ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сплин. Весь этот бред
Источник
Битва полчищ
В магическом мире: наследие магов
Кулинарная кругосветка. Любимые рецепты со всего мира
Один плюс один
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Иногда я лгу
Красная угроза

Эйслинг заерзала в дубовом кресле.

— Я помогла Коннору отправиться туда, где он хотел оказаться больше всего на свете.

— Куда же?

— Сиара, неважно, где он находится. Ты не сможешь попасть к нему, — Эйслинг глубоко вздохнула. — И боюсь, ты уже больше никогда не увидишь его.

— Что ты натворила?! — Сиара схватила сестру за плечи, навалившись на нее, и ее черные волосы рассыпались по плечам, упав Эйслинг на колени. — Как ты могла отправить его так далеко от семьи?

— Я сделала это ради его счастья, — Эйслинг пыталась уберечь себя от бушующих в сестре чувств — гнева и страха.

— Я никогда не отворачивалась от Коннора, когда ему была нужна помощь. И я сделаю все возможное, чтобы помочь ему найти свою Эдайну.

Сиара трясла сестру за плечи.

— Что ты сделала с моим сыном?!

— Я помогла отправить его к женщине, предназначенной для него судьбой.

Сиара выпрямилась, глядя на Эйслинг с подозрением.

И кто эта женщина?

— Ее имя — Лаура, дочь Салливена.

— Лаура… Какое странное имя, — Сиара, взмахнув ярко-рубиновыми юбками, отошла на несколько футов. Под ее ногами шуршал тростник, распространяя запах сосен и трав. — И ты говоришь, что отправила его к этой женщине, потому что веришь, что судьбой их любви предначертано расцвести?

—Да.

Сиара повернулась лицом к сестре, пронзая Эйслинг взглядом своих синих глаз.

— А мне казалось, что ты не веришь в силу любви!

Любовь… Эйслинг никогда в жизни не встречала человека, которого могла бы полюбить. Но все же она ощущала внутри себя пустоту, темное место, которое ждало, когда его заполнит свет, одиночество, которое невозможно было отогнать, как бы сильно она ни старалась.

— Я верю в судьбу.

— Ты веришь в то, что судьбой можно управлять. Какие у тебя были причины посылать Коннора к этой женщине?

Эйслинг отвела глаза в сторону, скрывая свои мысли от настойчивых попыток Сиары проникнуть в них. Есть вещи, которых ее сестра не должна знать.

— Я же сказала — я желала Коннору счастья.

— Да, сказала. Но я хорошо тебя знаю. И я знаю, что ты не отправила бы его, если бы не преследовала какие-то свои цели. Он слишком много значит для тебя.

— Да, несмотря на небольшую разницу в возрасте, он стал для меня сыном, — ответила Эйслинг, выразительно взглянув на сестру. — Если бы я была его матерью, я бы желала ему только счастья.

Сиара с шумом выдохнула из груди воздух.

— Почему я не могу хотя бы взглянуть на него? Почему он должен был стать изгнанником?

— Только так он мог найти свое счастье. Я даже теперь не могу быть уверена, что он сумеет добиться руки любимой женщины. Но я знаю, что он должен был отправиться к ней. Пойми же, наконец, что это сделано ради благополучия Коннора.

— Но очевидно, я никогда не увижу его жену, никогда не смогу полюбоваться его детьми?

— у тебя остались еще три дочери и три сына. Довольствуйся этим.

— Как ты можешь так говорить! Как ты можешь думать, что я сумела бы забыть Коннора!

Взгляд Сиары стал таким же ледяным, как зимний холод, сочившийся в комнату. Эйслинг провела рукой над огнем, приказав пламени в очаге разгореться сильнее, и сухие поленья затрещали, превращаясь в золотистые языки огня.

— Он оказался там, где должен был быть. Радуйся хотя бы этому, Сиара.

— Как ты не понимаешь! Коннор — единственный из моих детей, кто знает о моих тайнах, кто унаследовал мой дар.

Эйслинг бросила на сестру удивленный взгляд.

— Не ты ли всегда считала дар Коннора источником беспокойства, который надлежит скрывать от других твоих детей и того викинга, которого ты зовешь мужем?

Сиара только отмахнулась от слов сестры.

— Коннор — мой сын, и я не позволю тебе похищать его у меня!

— Ты должна отпустить его. Ты должна позволить ему найти свое счастье. Сиара покачала головой.

— Эйслинг, где он?! Я хочу видеть своего сына!

— Сиара, он отправился очень далеко. Ты не сможешь найти его.

— Ты полагаешь, что не смогу? — отозвалась Сиара. — Может быть, я подавила в себе свои силы, младшая сестренка, но я по-прежнему умею летать. У меня сохранилось не меньше способностей, чем у тебя.

— Неужели? — Эйслинг крутила в руках кулон, и на лице ее сестры играли отблески пламени, отражающегося в золоте и изумруде. — Как я припоминаю, ты не можешь путешествовать во времени. Тебе никогда не хватало на это храбрости.

Сиара отступила, прижав правую руку к сердцу.

— Но ты же не посылала его в такое путешествие!

— Он сейчас находится в месте под названием Бостон в 1889 году, — Эйслинг улыбнулась, увидев в глазах сестры ужас. — Именно туда звала его судьба.

—Эйслинг, ты знаешь, что это запрещено Внутренним Кругом!

— Разве Внутренний Круг Авилона имеет право что-то запрещать мне?

— Может быть, ты позабыла, сестра, что Авилон создан для того, чтобы защищать наш народ?

— Мне не нужно об этом напоминать, — ответила Эйслинг. Каждый из Сидхе знал о колонии, основанной пять тысяч лет назад. Авилон был святилищем на высокой горной вершине в сердце великого западного леса, поселением людей, когда-то живших в Атлантиде В этом убежище наследники тех, кто правил островной нацией, создали совет, который пытался сохранить дар Туата-Де-Дананн. Но Эйслинг знала, что он может потерпеть поражение.

— Сиара, Внутренний Круг Авилона не может защитить нас. Придет время, когда даже он откажется владеть могуществом богини, потому что слишком многие люди будут бояться этого могущества.

— Эйслинг, мы должны подчиняться законам.

Эйслинг только махнула рукой, чувствуя, как в ней растет гнев и возмущение законами, держащими ее народ в плену.

— Я не признаю законов, придуманных Внутренним Кругом Авилона. Мы имеем право перемещаться во времени так, как птица летает по воздуху. И я не допущу ущемления своих прав, доставшихся мне от рождения.

— Ты должна вернуть Коннора! Он не может оставаться в этом Бостоне в 1889 году!

Эйслинг откинулась на спинку кресла, положив руки на гладкие деревянные подлокотники.

— Я не могу лишить его права на счастье.

— Что будет он делать в таком далеком месте? Он пропадет там!

— Коннор — умный и способный юноша. Он найдет себе место в том веке, он не пропадет.

— Но он там одинок, лишен общества себе подобных! Если кто-нибудь только заподозрит, на что он способен… — Сиара потерла виски пальцами, — …то его уничтожат. И никто не сможет ему помочь.

Эйслинг почувствовала, будто крепкая рука стиснула ее сердце, когда она вспомнила про опасности, подстерегающие Коннора в будущем, темные пятна, сквозь которые не могло проникнуть даже ее предвидение.

— Коннор справится с любыми трудностями. Ты должна верить в него.

— Он совсем один! — Сиара прижала руки к лицу, как будто хотела разрыдаться. Но когда она взглянули на сестру, ее глаза блеснули решимостью. — Я не позволю тебе оставить его там!

— У тебя нет выбора.

— Посмотрим, младшая сестренка, — Сиара скривила губы в улыбке, и кровь застыла в жилах Эйслинг. — Не одна ты обладаешь способностью изменять судьбу.

«Это всего-навсего пустая бравада», — уверяла себя Эйслинг. Ее сестра не сможет сделать ничего такого, что расстроило бы ее планы. Но она все равно содрогнулась, когда Сиара выбежала из комнаты. Не сделала ли она ошибку, открыв ей местонахождение Коннора?

Эйслинг откинулась в кресле, глядя на огонь. Ее охватило предчувствие надвигающейся катастрофы. С Сиарой нужно быть осторожной, очень осторожной. Нельзя позволить, чтобы что-нибудь расстроило ее планы. Коннор находился там, где должен находиться, и она сделает все возможное, чтобы он и впредь оставался там.

Глава 6

Лаура постучалась в дверь спальни Коннора — никакого ответа. Мгновение поколебавшись, она повернула бронзовую ручку и распахнула дверь. Яркий свет зимнего солнца струился сквозь три больших окна, ложась золотистыми прямоугольниками на бело-голубой ковер.

12
{"b":"6365","o":1}