ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тафти жрица. Гуляние живьем в кинокартине
Великий Поход
Очаровательный негодяй
Эссенциализм. Путь к простоте
Соблазн
Администратор Instagram. Руководство по заработку
Мститель. Долг офицера
Идеальных родителей не бывает! Почему иногда мы реагируем на шалости детей слишком эмоционально
Тепло его объятий

— Значит, женщина, которую я вижу во снах, существует на самом деле!

— Коннор, ты всегда знал, что эта женщина, — взгляд голубых глаз Эйслинг пронзал его, как будто она смотрела прямо ему в душу. В золотистом янтарном амулете в руке Эйслинг плясал, подобно пламени, свет, выхватывая из полутьмы ее улыбку, такую же таинственную, как подвластные ей силы. — С того дня, когда тебе исполнилось семь лет и она впервые посетила тебя во сне, ты знал, что рано или поздно найдешь ее.

Это видение не оставляло его уже двадцать лет, с той самой ночи, когда девочка с зелеными глазами и золотистыми, как мед, волосами, явилась перед ним во сне. С тех пор она неизменно приходила к нему раз в месяц, в полнолуние, когда чары светила особенно сильны.

Детьми они играли вдвоем в какой-то долине, которую Коннор не сумел найти в своем мире. Шли годы, его подруга расцвела и превратилась в женщину, он вырос из мальчика в мужчину, узы между ними все крепли и крепли, пока необходимость найти эту женщину не стала для Коннора столь же естественной, как дыхание. Он должен был найти ее во что бы то ни стало! Она будет принадлежать ему, так, как никогда не принадлежала во снах — полностью и навеки.

— Она как будто высечена из прекраснейшего мрамора, сияет и блестит, как лед под солнцем, — шептала Эйслинг, и ее глухой голос проникал во все уголки большого зала. — Но глубоко внутри нее тлеют угли, ожидая, когда их раздует поцелуй возлюбленного.

Коннор с облегчением вздохнул. Они связаны — он и эта женщина, которую он видел только во сне, — связаны, как звенья золотой цепи. Она принадлежит ему. Он принадлежит ей. И он найдет ее, рано или поздно! Ничто не помешает ему найти ее!

— Предостерегаю тебя, принц Уэксфордский, эта девушка узнает тебя и закроет тебе путь к своему сердцу, — Эйслинг улыбнулась, как будто перед ее глазами был не кусок янтаря, а шаловливый ребенок. — Сейчас ее господин — холодная рука логики. И все же, когда река времени потечет вспять, логика откажется от своих прав, и ты познаешь либо триумф, либо поражение.

— Скажи мне, великая волшебница, когда я увижу ее?

Эйслинг подняла глаза от янтаря, и на ее губах появилась улыбка.

— Подойди сюда, сумрачный воитель. Взгляни на свою судьбу.

Коннор большими шагами пересек разделявшее их пространство. Под его ногами шуршал тростник, благоухающий запахами сосен и трав, и эти ароматы смешивались с едким запахом, который источали оплавляющиеся свечи.

— Смотри в янтарь, — прошептала Эйслинг.

Коннор не притрагивался к камню, чтобы не разрушать связи Эйслинг с видением. Он вглядывался в золотые глубины талисмана, видя в них дрожащие языки пламени, и пытался разглядеть лицо женщины, вплетенной в ткань его судьбы, как золотая нить в роскошный гобелен. Это была его Эдайна, подруга его души; в этом он был уверен.

В янтаре плясало пламя, мерцающие языки огня, раскрывающиеся, как золотые лепестки, и превращающиеся в живой образ. Дыхание замерло в груди юноши, когда он увидел прелестное лицо, преследующее его во снах. Белоснежный овал лица обрамляли золотые волны волос. В ее глазах блестели слезы, как роса, выступившая на первых нежных весенних листьях. Коннор чувствовал, что ее боль вгрызается в него острыми когтями хищной птицы.

— О чем ты плачешь, моя Эдайна? — прошептал он.

— Чтобы узнать ответ, ты должен покинуть все, что тебе дорого, и совершить путешествие, более далекое, чем ты можешь представить. — Эйслинг повернула янтарь, и изображение женщины, которую душа Коннора жаждала видеть больше всего на свете, исчезло. — Если ты отправишься к ней, лица твоих родных останутся только в твоей памяти.

— Что за глупость, Эйслинг?! — раздался голос Сиары. Она незаметно подошла сзади. Сиара скрестила руки на груди.

— Что это за игру ты затеяла?

— Я всего лишь говорю правду.

— Правду? Мой сын никогда меня не покинет.

Коннор взглянул на мать и улыбнулся.

— Я должен найти ее, — произнес он решительно.

Сиара вздернула подбородок.

— И ради этого ты покинешь нас?!

— А что сказали твои родители, когда ты объявила им, что выходишь замуж за викинга? — осведомился Коннор.

— Но это совсем другое дело. Я была… — Сиара замолчала, глядя на сына. Грудь Коннора теснили чувства, когда он встретил взгляд матери и увидел в нем понимание, наполнившее ее глаза слезами. — Я думаю, сын, что ты должен не торопиться и все обдумать.

Мысленно Коннор представил себе лицо отца, своих братьев и сестер, и его сердце сжалось, когда он подумал, что никогда больше их не увидит. Но тем не менее он знал, каким будет его выбор.

— Эйслинг, скажи мне, как ее найти? Эйслинг улыбнулась.

— Она призовет тебя к себе, когда придет срок.

Взгляд Эйслинг сказал Коннору, что она знает больше, чем говорит. У него появилось

ощущение, что он оказался пешкой в какой-то неведомой игре. Однако это не имело значения. Сейчас ничего не имело значения, кроме необходимости найти свою Эдайну.

Когда я буду с ней?

Эйслинг провела по янтарю кончиком пальца.

— Скоро.

Глава 1

Бостон, 1889 г.

Иди ко мне!

Лаура Салливен застыла на пороге библиотеки. Она позабыла о суматохе, заставившей ее броситься на поиски тети Софи, едва увидела хрупкую темноволосую женщину, стоявшую в середине комнаты. Интересно, чем это тетя занимается?

Софи Чандлер неподвижно стояла, закрыв глаза и протянув руки к стене.

— Иди ко мне! — повторила она неестественно глухим голосом, доносившимся как будто из погреба.

Лаура взглянула на стену, недоумевая, кого призывает тетя. Хотя стеклянные дверцы одного из книжных шкафов, встроенных в стены, были распахнуты, она не видела за ними никого и ничего, кроме полок с книгами в кожаных переплетах. Софи раскрыла глаза. Странное выражение лица сменила хмурая гримаса.

— Увы!

— Я вам помешала? Тетя, что с вами? Софи взглянула на Лауру и улыбнулась.

— Ничего, дорогая. Я в полном порядке. Софи направилась к креслу-качалке около камина, бормоча что-то насчет книг, которые не желают идти ей навстречу. Ее сапфирово-синяя юбка покачивалась, как колокол в воскресное утро. Она нагнулась к раскрытой книге, лежавшей в кресле, обитом вишневым бархатом, и принялась сосредоточенно изучать ее.

— Это книга, которую Ридли нашел на прошлой неделе?

— Да. Книга Рейчел Пакстон, — Софи провела пальцами по верхнему краю алого кожаного переплета. — Замечательная вещь, правда?

Книгу нашли в винном погребе, под половицей, провалившейся под ногой дворецкого.

— Я думаю, что бедный Ридли не считает ее такой уж замечательной, — заметила Лаура. — Сколько дней он потом хромал!

— Бедняга. Но только подумай, что он нашел! Этой книге больше двухсот лет, а выглядит она почти как новенькая.

Оконные ставни были задернуты вишневыми шторами. Лаура подошла к окну полюбоваться красотой заснеженного пейзажа, и увидела то, что и ожидала увидеть, — полную луну, круглую и сверкающую серебром на фоне черного неба.

Придет ли он сегодня?

Разумом, призвавшим на помощь все возможные логические доводы, она понимала, что лучше держаться от него подальше. Но сердце говорило об обратном. Оно желало, чтобы он пришел и унес ее из реальной жизни. И все же Лаура знала, что проблемы этого мира не оставят ее, даже если она постарается не замечать их. Она должна принять решение — причем в очень скором времени.

— Глядя на эту книгу, я поражаюсь, каким образом она так хорошо сохранилась, пролежав столько лет в погребе.

— Наверно, все дело в том, что она лежала в железном ящике.

— Может быть. А может быть, дело в волшебстве.

Лаура недоуменно взглянула на тетю.

— Я предпочитаю считать, что дело в железном ящике.

— «Сила Матери-Земли» будет жить во всех моих потомках, — прочитала Софи. — Я завещаю своим потомкам эту книгу, книгу заклинаний, ибо только с ее помощью они смогут обрести могущество».

2
{"b":"6365","o":1}