлетел к ограждению. Пока Спенс пытался подняться, цепляясь за перила, второй телохранитель обхватил его ноги и начал приподнимать их над полом, чтобы столкнуть Кинкейда вниз. Спенс вцепился в дерево, слыша, как трещат доски, и сознавая, что долго удерживать его вес они не смогут. Извернувшись, он освободил ногу из захвата и ударил ею в грудь державшего его противника. Тот отшатнулся, и Спенсу удалось наконец встать на ноги. Собрав все силы, он нанес врагу удар в челюсть, и тот рухнул на пол, не подавая признаков жизни. Спенс прислонился спиной к стене, жадно ловя ртом воздух. При каждом вздохе левый бок пронзала дикая боль. Он вглядывался в тени – там все еще стоял Слеттер.

– Тебе повезло, что они не убили меня, – с трудом выговорил Спенс. – Случись что со мной или с кем-то из моих близких – и тебя повесят.

– Надеешься, что полиция тебя защитит? – насмешливо спросил Слеттер.

– О нет, я не верю в подкупленную полицию этого города. Я говорю о другом возмездии. За тобой начнут охотиться люди губернатора и мои друзья. Твоя жизнь превратится в ад, и кто-нибудь из них тебя достанет.

– У меня есть защита! – злобно прошипел Слеттер.

– Можешь на нее не надеяться. Лучше молись, чтобы я жил долго и счастливо.

– Несчастные случаи никто пока не отменял.

– Постарайся, чтобы со мной или моими близкими не произошло несчастного случая. Потому что я буду знать, кто стоит за этим. И заставлю тебя заплатить. – Слеттер промолчал, а Спенс усмехнулся – похоже, ему удалось запугать Великого и Ужасного Слеттера. – А теперь я пойду развлекаться.

Сказав это, Кинкейд повернулся спиной к Слеттеру и не спеша направился к лестнице. Он был уже на последней ступеньке, когда, случайно обернувшись, увидел, как что-то летит ему в голову. Кинкейд отшатнулся, и стул врезался в стену. Щепка вонзилась в руку, которой он успел прикрыть лицо. Пригнувшись, Спенс оглядел зал и нашел Бена: тот обрабатывал одного из громил-охранников возле бара.

Кинкейд начал пробираться к стойке, по пути уворачиваясь от предметов мебели и бутылок, которые летали в воздухе, а также от множества тел, сцепившихся в драке. Он заметил Руби: оседлав какого-то мужчину, она лупила его ножкой стула по голове и приговаривала:

– Будешь знать, как обижать даму. Негодяй!

Добравшись до Бена, Спенс хлопнул его по плечу и едва успел увернуться от кулака приятеля.

– Полегче, дружок! Я на твоей стороне!

– Ха! Это ты? – Бен выпустил охранника, и тот рухнул на пол. – Как наши дела?

– Берегись! – Спенс схватил Бена за ворот и пригнул к полу. И в этот самый миг стол просвистел над их головами и врезался в зеркало над баром. – По-моему, мы неплохо потрудились.

– Я сейчас соберу ребят. – Бен потер здоровенный синяк на подбородке.

Одного за другим они выдергивали из драки своих людей и отсылали на улицу. Вскоре все были в сборе и часом позже уже входили в «Хэмптон-Хаус».

– Бен, я хочу, чтобы завтра ты не выпускал Тори из виду, – обратился Кинкейд к другу. – Кто знает, что придет в голову этому негодяю после того, как мы разнесли его заведение.

– Буду при ней как хвостик при спаниеле, – хмыкнул Бен и скрылся в своей комнате.

Спенс отправился к себе. Проходя мимо спальни Тори, он замедлил шаг и подумал: а что она скажет, если он сейчас откроет дверь, войдет и ляжет рядом? Несмотря на избитое, ноющее от усталости тело, он опять ее хотел. Но она вряд ли обрадуется, проснувшись и увидев его. Вздохнув, Спенс толкнул дверь в свою спальню и замер на пороге.

Глава 19

Дверь распахнулась, и Тори поднялась с дивана у камина, где дожидалась возвращения мужа. Спенс ошарашено подумал, что в длинной белой рубашке она похожа на ангела.

– Судя по тому, как ты выглядишь, ты побывал не просто в драке, а в бою. – Она нежно коснулась синяка над его правым глазом. – Ты не ранен?

От нее пахло розами и чем-то еще – изысканный аромат красивой молодой женщины. Спенс почувствовал, как кровь побежала быстрее и пульс забился в той части его тела, которая всегда очень бурно реагировала на присутствие Тори.

– Что ты здесь делаешь? – Он был застигнут врасплох, а потому вопрос прозвучал резко.

– Ждала тебя. Боялась, вдруг мистер Слеттер сделает меня вдовой раньше времени.

– Слеттер? – Страх начал заползать в его душу. – Ты что, ходила сегодня в миссию?

– А если и так? – Тори избегала его взгляда.

– Черт возьми, женщина! – Он схватил ее за плечи. – Ты не можешь одна бродить по городу ночью! Это опасно!

– Кажется, ты мне это уже говорил. – Тори пыталась освободиться – его руки причиняли боль.

– Теперь все стало намного серьезнее. Эти люди не остановятся перед убийством.

– Ну, раз уж ты так нервничаешь… – Она по-прежнему избегала смотреть ему в глаза. – Шарлотта приходила сюда. Она беспокоилась о тебе и хотела узнать, что именно ты задумал.

– Шарлотта так тревожится обо мне? – Спенс пытливо смотрел в лицо жене. У него появилось чувство, что она что-то недоговаривает.

– Похоже, ты ей очень нравишься. – Тори лукаво улыбнулась. – Мне стоило большого труда убедить ее не побежать за тобой.

– Она очень храбрая женщина, – с уважением произнес Спенс. – Но лучше бы она держалась в стороне. Тогда мне не придется беспокоиться за сохранность и ее жизни тоже.

– До сих пор она прекрасно справлялась сама, – гордо заявила Тори.

– Теперь все изменилось. Больше речь не идет о спасении нескольких девушек. Мы решили уничтожить Слеттера и всю его шайку. – Он встряхнул жену. Поймал ее взгляд. – Ты понимаешь, насколько это серьезно, Тори? Этот человек по-настоящему опасен. Я не хочу, чтобы ты или другая женщина подвергали себя опасности.

– Ты делаешь мне больно! – Она хотела освободиться из его рук, но Спенс не отпускал ее.

– Ты поняла, что я сказал?

– Конечно, я поняла. Я с детства умею говорить по-английски. – Она вздохнула. – Я попрошу Шарлотту держаться подальше от всего этого.

Спенс поверил ей, но все же добавил:

– Смотри, женушка! Если я узнаю, что ты рискуешь жизнью, я запру тебя в комнате и выпущу только после того, как закончится война со Слеттером.

– Я не ребенок! – Подбородок Тори взлетел вверх. – И не желаю, чтобы со мной обращались, как с маленькой!

«Да, ты не ребенок, – устало подумал Спенс. – Ты женщина, и я это помню. Я буду помнить об этом до самой смерти». Он с трудом разжал руки, только сейчас осознав, что причиняет ей боль. Чтобы как-то загладить свою резкость, осторожно погладил ее плечи. Ткань рубашки была такой тонкой, а под ней – такая гладкая горячая кожа… Как давно он не обнимал ее! И как сильно он желает этого! Тори не отстранилась. Она стояла перед ним, опустив голову, сжав на груди руки, и блики света играли в ее каштановых волосах. А на матовую кожу ложились нежные тени… Спенс помнил, как она стояла там, на пляже, залитая золотыми солнечными лучами. Темные волосы разметались по белым плечам, а грудь с торчащими, искушающими сосками поднималась и опадала при каждом вздохе. Его тело забыло про усталость. Ноющие мускулы перестали чувствовать боль. По жилам потек огонь желания, каждый нерв и каждая клеточка затрепетали от страсти. Что она сделает, если он обнимет ее, приподнимет этот упрямый подбородок и поцелует ее? Боль пронзила переполненные кровью и желанием сосуды. Кинкейд опустил руки и отступил назад. Нет, больше он не позволит делать из себя дурака. В прошлый раз она обращалась с ним, как с дешевой проституткой. Тори по-прежнему стояла перед ним, чуть опустив голову, – этакая невинная голубка перед ястребом. Но он видел, что она искоса поглядывает на него. Небось ждет, что он бросит ее на ковер и овладеет ее совершенным телом прямо тут, на полу. Что и говорить, идея заманчива, но…

44
{"b":"6364","o":1}