ЛитМир - Электронная Библиотека

Лаура открыла глаза и посмотрела на Эйслинг. К ее щекам вернулась краска, боль отступила.

— Вы считаете, что все будет в порядке?

— Взгляни сама. — Эйслинг улыбнулась, снимая руку Лауры со своего плеча.

Через окровавленную дыру в белом шелке ее платья Лаура видела гладкую, белую кожу — на ней не осталось даже шрама.

— О Господи! — прошептала она, приседая. — Неужели я… действительно это сделала?

— Конечно. — Эйслинг села и, нахмурившись, взглянула на свое окровавленное платье. — Но я выгляжу ужасно. — Она щелкнула пальцами, и белое платье моментально исчезло, сменившись шелковым платьем рубинового цвета, прошитого золотыми нитями. — Вот так-то лучше.

— Лаура, эта дама тоже, — спросила Софи, — ведьма?

Лаура оглянулась через плечо и, увидев отца с Софи, улыбнулась.

— Это Эйслинг, тетя Коннора. Она предпочитает, чтобы ее называли волшебницей.

Эйслинг поднялась с пола в вихре красного шелка.

— Очень рада с вами познакомиться. Коннор протянул Лауре руку и улыбнулся широкой, радушной улыбкой, которая говорила ей, что теперь все будет так, как должно быть, как предначертано с начала времен. Его сильные пальцы сомкнулись вокруг ее запястья, и он помог ей встать на ноги.

Дэниэл выпустил воздух из груди долгим выдохом.

— Судя по всему, я в этой комнате единственный, чьи предки не владели магией.

— Вы и мистер Тэйер, — ответила Эйслинг, указывая на потолок.

Дэниэл поднял глаза и на мгновение потерял дар речи.

— Лаура, может быть, ты скажешь мне, почему Генри Тэйер распластан по потолку?

— Сама толком не знаю. — Лаура взглянула на Коннора, чтобы удостовериться, что он никуда не делся. Даже прожив тысячу лет, она никогда не устанет смотреть на него. — Он сказал, что родом из места под названием Авилон, и собирался не позволить мне соединить свою судьбу с Коннором.

— Понятно. — Дэниэл почесал шею. — Значит Генри Тэйер вовсе не тот, за кого он себя выдает.

— Думаю, что нужно послать за лордом Остином Синклером, — сказал Коннор, обнимая Лауру за плечи. — Он придумает, что нам делать с мистером Тэйером.

— За лордом Синклером? — Дэниэл покачал головой. — Не знаю, чему сильнее удивляться.

Лаура обхватила Коннора за талию, прижимаясь к его теплому телу, как будто боялась, что кто-нибудь может похитить его.

— Мне почему-то кажется, что лорд Синклер знает о тебе.

Коннор усмехнулся.

— А мне почему-то кажется, что он мой родственник.

— Совершенно верно, — кивнула Эйслинг. — Его отец Райс смог проследить свою родословную вплоть до великого Алексиса, как и вы с Лаурой.

Коннор улыбнулся Лауре.

— Ты — потомок Алексиса?

— Видимо, — прошептала Лаура, все еще не веря всему, что она узнала сегодня.

— Но самое интересное в Остине Синклере то, что его мать, Брианна, — прямой потомок Брендана, брата Коннора. — Эйслинг перебросила волосы через плечо, самодовольно улыбнувшись. — Хотя твой брат, будучи викингом, не проявил никаких талантов, похоже, что он оказался в состоянии продолжить свой род. Хотя сомневаюсь, что Брианна подозревает о таких предках. Райс, ее муж, чувствовал влечение к ней, сам не зная его причины.

— У меня складывается впечатление, что ты шпионила за этими людьми, — сказал Коннор.

Эйслинг пожала плечами.

— Скажем так, последние несколько столетий я приглядывала за нашим народом.

— Всего лишь приглядывала? — спросил Коннор.

— В результате своих изысканий я узнала, что нередко двоих людей из одного и того же рода притягивает друг к другу, хотя они не подозревают о своем родстве. — Эйслинг улыбнулась, и Лаура подумала, каким еще сватовством занималась прекрасная волшебница. — Именно твоя связь с Лаурой пробудила во мне интерес к этой сфере. И я очень рада видеть, что вы сумели преодолеть ваши разногласия.

— Спасибо тебе. — Лаура положила руку на грудь Коннора, чувствуя тепло его кожи, проникающее сквозь ткань рубашки, ощущая каждый удар его сердца. — За все. Эйслинг склонила голову.

— Пожалуйста.

— Боюсь, что забыл поздравить вас с возвращением, Коннор. — Дэниэл протянул Коннору руку. — Я рад, что вы хотите стать членом нашего семейства.

Глаза Лауры наполнились слезами, когда она смотрела, как ее отец и Коннор пожимают друг другу руки. Как ей сказать отцу, что они не останутся в этом мире?

— Сейчас я позову Остина Синклера, а потом мне хотелось бы поговорить кое о чем с вами, моя милая Софи. — Эйслинг взяла Софи под руку и повела ее к двери.

— Вы считаете, что сможете научить меня, как следует пользоваться магией? — спросила Софи, глядя на Эйслинг с надеждой.

— Возможно. — Пройдя всего несколько футов, Эйслинг остановилась и взглянула на Дэниэла. — Дэниэл, вы с Софи собирались вскоре пожениться, верно?

— Мы думали обвенчаться через три дня. — Дэниэл нахмурился, глядя на Эйслинг с опаской и подозрением. — Почему вы спрашиваете?

— Потому что через восемь лунных месяцев у вас родятся сын и дочь.

Дэниэл изумился.

— Сын и дочь?!

Эйслинг самодовольно улыбнулась.

—Да.

Софи смотрела на Эйслинг глазами, круглыми от изумления.

— У меня будет ребенок?

— Двойня. — Эйслинг похлопала Софи по руке. — Близнецы — обычное явление у нашего народа.

— О Боже… — Софи взглянула на Лауру. — У тебя будут братик и сестричка.

— Это чудесно! — Лаура еще теснее прижалась к Коннору, подумав, доведется ли ей когда-нибудь взглянуть на них.

— Дэниэл, ты только подумай! — сказала Софи, покидая комнату вместе с Эйслинг. — Сын и дочь!

Дэниэл остановился в дверях, глядя на Лауру с любовью.

— Похоже, что мы оба несем благословение волшебства.

— Да. — Лаура закрыла глаза, когда отец вышел из комнаты. Она спрятала лицо у Коннора на груди, вдыхая запах лимона и мускуса, впитывая тепло его тела, чтобы оно растопило лед, скопившийся внутри нее.

— Что с тобой, любовь моя? — Коннор погладил ее по спине. — Почему ты так печальна?

— Прости меня, я не хотела окрашивать печалью радость встречи с тобой, но… я буду скучать по ним.

— Скучать?

— По отцу и тете Софи. — Лаура прижалась к нему теснее, обхватив его руками за талию. — Я знаю, что я должна сделать. Эйслинг сказала, что я должна покинуть свой дом и семью, если я хочу быть с тобой. И я так сделаю. — Она старалась говорить ровным голосом. — Обещаю, что пойду с тобой, куда бы ты ни повел меня.

Он потерся щекой об ее волосы.

— Ты всюду пойдешь за мной?

Она кивнула, вытирая слезы об мягкую ткань его рубашки.

— Повсюду.

Он положил ладонь на изгиб ее шеи.

— Даже в мой век?

Она вздрогнула от страха вернуться в эти жестокие времена.

— Да.

Медленными, нежными движениями он гладил шею Лауры, и ее кожа впитывала тепло его прикосновений.

— Ты знаешь, что тебе придется научиться есть руками?

Она фыркнула.

— Справлюсь.

Он сделал медленный и глубокий вдох, и его грудь поднялась, прикасаясь к ее щеке. Он взял пальцами ее за подбородок и с улыбкой посмотрел ей в лицо.

— В мое время не было шоколадного мороженого.

Она глядела сквозь слезы на его улыбающееся лицо, видя шаловливые искорки в его синих глазах.

— Ты дразнишь меня?

— Боюсь, что да. — Он провел пальцем по ее щеке, вытирая слезы. — Я не собираюсь забирать тебя в свое время.

Его слова поразили ее.

— Ты хочешь оставить меня здесь?

— Лаура, — прошептал он, взяв ее лицо в свои руки. — Ты — мое сердце; как я могу думать о том, чтобы покинуть тебя?

— Но…

Он поцелуем заставил ее замолчать. Ее губы, мягкие и нежные, прижались к его губам. Она обхватила руками его за шею, прижимаясь к нему, впитывая тепло его тела, как первые весенние цветы впитывают солнечное тепло. Все ее страхи рассеялись в одно мгновение. Вся печаль растворилась в бурлящем котле желания.

— Мне предназначено судьбой прийти к тебе, — прошептал он, прижимаясь к ее губам. — Мне предназначено жить в этом времени.

76
{"b":"6365","o":1}