ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тетя Софи!

Софи указала пальцем на часы.

— Остановитесь! Я приказываю вам остановиться!

Главная пружина лопнула с ружейным грохотом, ударившись о деревянный корпус. Звон оборвался на полу ноте. Тонкие бронзовые стрелки поникли, как маргаритки на солнце, застыв на изящной цифре VI.

— Получилось!

Лаура обернулась к Софи.

— Эти часы сделаны племянником Натана Хейла.

— Да, дорогая, знаю. — Софи посмотрела в раскрытую книгу. — Надеюсь, мне удастся их починить.

— Нет!

Софи подняла глаза.

— Но я уверена, что если я…

— Пожалуйста, не надо! — Лаура представила, как изящные старинные часы превращаются в груду обломков. — Не сейчас.

— Ну хорошо, дорогая. Займемся другими проблемами. — Софи посмотрела на Коннора. — Что бы мне еще попробовать?

Лаура тоже взглянула на пришельца. Он следил за ней с улыбкой, играющей на губах, и нескрываемым любопытством. Интересно, что он думает обо всем этом?

— Тетя Софи, вам не кажется, что ваши заклинания могут повредить ему?

— О нет, я уверена, что ничего плохого не произойдет. Здесь прямо говорится, что «сила Матери-Земли» не может причинить зло.

Грохот лопнувшей пружины эхом отдался в ушах Лауры.

— А косвенно? Софи улыбнулась.

— Ты хочешь, чтобы он остался?

— Нет. Конечно, нет. Я просто… — Лаура отвела взгляд от Коннора и посмотрела в окно, залитое лунным светом. — Пожалуйста, поосторожнее.

— Хорошо, дорогая. Я уверена, что найду нужное заклинание, если потрачу минутку и перечитаю пару страниц.

Лаура остановилась в центре библиотеки и взглянула на часы, приколотые к корсажу. Уже три часа ночи, а незнакомец не исчезает. Вздохнув, она снова принялась мерить шагами комнату, время от времени приближаясь к окнам, которые сама закрыла ставнями несколько часов назад.

— Лаура, дорогая, пожалуйста, посиди спокойно минутку.

— Не могу, — Лаура развернулась на каблуках и взглянула на человека, который листал страницы книги и, похоже, чувствовал себя в библиотеке совсем как дома, чего нельзя было сказать о ней. Кажется, сейчас он поглощал содержимое объемистого тома по истории Массачусетса.

— Должна сказать, что ты потрясающе умен, Коннор, — Софи опустила книгу на колени, глубоко вздохнула и откинула голову на спинку кресла, обитую вишневым шелком. — Поразительно, как быстро ты выучил наш язык.

Коннор поднял глаза от книги и улыбнулся Софи.

— Этот язык, который вы называете английским, состоит из обрывков других языков, уже давно ставших для меня родными.

Тетя Софи накинула шаль на его голые плечи, боясь, что он может простудиться.

И так он сидел, прекрасный плод ее воображения, в кресле-качалке рядом с камином. Его густые черные волосы красиво спадали на тонкую кашемировую шаль, покрывавшую плечи. Он сидел величественный, с осанкой принца, скрестив длинные ноги и положив открытую книгу на колени. Он перелистывал страницы, как будто ему достаточно было взглянуть на лист, чтобы знать его содержание. И Лаура понемногу начинала верить, что это происходит на самом деле.

Коннор поднял глаза от книги, улыбнувшись ей своей нежной, чарующей улыбкой, которая вызвала в ней желание прикоснуться пальцами к изгибу его губ. Да, им с тетей вправду необходимо найти способ отослать его обратно!

— Мне нужна твоя помощь, — сказал он, произнося слова нараспев.

Лаура в течение нескольких часов обучила его произношению тысяч слов, которые Коннор показывал ей в книгах. Перед этим он выучил название каждого предмета в комнате. Чтобы успокоиться, она сделала глубокий вдох и подошла к Коннору, приняв твердое решение не давать незнакомцу вскружить ей голову.

— Ну что теперь? Он указал на слово.

— Произнеси, пожалуйста.

Она положила руку на спинку кресла и наклонилась, чтобы разобрать указанное слово. Опьяняющий запах лимона и пряностей, смешивающийся с теплом его кожи, сводил ее с ума.

Она пыталась не замечать, как огонь камина блестит в его волосах, вспыхивая сапфировыми искрами среди эбеновых прядей. Ее пальцы вцепились в вишневый бархат, противясь желанию пощупать его волосы, чтобы узнать — действительно они такие шелковистые, как кажутся?

— Лаура! — произнес он, наклонив к ней голову.

— Что? — прошептала она, глядя в самые синие глаза, которые когда-либо видела в жизни.

На его губах появилась чарующая улыбка, а в глазах зажегся озорной огонек.

— Произнеси слово.

Он все знает! Лаура убрала руку со спинки кресла.

— Трансцендентализм, — прочитала она слово.

Коннор нахмурился.

— Тран…сидента…лизм.

Лаура сделала глубокий вдох и повторила:

— Трансцендентализм.

— Транс-цен-ден-та-лизм. — Он засмеялся, как будто ему нравилось произносить слово по слогам. — И что это значит?

Лаура оглянулась через плечо, как будто ей была нужна помощь. Софи смотрела на нее с таким видом, словно разгадывала загадку, и на ее губах играла улыбка. Нет, с этой стороны ждать помощи бессмысленно.

Лаура с любопытством взглянула на Коннора.

— Какое отношение этот трансцендентализм имеет к истории Массачусетса?

— В книге говорится о человеке по имени Эмерсон, его поэзии, и этом самом транс-цен-ден-та-лизме.

— Этот способ видения мира, что-то вроде мистицизма. Люди, называющие себя трансценденталистами, не придерживаются каких-то определенных духовных законов. Они верят в открытость человеческого разума неведомым силам. — Лаура потерла сведенную шею и широко раскрытыми глазами посмотрела на Коннора, впервые в жизни разглядев какое-то зерно в теориях Эмерсона. — Короче говоря, они верят в чудеса.

Коннор кивнул.

— Я это понимаю.

Лаура отвернулась от него и отошла как можно дальше, насколько позволяли размеры комнаты. Она нашла убежище за тяжелым отцовским столом красного дерева, где опустилась в мягкое кресло, обитое коричневой кожей.

— Тетя Софи, вы нашли в этой книге что-нибудь, что могло бы нам помочь?

Дорогая, я совсем засыпаю. — Софи закрыла книгу. — Наверно, нам стоит вернуться к этому позже, после того, как мы немного отдохнем.

— Но что нам делать с ним?

— Поскольку Фиона наверняка уже в постели, придется нам самим приготовить для гостя комнату.

— Но что мы скажем Фионе и другим слугам, когда они узнают, что у нас в гостях мужчина? А отец возвращается завтра вечером.

Коннор переводил взгляд с Лауры на Софи, будто следя за каждым словом их разговора.

— Я уже думала об этом. — Софи постучала средним пальцем по подбородку. — Мы скажем, что это мой кузен, который поздно ночью приехал из Англии.

— Из Англии? — переспросил Коннор.

— Это страна, лежащая за океаном. — Софи встала и протянула Коннору руку. — Пойдемте, мой друг, я покажу вам вашу комнату.

— Но разве нам удастся выдать его за англичанина? — спросила Лаура, глядя как Софи ведет Коннора к глобусу на резной деревянной подставке около стола. — Он едва говорит по-английски!

— Я уверена, что очень скоро он в совершенстве овладеет языком. — Софи повернула глобус кончиками пальцев, рассматривая изображенные на нем страны. — До тех пор мы можем говорить, что он болен, и держать взаперти.

— Держать взаперти… — Лаура постучала пальцами по зеленой обивке стола. — Еще немного, и взаперти окажусь я, в лечебнице для умалишенных!

— Лаура, подумай о том, что он должен чувствовать! Оторванный от дома, оказавшийся в незнакомом месте, где люди даже не говорят на его языке!

Лаура взглянула на Коннора, подумав, живет ли в нем хоть капля страха. Он стоял около Софи, сложив руки на широкой груди, как будто привык командовать — человек, рожденный быть полководцем. А его глаза… Сколько же в них интеллекта, и ни следа боязни.

— По-моему, он не чувствует ничего, кроме удовольствия. Коннор кивнул:

— Рядом с тобой я не чувствую ничего иного.

Лаура старалась не смотреть на него, ощущая, как пылают ее щеки.

— Он просто приводит меня в ярость!

7
{"b":"6365","o":1}