ЛитМир - Электронная Библиотека

— У нее должны быть хозяева.

— Посмотри, Лаура. — Коннор погладил собаку по шее. — От нее остались только кожа да кости.

— Я не думаю, что мы… — Лаура заколебалась, глядя в умные глаза собаки. — Мы не можем взять ее с собой.

— Сомневаюсь, что она долго протянет, если оставить ее на произвол судьбы. — Коннор смотрел на Лауру умоляюще.

Лаура содрогнулась, представив себя на месте этой собаки — холод, голод, попытки выжить в мире, где ты предоставлен сам себе.

— Не уверена, что мой отец одобрит наш поступок.

— Твой отец — из тех людей, которые не захотят облегчить страдания живой твари?

— Конечно, нет. — Лаура обхватила себя руками, пытаясь представить, что на самом деле скажет отец обо всем этом. — Думаю, что она может пожить у нас, но только до тех пор, пока мы не найдем ее хозяев.

Коннор улыбнулся, как будто она только что вручила ему чудесный подарок — его вера в нее оправдалась. Лаура прижала пальцы к губам, пряча невольную улыбку. Она не могла не улыбнуться, видя счастье в глазах Коннора.

— Пошли, милая, — сказал Коннор, поднимаясь на ноги. — Моя леди разрешила взять тебя с собой.

Лаура пыталась не замечать тепло, медленно разливающееся по всему телу, когда она взглянула в лицо Коннора.

— Я не твоя леди!

Коннор подмигнул ей, широко улыбаясь.

— Это только вопрос времени.

Глава 15

По шее Коннора побежали мурашки; кожу опалило, точно огнем. Он оглянулся через плечо. За его спиной, спускаясь по склону, тянулась Бикон-стрит, с домами изящной архитектуры по одной стороне улицы, и Общинным Лугом по другой. Улица была пустынна. На занесенных снегом тротуарах не было ни одного человека. Но Коннор не мог избавиться от ощущения, что за ним следят.

— Странно, что она идет за нами. — Лаура взглянула на собаку, которая шла рядом с Коннором. — Я считала, что пса может удержать только повод.

— Я никогда не надевал поводок ни на одну из своих собак. — Коннор погладил собаку по голове, подумав, сколько пройдет времени, прежде чем Лаура осмелится прикоснуться к ней. — И еще ни одна от меня не сбежала.

Лаура глядела на пса так, как будто это было редкое существо, никогда не встречавшееся ей раньше.

— Наверно, она чувствует, что ты любишь животных.

— Она чувствует, что я ее друг. — Коннор взъерошил густую шерсть на шее пса, улыбнувшись, когда собака посмотрела на него с обожанием. — Я очень люблю собак за то, что с ними легко подружиться.

— Правда? — Лаура остановилась — они дошли до ворот дома. Она смотрела на трехэтажное здание, как будто боялась, что гранитные стены обрушатся ей на голову, если она посмеет войти.

— Тебя тревожит, что твоему отцу не понравится гость?

Лаура взглянула на Коннора и усмехнулась.

— Какой именно?

— Четвероногий, — сказал Коннор. Собака сидела на дорожке около Коннора, прислонившись к его ноге. Ее белая голова доставала ему до колена.

— По правде говоря, понятия не имею, что скажет отец. Я знаю, что мать даже не подпустила бы собаку к дому. — Лаура вздохнула, и ее теплое дыхание вырвалось на холодный воздух облачком пара. — У меня такое чувство, будто я поступаю против ее желания.

«Это должно быть оттого, что в детстве Лаура испытала мало радости», — подумал Коннор с горечью.

— Лаура, твоей матери больше нет на свете. Решение принимать должна ты. — Он опустил руку на голову пса, почесывая его за ухом. — Ты можешь либо выгнать собаку, либо предложить ей убежище.

Лаура смотрела на пса, нахмурившись. Собака подняла голову, встретившись взглядом с Лаурой, молча предлагая ей свое общество.

— Ты действительно очень милая. — Лаура подняла руку, и Коннору показалось, что сейчас она прикоснется к собаке. Но вместо этого она сжала ладонь в кулак и уперла его в бедро, как будто внезапно вспомнила правило, запрещающее прикасаться к бродячим животным. — Ты можешь оставаться. Но я надеюсь, что ты станешь вести себя прилично.

— Ты можешь обучить ее хорошим манерам. — Коннор усмехнулся, когда Лаура взглянула на него. — Если ты способна научить варвара быть джентльменом, то подумай, что тебе удастся сделать с ней!

Лаура улыбнулась, и в ее изумрудных глазах зажглись озорные искорки.

— Если мне удастся научить тебя быть джентльменом, то ее я смогу заставить прочесть Геттисбергскую речь.

— Итак, похоже, вы, наконец, решили вернуться домой.

Лаура подпрыгнула при звуке голоса Филиппа Гарднера. Обернувшись, она увидела, что он стоит на крыльце перед входной дверью. Филипп смотрел на Коннора так, как будто викинг был змеей, которую нужно убить.

— Филипп! — Лаура схватилась за шляпку, надеясь, что она сидит прямо. — Я не знала, что вы сегодня собирались зайти.

— Надеюсь, что действительно не знали. — Филипп спустился с крыльца, холодно улыбаясь. — Моя гордость ужасно пострадала бы, если бы оказалось, что вы пошли гулять, зная, что я приду.

— Коннор хотел посмотреть город. — Лаура взглянула на Коннора, безмолвно прося его удалиться. Чем меньше времени этот человек попадается на глаза Филиппу, тем лучше. — И я решила быть его провожатым.

Коннор прислонился к железным воротам, улыбаясь ей. Нет, он вовсе не собирался незамедлительно удалиться.

Филипп остановился около Лауры, бросая на Коннора огненные взгляды.

— Кажется, вы преодолели свой страх перед парикмахерами.

Коннор провел рукой по волосам, оставляя глубокие борозды в густой черной шевелюре.

— Лаура оказывает на меня положительное влияние:

— Похоже на то. — Филипп нахмурился, заметив пса, сидящего рядом с Коннором. — Боже мой, что эта тварь здесь делает?

— Мы подобрали ее, — объяснил Коннор, гладя собаку по голове.

— И вы собираетесь навязать эту тварь вашим хозяевам, злоупотребляя их гостеприимством? — Филипп смотрел на бедного зверя так, как будто тот был болен проказой.

— Она замерзла и голодна. — сказала Лаура, чувствуя, что ей нужно защитить бродячего пса и свои собственные поступки. — Ей нужен дом.

— Самое подходящее место для этой твари — пруд. — Гарднер дотронулся до плеча Лауры. — Не беспокойтесь, я пришлю одного из своих слуг, и он все сделает.

— Не беспокойтесь. Я уже пообещала ей, что она может остаться.

Филипп, подняв черные брови, смотрел на Лауру, и ее окоченевшие щеки начали наливаться краской.

— Вы сказали собаке, что она может остаться?

Лаура переступила с ноги на ногу, понимая, как глупо все это звучит.

— Да.

— Вы собираетесь пригреть эту дворнягу?

— Я хочу, чтобы Ридли дал объявления во все газеты. Я уверена, что мы найдем ее хозяина.

Филипп покачал головой.

— Вы действительно полагаете, что кто-нибудь захочет взять себе это животное?

Лаура посмотрела на собаку, в ее умные глаза, полные доверия.

— Да, вполне могу себе представить, что кто-нибудь захочет ее взять.

— У вас доброе сердце, Лаура, — сказал Филипп, взяв ее за руку. — Даже когда его доброта направляется не туда, куда следовало бы.

У Лауры возникло тревожное чувство, что Гарднер собирается направить ее на путь истинный, если она согласится выйти за него замуж.

— Мы с мисс Лаурой приготовили тебе сюрприз. — Коннор взял Меган за руку и повел ее к собаке, устроившейся в углу кухни. Он остановился рядом с собакой и поднес к ней руку Меган. У него сжалось сердце, когда он почувствовал полное доверие девочки к нему.

— Что это? — спросила Меган, погружая маленькую ладошку в мягкий мех.

— Собака.

— Собака! — Меган обняла руками пса за шею и прижала лицо к густой белой шерсти. Животное перенесло прилив нежности со стоическим спокойствием. — Я никогда в жизни не дотрагивалась до собаки. Она такая мягкая и теплая!

Лаура стояла в тени дверного проема, как будто сторонилась дневного света, лившегося сквозь окна в комнату.

— Меган, может быть, эта собака не останется у нас.

— Почему? — спросила Меган, поворачивая встревоженное личико к Лауре.

34
{"b":"6365","o":1}