ЛитМир - Электронная Библиотека

— Даже не одного-двух, а побольше. — Фиона подхватила щипцами рулет и бросила его на тарелку, которую поставила перед Лаурой.

— Наша мисс Лаура вскружила голову всему Бостону, правда-правда. Да вы, должно быть, встречались с молодыми джентльменами, заходящими ее проведать.

Мисс Лаура очень красивая, — сказала Меган, повернувшись к Коннору. — Как сказочная принцесса.

— Да, это верно, — согласился Коннор, улыбаясь Лауре.

— Умный человек не станет терять времени. Он ухватит ее и будь здоров, — заявила Фиона.

Лаура бросила на Фиону ледяной взгляд. Фиона усмехнулась, и от ее карих глаз разбежались лучики морщин.

— Но сперва он должен покорить сердце леди, — возразил Коннор. — Он должен доказать ей, что достоин ее любви. Он должен доказать, что ничто никогда не заставит его покинуть ее.

Зачем он так на нее смотрит, как будто она — самая красивая женщина на земле? Лауре было так трудно дышать, так трудно сопротивляться человеку, который даже не принадлежал ее миру.

— Он напоминает мне принца из одной сказки, которую вы читали мне, мисс Лаура, — сказала Меган, улыбаясь Лауре через стол. — Помните — прекрасный принц, который разбудил принцессу, спавшую сто лет?

Прекрасный принц, преодолевший тысячу лет на пути к ней, подумала Лаура, Такой долгий путь, и только для того, чтобы сводить ее с ума!

Парикмахер привел в порядок его волосы, и теперь аккуратные локоны едва касались воротничка его рубашки. Один только непослушный локон черной волной спадал на лоб, искушая Лауру пригладить его и вернуть на место. Она вспомнила его шелковистые волосы, скользящие меж ее пальцев. Все, что нужно сделать, — наклониться вперед всего на несколько дюймов, и она сможет дотронуться пальцами до его волос.

Боже милосердный, о чем она думает!?

Лаура рвала пальцами мягкое тесто рулета, пропитанное маслом и корицей. Нет, она не подпадет под чары варвара!

— Я рад, что законы вашего века иногда можно нарушать, — сказал Коннор, осторожно поднимая рулет с тарелки. Поймав взгляд Лауры, он подмигнул ей.

Лаура посмотрела на свои липкие пальцы. Этот человек — самое несносное существо, которое она когда-либо знала. Он намекает; что она не знает хороших манер!

— Странно, мистер Пакстон, вы говорите так, будто сами не из нашего века, — заметила Фиона, подливая ему кофе.

Лаура бросила на него огненный взгляд. Пусть следит за языком!

— Я столько времени изучал прошлое, что иногда мне кажется, будто я действительно из другого века. — Он улыбнулся Лауре. — Иногда трудно вспомнить все правила поведения в обществе.

— Ага! — Фиона кивнула. — Уж больно много этих правил.

— Я думаю, что некоторые из них можно нарушать. Я чувствую себя свободнее, когда вижу, что не все вокруг упорядочено, — сказал он глухим и мягким голосом.

Чувствует ли он себя здесь неуютно? Лаура взглянула на Коннора, видя уязвимость в синих глазах человека, лишившегося всего, что он знал, и брошенного в безумный мир. Но страха в его глазах не было. Она видела только решимость, железную волю и желание, которое узнала, потому что слишком часто видела его и в собственных глазах.

Эдайна, вторая половина души — эхом отдавались в ее ушах слова. Неужели это возможно? Неужели они действительно соединились таким невообразимым способом? Как соблазнительно верить, что их любовь может преодолеть время. Это волшебная сказка. Фантазия. Мечта, ставшая реальностью.

Нет, кошмар.

Она посмотрела в свою тарелку. Нельзя позволить опутать себя этой паутиной! Лаура была уверена, что он рано или поздно исчезнет, с помощью Софи или без нее. В следующее полнолуние он вернется в свое время. Она не может себе позволить любить его; это чувство не принесет ей ничего, кроме несчастья.

— Мне очень жаль, если вы здесь неуютно себя чувствуете. — Лаура не поднимала глаз, опасаясь выдать этому человеку слишком многое.

— С каждым днем Бостон нравится мне все больше и больше. — Коннор прикоснулся пальцами к подбородку Лауры, заставив ее поднять глаза. — В вашем мире можно приобрести очень многое, все, к чему я стремился в жизни.

Дыхание замерло у нее в груди. Прикасаясь к ней, он заставлял ее забывать, где она находится и кто она такая и почему ей нельзя влюбиться в него. Когда он прикасался к ней, все казалось возможным.

Лаура смотрела в его глаза, такие же глубокие, как синева неба в тайной долине ее снов, чувствуя нежное прикосновение его пальцев к своей коже. Он не может здесь оставаться! Их разделяют миры. Но ей все равно хотелось, чтобы это мгновение длилось как можно дольше, пока весь мир не исчезнет и все, что от него останется, — этот человек и обещание вечности, которое она читала в его глазах.

— Пойдем погуляем, — предложил Коннор, очерчивая большим пальцем пухлый изгиб ее нижней губы. — Я хочу посмотреть на ваш Бостон.

Бостон.

Реальность.

Лаура отстранилась от него.

— Не думаю, чтобы это была разумная идея.

— Ты не любишь гулять?

— Почему же, наша красавица ходит гулять почти каждое утро, верно, мисс Лаура?

Лаура взглянула на толстенькую маленькую экономку, стоявшую у раковины. На мгновение она забыла, что Меган и Фиона рядом с ними. У нее появилось чувство, что Коннор может заставить ее забыть, почти все, включая ее собственное имя.

— Я не думаю, что Коннор вполне поправился, чтобы гулять по Бостону. Коннор ухмыльнулся.

— Я более чем здоров для прогулки. Именно этого она боялась.

— Я так не думаю. Коннор пожал плечами.

— Тогда пойду один.

— Нет! — Мысль о том, как викинг будет бродить по ничего не подозревающему Бостону, ужаснула ее. И у нас сегодня много дел.

Коннор нахмурился.

— Новые правила?

— Да. Кроме того, ты до сих пор не умеешь танцевать.

— Я уйду только на пару часов.

— Но ты можешь… заблудиться. Его улыбка превратилась в дьявольскую гримасу.

— Я умею находить дорогу.

Упрямый варвар так или иначе пойдет в город— с ней или без нее. Она нахмурилась, подумав о переполохе, который дикарь может натворить в городе.

— Хорошо, только ненадолго.

— Мне не терпится посмотреть Бостон в сопровождении такого прелестного гида.

Лаура отвернулась. Глубоко вздохнув, она попыталась справиться с участившимся сердцебиением.

Глава 12

— А где родители Меган? — спросил Коннор, когда они выходили из дома.

— Мать Меган умерла в родах. — Лаура огляделась и с облегчением убедилась, что мисс Гарднер нигде не видно. Она не раз сталкивалась с матерью Филиппа во время утренних прогулок. Миссис Гарднер любила ходить по Бикон-стрит, как королева, обозревающая свои владения, или сплетница в поисках свежей информации. — Вскоре после этого отец Меган бросил девочку. Он не хотел брать на себя лишние хлопоты по воспитанию ребенка.

— Мать Меган была дочерью Фионы? Лаура кивнула, вспоминая застенчивую молодую женщину, которая была ее подругой несколько недолгих лет.

— Ее звали Эрлин.

Коннор оглядывался, как будто пораженный высокими каменными домами, выстроившимися вдоль улицы.

— Меган родилась слепой?

— Нет. — Лаура остановилась на усыпанном снегом тротуаре, ожидая, когда проедет экипаж, прежде чем перейти Бикон-стрит. — Четыре года назад, когда ей было три года, она перенесла лихорадку и ослепла. Она видит смутные очертания, но не больше.

— И врачи оставили надежду вернуть ей зрение?

Лаура прищурила глаза, ослепленная солнечным блеском, отражающимся от снега, который усыпал Общинный Луг сверкающими белыми бриллиантами.

— Они говорили, что, может быть, зрение вернется к ней со временем, но едва ли. Но с тех пор прошло столько лет, и я сомневаюсь, чтобы это когда-нибудь произошло.

— Она счастлива, хотя и лишена зрения.

— Да. — Коннор улыбнулся, взглянув на Лауру. — Ее тепло тронуло меня.

«Как его тепло тронуло мою душу», — подумала Лаура и вздрогнула, поняв это.

26
{"b":"6365","o":1}