ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда она проезжала мимо, Бен преградил ей путь.

– Не подходите! – испуганно вскрикнула она, выставив перед собой хлыст.

– Это я, Тори.

– Мистер Кэмпбелл? – Она всматривалась в темноту. – Что вы здесь делаете?

– Я вас выследил. Это было не сложно.

– Я устала быть пленницей и решила…

Тори вскрикнула от неожиданности, когда он обхватил ее за талию, выдернул из седла и поставил па землю:

– Как вы смеете! Я вам не девчонка из танцзала!

– Да ладно. – Бен угрюмо смотрел на нее, – Я знаю ваш секрет, так что передо мной не надо притворяться.

Тори чуть не застонала: он выследил ее и знает о Шарлотте!

– А вы сказали Спенсу? – испуганно спросила она.

– Смотрю, вы даже не пытаетесь что-то отрицать, – Бену стало противно.

– К чему, раз вы все видели? Вы следили за мной, словно я беглый каторжник…

– Я следил за вами по просьбе Спенса – он боялся, что Слеттер попытается добраться до вас.

– Ах да. Он мне говорил. Это могло бы все испортить и помечать планам мистера Кинкейда.

– Слушайте, леди, я вовсе не собирался выведывать ваш грязный секрет…

– Не вижу в своем поведении ничего грязного! Возможно, меня не поняли бы в обществе… Но если хотите знать, я горжусь тем, что делаю.

Бен вытаращил глаза:

– Гордитесь? Ну, не знаю, как в этом городе, но там, откуда я родом, вас отстегали бы за такое кнутом.

– Да вы с ума сошли! – Тори не верила своим ушам. – Да, я прибегаю к обману, но никому не причиняю вреда!

– Да что вы? Вы забыли, леди, что вы замужняя дама, которой не пристало вести себя подобным образом.

– Я не понимаю. – Тори с отчаянием покачала головой. – Что такого ужасного в том, что я спасаю девушек от гибели, от отвратительного существования, к которому их принуждают против воли? Да, я переодеваюсь старухой, но… поймите ради Бога, Виктория Грейнджер никогда не сможет позволить себе того, что делает Шарлотта Маккензи. А значит, не сможет принести столько пользы…

Бен застыл на месте, оторопев от услышанного.

– Будь я проклят! – Он ухмыльнулся. – Так вы и есть Шарлотта?!

– Ну да. Ведь это и есть мой секрет, который вы находите столь ужасным и грязным.

Некоторое время Бен молча смотрел на нее.

– Думаю, нам надо сесть и спокойно поговорить.

– Я не собираюсь ничего вам рассказывать.

– Вот как? Тогда я все открою Спенсу, как только он вернется.

– Не надо! Он потребует, чтобы Шарлотта исчезла, а я не смогу… – Она схватила его за руку. – Прошу вас!

– Давайте поговорим, хорошо? – как можно мягче произнес Бен.

Она неохотно кивнула и повела его в миссию, в комнатку Шарлотты. Там она зажгла лампу и предложила Бену сесть. Некоторое время он сидел молча, крутил в руках свой старый стетсон и смотрел на нее. Тори казалось, что нервы ее не выдержат и лопнут, как слишком туго натянутые струны. Наверное, даже звон будет слышен.

– Тори, на следующий день после того как Спенс познакомил нас, я последовал за вами в парк. И видел, как вы встретились там с мужчиной.

Тори прижала ладонь к губам. Она ведь тогда целовалась с Чарлзом. Неудивительно, что Бен подумал…

– Мистер Кэмпбелл, вы сказали об этом Спенсу?

– Нет. – Бен помедлил. – Я думал, может, все было не совсем так, как выглядело…

– Вы правы, все было… по-другому. И Спенс знает о той встрече. Он говорил с Чарлзом. Дело в том, мистер Кэмпбелл, что мы с Чарлзом Ратледжем долгое время были обручены. Теперь он женат и между нами ничего нет. Я никогда не позволила бы себе переступить через узы, связывающие меня с мистером Кинкейдом. Вы верите мне?

Бен кивнул и улыбнулся:

– Пожалуй, да. Думаю, потому-то я ничего и не сказал Спенсу – не мог поверить, что вы способны на такой грязный трюк.

– Благодарю вас. – Тори перевела дыхание.

– Но честно сказать, я в жизни не поверил бы и в другой трюк – что вы можете наводить ужас на улицу красных фонарей, переодевшись старухой.

– Обещайте мне, что никому не скажете. – Она наклонилась к нему через стол.

– Тори, это очень опасно.

– Я веду такую жизнь уже пять лет. И для меня большое облегчение думать, что я действительно кому-то помогла. Прошу вас, не выдавайте меня.

– Следовательно, для вас это много значит?

– О да!

– Ладно. – Он подмигнул ей, – Что ж, вы уже достаю-то взрослая, чтобы, самой решать. Но обещайте быть осторожной!

– О, спасибо, спасибо! – Тори бросилась ему на шею. Осторожно обняв ее, он вдохнул запах волос, нежной волной скользнувших по его щеке, и проворчал:

– Хорошо, что мне не придется ничего рассказывать Спенсу. Он убил бы меня… А как вы выбрались из дома?

– Я переоделась служанкой. – Тори застенчиво улыбнулась.

Бен расхохотался.

– Ну, леди, я спокоен за Спенса – он с вами не соскучится.

Тори молча смотрела в пол. «Дело в том, – думала она, – что Спенс уже соскучился. И уехал».

– С вами все в порядке? – с тревогой спросил Бен.

– Да. – Тори вымученно улыбнулась. – Я просто устала.

– Давайте-ка поедем домой. Там безопасно и хорошо. «Конечно, – грустно подумала Тори, – только очень пусто».

Глава 26

Оливия металась по комнате. Где же он? Часы на камине показывали почти полночь, Джек должен был прийти полчаса назад. Этот человек вечно заставляет ее ждать. Круто повернувшись, она зацепилась краем рубииово-красного шелкового платья за выдвинутый ящик письменного стола. Наклонилась, осторожно высвободила юбку…

– Ты выглядишь чем-то взволнованной, дорогая, Оливия резко обернулась и оказалась лицом к лицу с долгожданным визитером.

– Ну почему надо всегда подкрадываться? – сердито спросила она.

– Да ты и впрямь нервничаешь, – насмешливо произнес Слеттер.

Он прошел к дивану, сел и, к ярости Оливии, выглядел совершенно беззаботным.

– Как же мне не нервничать? – прошипела она, – Вот уже два месяца, как этот чертов Кинкейд житья мне не дает. А ты и пальцем не пошевелил, чтобы что-то предпринять!

– Я тебя предупреждал, – невозмутимо отозвался Слеттер.

– Предупреждал! Ты знаешь, что случилось в Чикаго? Анри и Жанетте пришлось уехать. Они разорены!

– Туда им и дорога! Ни Анри, ни Жанетта не отличались большим умом.

Оливия нервно перебирала камни в бриллиантовом ожерелье.

– Что мы будем делать? – спросила она после паузы.

– А что бы ты сделала на моем месте?

– Убила бы Кинкейда.

– Неужели ты думаешь, это остановит то, что он начал?

– Конечно! – Оливия села на диван. – За всем этим стоит Кинкейд. Если мы избавимся от него, вес пойдет по-прежнему.

– Ты такая наивная… Иногда. – Он провел вальцами по ее щеке.

– Джек, но ведь можно сделать так, что его смерть будет выглядеть как несчастный случай.

– Кинкейд запустил колесо, и теперь оно не остановится, пока не раздавит нас. – Слеттер погладил блестящие камни в ожерелье, потом крепко взял его в кулак и рывком притянул Оливию к себе. – И все это началось из-за тебя.

– Нет, Джек, нет!

Острые грани бриллиантов впились в кожу, и она испугалась, увидев холодную злость в единственном темном зрачке. Так близко, так страшно,

– Это все его жена, Виктория Грейнджер, это она натравила его на нас.

– По-моему, ты мечтаешь убить его исключительно из личных побуждений.

– Мм можем убить ее, – покладисто ответила Оливия.

– Да? – Слеттер отпустил ожерелье и отстранился, – И тогда Кинкейд устроит на нас настоящую охоту, чтобы отомстить за жену.

– Ну, я думаю, ее можно, например, похитить, – пожав плечами, предложила Оливия.

Слеттер подошел к бару, взял бутылку и осторожно понюхал содержимое.

– Скажи, дорогая, у тебя есть бренди без опиума?

– Там у стенки непочатая бутылка. – Она неотрывно смотрела на Слеттера, все еще надеясь уговорить его сделать так, как хотелось ей. – Если жена Кинкейда будет у нас в руках, он выполнит все наши условия.

56
{"b":"6364","o":1}