ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Призрачная будка
Стэн Ли. Создатель великой вселенной Marvel
В команде с врагом. Как работать с теми, кого вы недолюбливаете, с кем не согласны или кому не доверяете
Сигнальные пути
Заговор обреченных
Minecraft: Остров
Рой
Наши судьбы сплелись

– Тише, милая, сейчас. – Он быстро развернул ее лицом к себе, приподнял бедра – и их стоны слились в один, как и их тела.

Тори плыла. Вода ласкала тело, образуя водовороты и выплескиваясь через край, когда их движения стали резче, нетерпеливее. Но не эти волны несли ее – страсть, кипящая внутри, словно море в шторм, ветер его дыхания, соленый вкус его пота, его губ… Никто никогда не говорил ей, что это может быть так… Что с каждым разом будет все лучше и лучше. Что разум уходит и остаются только чувства… Что можно желать, жаждать, сходить с ума. Стоны отражались эхом от белых мраморных стен. Солнце освещало переплетенные тела и брызги воды. Но они ничего не замечали. Только двое – на всей земле их сейчас было только двое, и лишь неровное дыхание и темп имели значение. Толчок, еще, глубже, глубже, и вот уже она сотрясается от наслаждения. Чувствуя, как ее мышцы сжимаются, Спенс зарычал и тоже достиг пика. Они замерли, обхватив друг друга так, как будто это был последний миг и вокруг них рушилась земля. А потом началось возвращение в реальность, и они вдруг ощутили, что вода стала остывать. Прижимая к себе жену, Спенс думал о том, как сильно эта женщина отличается от той, что еще недавно купалась, не снимая одежды. Он смог, это он пробудил в ней страсть… Но смог ли он затронуть ее сердце?

– Никогда еще так здорово не принимал ванну. – Он нежно поцеловал ее в плечо, провел губами по шее. – Может, ты потрешь мне спинку?

– Я подумаю. – Она засмеялась, глядя на него сияющими глазами. Ее волосы лежали на его плечах, как драгоценное кружево. Спенс провел рукой по ее бедру, не сознавая того, что прижимает ее все крепче, словно боясь потерять. Удержать – он должен удержать свою Тори…

Зазвенели медные кольца, шторы разъехались, и солнце залило комнату ярким светом. Тори застонала и зарылась лицом в подушку.

– Ну уж нет, не спи! Уже почти полдень, и я чуть жива от любопытства.

– Пэм! – Тори моргала, не веря своим глазам. – Что ты тут делаешь?

Пэм опустилась на край кровати и шутливо погрозила подруге пальцем:

– Мне следовало бы рассердиться на тебя! Подумать только, ты собиралась убежать с ним и ни слова не сказала мне – лучшей подруге!

– Боже мой! – Тори села, не замечая, что простыня упала и локоны рассыпались по обнаженной груди. Она усиленно терла глаза, пытаясь разогнать остатки сна.

Пэм засмеялась и дернула подругу за прядь волос.

– Ничего, ты привыкнешь. Первый раз, когда я проснулась не в своей девичьей кроватке, я тоже никак не могла прийти в себя. Но к этому быстро привыкаешь. Где-нибудь тут наверняка есть пеньюар.

Пеньюар отыскался на кресле возле кровати, и Пэм торжественно протянула его Тори.

– А где Кинкейд? Ты видела его сегодня утром? – с некоторой тревогой спросила Тори.

– Нет, он уехал до моего прихода. Но я вижу записку, которая, может статься, что-то прояснит.

Только теперь Тори заметила на соседней подушке красную розу, а под ней – белый листок бумаги. Она взяла цветок и обнаружила, что Спенс позаботился обрезать все шипы. Нежный аромат исходил от кроваво-красных лепестков. Тори прижала цветок к губам, наслаждаясь его недолговечной красотой.

Пэм стояла у окна, наблюдая за подругой с улыбкой любящей матери, которая радуется, видя, как учится ходить ее дитя.

– Похоже, мистер Кинкейд без ума от алых роз, – лукаво заметила она.

– Так же как и я, – ответила Тори.

Она развернула листок и прочла записку. Вздохнула, узнав, что увидит его не скоро – в лучшем случае после обеда.

– У него дела, – пояснила она Пэм. – Сегодня у него встреча с моим отцом.

– Подумать только, приди я на пару часов раньше и застала бы его в постели… – с шутливой досадой проговорила Пэм. – Ну может, в следующий раз, если я буду порасторопнее…

– Пэм!

– Я шучу! – Она бросила подруге пеньюар. – Хотя… Если он так же хорош без костюма, как в одежде…

Тори улыбалась. Ее кожа сохранила его запах, и это навеяло воспоминания о ночи… и об утреннем купании в ванне.

– Он самый прекрасный мужчина из всех, кого я встречала! – воскликнула она со счастливым вздохом. – И я говорю не про то, как он выглядит.

– Слава Богу! – отозвалась Пэм. – Ты и впрямь его любишь! А я-то опасалась, что ты вышла замуж, только чтобы удовлетворить требования отца.

Солнце померкло для Тори. Как же она забыла? Как услужлива память: детали сделки, даже мысль о ней – асе это выскользнуло из ее сознания.

– Тори, что-то не так?

– Нет-нет, все в порядке. – Она отвела взгляд, торопливо выбралась из постели и, утопая босыми ступнями в пышном ворсе ковра, пошла к окну.

– С каких это пор мы начали утаивать что-то друг от друга? – В голосе Пэм звучала искренняя тревога.

Тори смотрела в окно. Там, на одной из каменных скамеек, сидела пара: мужчина и девушка. Они сидели так близко, держась за руки… голова к голове, не замечая ничего вокруг, поглощенные друг другом…

– Тори, что случилось? – Подруга стояла рядом, ласково касаясь ее плеча.

Тори посмотрела на нее, увидела тревогу в глазах и вспомнила, что они всегда делились всем – радостями и печалями – как сестры. И сейчас ей очень нужен человек, которому можно доверить тайну, разрывавшую ей сердце.

– Ты права, Пэм, – печально произнесла она. – Я вышла за Кинкейда, чтобы избежать брака с Хейуардом.

– Боже мой, Тори! – Пенелопа испуганно прижала руки к груди.

– Я… я воспользовалась тем, что Кинкейд человек слова, и заставила его жениться на мне. – Она услышала тихий вскрик, но не повернулась и продолжала смотреть в окно. – Мы договорились, что после того, как я забеременею, он даст мне развод.

– Развод!

Тори подняла на подругу полные отчаяния глаза:

– Пэм, ты же не отвернешься от меня, если я разведусь?

– Конечно, нет! – Пэм нежно взяла ладони Тори в свои. – Но развод! А может быть, тебе удастся уговорить его жить отдельно, но сохранить брак?

Тори закусила губу и молча покачала головой. Если она откроет рот, слезы хлынут рекой.

– Но ведь ты любишь его!

– Люблю? – Тори отняла руки и отвернулась к окну. – Да я едва его знаю.

– А что же ты к нему испытываешь?

– Я… не знаю. – Она говорила тихо, разглядывая простое золотое колечко на своем безымянном пальце. – Когда я встретила его впервые, он показался мне нахальным, высокомерным и эгоистичным. И все же уже тогда он затронул мое сердце, как никто прежде. В нем так много энергии, так много жизни. Мне кажется, что он оживляет все вокруг. Жизнь обретает смысл и краски… Знаешь, я очень долго думала, что люблю Чарлза. Но тогда все было по-другому. Я не могу объяснить, но теперь я усомнилась – была ли это любовь?

– А Кинкейд?

– Кинкейд. – Тори прислонилась затылком к прохладному стеклу. Взгляд ее упал на кровать – на смятые простыни… – Иногда мне хочется его удавить. Ты не представляешь – я кричала и ругалась и ссорилась с ним, как никогда не позволяла себе прежде. Он провоцирует меня, переворачивает все с ног на голову. Иногда я уже не могу понять, где истина, а где ложь… Но иногда… – Тори подумала о вчерашней ночи, – он бывает очень добрым и нежным. Он умеет заботиться о людях. А когда прикасается ко мне… я схожу с ума. Все куда-то исчезает, и остаемся только мы – словно первые люди на земле…

– Подружка, да ты же любишь его! Любит? Тори вздохнула.

– Это не имеет значения. Мы заключили сделку. Когда придет время, я дам ему развод. Это будет честно.

– Но зачем быть такой честной?

– Я умею держать слово и не опущусь до обмана.

– Знаю-знаю, я не это имела в виду. – Пэм теребила кружево своего платья. – Я подумала, тебе надо сделать так, чтобы он в тебя влюбился.

Тори горько рассмеялась:

– И каким же образом?

– Ну, ты могла бы начать с того, чем вы занимались прошлой ночью, и почаще.

– Это его сторона сделки. Он просто выполняет договор. – Тори покраснела.

– Но ты же такая красивая, Тори! И умная! Если захочешь, ты сможешь сделать так, что он будет умирать от одного твоего взгляда.

48
{"b":"6364","o":1}