ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Одиссея голоса. Связь между ДНК, способностью мыслить и общаться: путь длиной в 5 миллионов лет
Империя должна умереть
Кронпринц мятежной галактики 2. СКАЙЛАЙН
Срок твоей нелюбви
Принципы. Жизнь и работа
Сверхъестественный разум. Как обычные люди делают невозможное с помощью силы подсознания
Remodelista. Уютный дом. Простые и стильные идеи организации пространства
Три факта об Элси
Земля лишних. Последний борт на Одессу

Лаура вспомнила слова, которые привели к ней Коннора целую вечность назад.

«Услышь меня, Госпожа Луны!

Твоя власть велика. Ты повелеваешь морскими приливами.

Найди моего возлюбленного и приведи его ко мне».

Лаура мысленно повторяла слова снова и снова, чувствуя свет, сияющий в ее душе.

— Что происходит? — снова спросил Тэйер голосом, дрожащим от страха.

Порыв ветра ударил в окно, и стекла задребезжали. Лаура открыла глаза, глядя на окна.

— Что вы делаете?! — Генри отскочил от огня, вспыхнувшего в камине за его спиной. — Скажите мне, что происходит?

Воздух ударил в грудь Лауры. Она с наслаждением отдалась его объятиям, похожим на объятия Коннора. Знакомый аромат наполнил воздух — запах сосен и трав, едкий запах горящих свечей. Врата времени отворились, соединяя ее мир с миром Коннора.

— Он сейчас придет, — прошептала Лаура.

— Нет! — закричал Генри, когда над его головой в хрустальной люстре вспыхнули электрические лампочки. Комнату на мгновение залило ослепительное сияние, но тут же она снова погрузилась во тьму. — Остановите его!

Лаура встала на ноги и смотрела, затаив дыхание, как в окна льется лунный свет. Частицы света стремились друг к другу, сверкая, мерцая, соединялись, лепя фигуру человека.

За ее спиной стонал Генри.

Лунный свет потускнел. Лампочки над головой снова загорелись, залив комнату золотым сиянием. Перед ней стоял Коннор, полный жизни. Увидев ее, он улыбнулся, и его глаза, преследовавшие ее в сновидениях, были наполнены теплом. Его плечи обнимала сапфирово-синяя ткань рубашки, заправленной в черные кожаные штаны, облегавшие его стройные бедра и длинные мускулистые ноги. Ей казалось, что прошла вечность с тех пор, как она в последний раз смотрела на это воплощение мужества и красоты.

— Коннор, — прошептала она и сделала шаг навстречу ему, чтобы почувствовать, как его тепло окутывает ее.

Генри схватил ее за руку и, оторвав ее от груди Коннора, выставил перед собой, как щит.

— Не двигаться!

— Пустите меня! — Лаура пыталась вырваться из рук Генри, пока холодная сталь пистолета не прижалась к ее щеке.

Глава 31

Коннор сжал руки в кулаки, и его глаза прищурились.

— Руки прочь от нее! — приказал он.

— Я пристрелю ее, если вы попробуете приблизиться! — крикнул Генри. — У меня в руках пистолет, если вы не знаете, что это такое. Тот же самый, из которого я выстрелил в вас. Если вы не хотите, чтобы она подохла, как этот пес, делайте то, что я скажу!

Коннор взглянул на собаку, лежащую у ног Лауры, белая шерсть Цыгана была залита кровью. Он так мало знал про оружие этой эпохи! Насколько быстро Тэйер сможет воспользоваться пистолетом?

— Я могу застрелить ее быстрее, чем вы пошевельнетесь, — сказал Генри, прижав пистолет к щеке Лауры.

Коннор взглянул в глаза Лауры, увидел в них страх и почувствовал, как его сердце сжимает стальная рука, когда понял, что может потерять ее.

— Чего вы хотите?

— Я хочу, чтобы вы покинули этот век и обещали, что никогда не вернетесь сюда.

— И тогда вы отпустите ее?

Генри улыбнулся.

— Да.

— Коннор, не верь ему! — крикнула Лаура. — Он хочет убить нас об…

— Тихо! — крикнул Тэйер, прижимая дуло пистолета к ее щеке.

Тихий стон Лауры полоснул Коннора, как ножом по сердцу. Он взглянул на Тэйера и понял, что не может ему доверять. Придется призвать все свои способности, чтобы противостоять этому современному чародейству. Он устремил свой взгляд на смертоносный металлический предмет в руке Генри.

Тэйер закричал, и пистолет, внезапно раскалившийся, выпал из его руки. Он отшатнулся от Лауры. Когда оружие упало на пол, Коннор взмахнул рукой.

Тэйер едва не задохнулся, оторвавшись от пола. Взмыв вверх, он ударился о лепной потолок.

— Спустите меня отсюда!

Коннор, не обращая внимания на его крики, раскрыл свои объятия навстречу Лауре.

— Коннор! — Она обхватила его руками за плечи, и он подхватил ее, прижимая к себе. Она дрожала в его объятиях.

Он прижался лицом к нежному изгибу ее шеи и плеча, вдыхая аромат весенних цветов. Ее любовь к нему перетекала в него, наполняя его, насыщая ослепительным светом.

— Я так боялась, что ты не придешь! — Она откинулась в его руках, и он увидел слезы, блестевшие в зеленых глубинах ее глаз. — Ты простишь меня?

— Ты — часть меня. — Он прикоснулся к ней губами. — Как я могу отвернуться от своего сердца?

— Спустите меня! — кричал Тэйер. Коннор опустил Лауру, крепко прижав ее к себе. Когда ее ноги коснулись пола, он взглянул на человека, распластанного по потолку, с руками и ногами, растянутыми по лепным завиткам, как серый мотылек, приколотый к доске.

— Вы останетесь там, пока я не решу, что с вами делать.

— Вы не понимаете! Я боюсь высоты! Пожалуйста, спустите меня…

Коннор взмахнул рукой, и носовой платок Генри вылетел из его нагрудного кармана, заткнув ему рот.

— Так-то лучше.

— Я очень рада видеть тебя, сумрачный воин, — раздался искаженный болью голос Эйслинг.

Коннор оглянулся туда, где лежал Цыган. Но вместо пса на ковре лежала Эйслинг, и кровь окрашивала ее белое платье ниже правого плеча.

— Коннор, дорогой мой, — сказала Эйслинг. — Я понимаю, что напугала тебя, но я смогла вам помочь.

Ее слова вырвали Коннора из оцепенения. Он бросился к ней и опустился рядом с ней на колени.

— Эйслинг, что случилось?

— У меня не было времени, чтобы изменить свой облик. Я пыталась остановить его в единственной доступной мне форме, в образе Цыгана. — Она застонала, когда он поднял ее и положил ее голову и плечи себе на колени. — Боюсь, что находиться в чужом облике не всегда безопасно.

Коннор посмотрел на нее и покачал головой.

— Так-то ты присматриваешь за мной?

Эйслинг улыбнулась.

— В свое время это казалось мне хорошей идеей.

— Эйслинг? — Лаура опустилась на пол рядом с ними. — Это действительно вы?

Коннор взглянул на Лауру.

— Откуда ты знаешь мою тетю?

Лаура улыбнулась.

— Она спасла мне жизнь.

— А теперь ты можешь спасти мою, милое дитя.

— Я? — Лаура смотрела на Эйслинг так, как будто та лишилась разума. — Разве я могу?

— Конечно, можешь.

— Tы потеряла много крови. — Коннор положил ладонь на бледную щеку Эйслинг. — Позволь мне помочь тебе.

— Нет. — Эйслинг оттолкнула его руку и посмотрела на него серебристо-голубыми глазами, в которых отразилась не только боль, но и решительность. — Дай Лауре возможность почувствовать свою силу.

Коннор посмотрел Лауре в глаза, видя в них отблески страха.

— Ты готова занять надлежащее место рядом с Коннором? — спросила Эйслинг еле слышным голосом.

Лаура мгновение колебалась, затем прикоснулась к руке Эйслинг.

— Скажите мне, что я должна сделать.

Эйслинг улыбнулась.

— Загляни в себя, прикоснись к внутреннему свету, откройся силе, находящейся в тебе.

Коннор смотрел на Лауру. Он чувствовал, как в ней пробуждается сила. Он ощущал, как ее страх сгорает в очистительном огне, который проходит сквозь нее, видел, как ее щеки и руки наливаются нежным сиянием, когда она прикоснулась к Эйслинг, положив ладонь на ее рану.

Коннор обернулся на звук открывающейся двери. На пороге стояли потрясенные Дэниэл Салливен и Софи, глядя на представшее перед ними зрелище.

«Молчите, — послал им Коннор мысленный приказ. — Не шевелитесь».

Дэниэл и Софи замерли на месте, как будто загипнотизированные. Коннор наблюдал за Лаурой, понимая, что она отбросила все свои страхи и сомнения. Он ощущал в себе сияние силы Лауры, золотой ореол ее любви к нему. Связь, которая соединяла их с того времени, когда он был ребенком, достигла в это мгновение наивысшей прочности. Долой тайны и страхи! Осталась одна любовь.

— Прекрасно, моя милая, — сказала Эйслинг, положив обе ладони на руку Лауры, по-прежнему прижатую к ее плечу.

75
{"b":"6365","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Брачный контракт на смерть
Таинственный портал
Сердце предательства
Всё та же я
Любовь на троих. Очень личный дневник
Кишечник и мозг: как кишечные бактерии исцеляют и защищают ваш мозг
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год