ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Просто мы с тобой абсолютно разные люди. — Кристофер был спокоен, как скала — он вообще редко позволял чувствам взять над собой верх. — Как бы мы ни были привязаны друг к Другу, мирно существовать вместе мы не можем. Когда ты наконец поймешь, что у наших родителей точно такие же проблемы?

Джордана пожала плечами Ей всегда казалось чрезмерным его стремление войти в положение родителей — и прежде всего, разумеется, матери.

— Мне кажется, они сами способны разобраться со своими проблемами. А я сейчас хотела бы принять ванну и переодеться перед началом вечера.

Выбравшись из ванны, Джордана накинула короткий купальный халат, затянула на талии пояс и присела к туалетному столику, вынимая из прически заколки и распуская волосы. Но стоило ей только взять в руки баночку с увлажняющим кремом, как в дверь постучали — Кто там? — с изрядной долей раздражения спросила Джордана.

— Это я, — отозвался ее брат. — Не возражаешь, если я войду?

Секунду помедлив, Джордана вздохнула:

— Входи.

Дверь в спальню распахнулась и захлопнулась снова.

Кристофер пересек комнату и остановился за ее спиной.

Медленно втирая крем в кожу, девушка смотрела на его отражение в зеркале, опасаясь, что он снова затеет разговор, от которого ей удалось так ловко отвертеться.

— Я тебя надолго не задержу Просто хотел поблагодарить за подарок, — сказал между тем брат Губы Джорданы сами собой расплылись в улыбке.

— Не стоит благодарить. Надеюсь, он тебе понравился?

— Очень даже. Особенно я оценил, что ты переступила через собственные пристрастия.

— А мне понравилось, как ты обставил и отделал свою квартиру. — Джордана провела щеточкой по пушистым рыжеватым бровям. — Скажи, а чем занимается Майк?

— Он работает инженером в процветающей строительной фирме.

Темные глаза Кристофера внимательно наблюдали за реакцией сестры. Казалось, он ждал от нее дальнейших расспросов, но Джордана не знала, что еще сказать.

— Похоже, он очень милый парень, — наконец выдавила она из себя.

— Рад, что он тебе понравился… — Кристофер снова сделал паузу, но потом сам же и нарушил молчание. — Когда вы с отцом отправляетесь в следующую экспедицию?

— Трудно сказать. Пока что мы оформили разрешение на отстрел диких баранов в Айдахо, но охотничий сезон открывается только в сентябре. Отец, правда, что-то говорил о возможности поехать порыбачить в августе…

Но, я думаю, все свое свободное время он отдаст тренировкам, чтобы войти в форму перед охотой в Айдахо.

— Слушай, а ты никогда не думала о том, чтобы обзавестись семьей и жить своим домом? — Во взгляде Кита не было и намека на насмешку. Казалось, он со всей серьезностью ждал от сестры ответа на этот вопрос. — Неужели тебе еще не надоело странствовать по белу свету, убивая несчастных животных?

— С какой стати? Только потому, что тебя вдруг укусила какая-то муха и ты решил отделиться? Нет, мой дорогой, я пока не собираюсь следовать твоему примеру.

Мне нравится то, чем я занимаюсь. И, кстати, занятие это называется охотой и не имеет никакого отношения к убийству!

— Это вопрос семантики. А конечный результат один и тот же — мертвое животное.

Уголки рта Кита поползли вниз, придавая его лицу выражение брезгливости, в глазах полыхнули темные огоньки, и Джордана принялась в который раз терпеливо разъяснять брату свою точку зрения.

— Если бы в этой стране не было охотников, дикие звери расплодились бы сверх меры. Они бы причиняли тяжкий урон посевам, вытаптывали сельскохозяйственные угодья, а потом все-таки вымерли бы от бескормицы.

Число диких животных необходимо контролировать. Охота в этом смысле — вещь куда более гуманная, нежели смерть от голода или эпидемий — Ладно, с этим я готов согласиться. Я не понимаю другого: как ты можешь получать от охоты удовольствие?

— Мне прежде всего нравится сам процесс. Я люблю находиться среди дикой природы, вдали от людей. Очень интересно наблюдать животных в их естественных условиях обитания — это совсем не то, что смотреть на них в зоопарке. Видел ли ты когда-нибудь, как над горной кручей парит орел, повинуясь воздушному потоку? Или как играет поутру молодой самец-олень, вскидывая свои совсем еще молодые рожки? А кроме того, меня вдохновляет азарт борьбы! Ты не представляешь себе, какой трепет пронизывает человека, когда он выходит на поединок со зверем. Ведь у животного органы восприятия и инстинкты развиты в Десятки раз сильнее, чем у охотника. И человек должен противопоставить им свой ум и мастерство.

— Нет, вы ее только послушайте! — Кристофер захлопал в ладоши, и в глазах его заплясали веселые бесенята. — Какое красноречие!

— Прекрати! — вспыхнув, Джордана бросила в сторону брата смущенный взгляд — Ладно, — согласился тот. — Давай сменим тему.

Скажи мне лучше, кто будет твоим кавалером на сегодняшнем приеме?

— Нет у меня кавалера! — буркнула она, накладывая коричневый и бежевый тона на веки.

— Это почему же? — Тонкие брови Кристофера в удивлении изогнулись. — Помнится, вокруг тебя всегда увивалось множество красавцев, так что было из кого выбрать.

— Я решила держаться от мужчин подальше. У меня нет ни малейшего желания соревноваться с Ливви из-за пальмы первенства такого рода. — И снова в голосе Джорданы проступили напитанные ядом нотки, от нее повеяло арктическим холодом.

— Черт бы тебя побрал, сестренка! — в сердцах произнес Кристофер, и его лицо потемнело от гнева — Когда ты только перестанешь винить ее во всех смертных грехах?

— А когда ты перестанешь за нее заступаться? — мгновенно отразила его выпад девушка. — Мы оба отлично осведомлены о ее любовных похождениях И они отнюдь не достояние истории. Это — ее прошлое, настоящее и будущее! Она не способна измениться — я давно уже этого от нее не жду. Единственное, что я могу в данном случае сделать, — не идти по ее стопам. И надеюсь…

— А у тебя и не получится — перебил ее Кристофер. — Я знаю, у тебя было несколько легких интрижек, но твой выбор партнеров всегда оставлял желать лучшего.

А ведь у тебя такое роскошное тело, что глупо делать вид, будто оно не требует своего.

— Я умею контролировать свои желания! — со всей решительностью заявила она.

— Твоя проблема совсем не в том, умеешь ты обуздывать свои чувства или нет.

— Неужели? — Джордана с вызовом вздернула подбородок. — Ну что ж, поскольку ты, судя по всему, отлично разбираешься в таких делах, может быть, скажешь, в чем она?

— Мне кажется, ты полагаешь, что секс — это нечто постыдное. Возможно, именно по этой причине ты всегда была так неразборчива в мужчинах. А на самом деле секс — великая вещь! Особенно когда занимаешься им с человеком, которого любишь. И после этого никогда не бывает стыдно, а лишь чувствуешь необыкновенное удовлетворение.

— Ну, раз ты такой великий специалист, в следующий раз буду обращаться к тебе за помощью. Где уж мне самой подобрать достойного партнера!

Кристофер нахмурился, по краям его рта пролегли две глубокие морщинки.

— Возможно, ты лучше меня поймешь, если я попытаюсь сравнить занятия любовью с охотой. Ведь на охоте ты не тратишь зря время, выслеживая мелких и непримечательных представителей фауны. Ты, несомненно, выбираешь самых лучших — крупных, сильных, смелых. Насколько я помню, такие звери на вашем, охотничьем, языке именуются «призовыми»? — Кит сделал паузу.

Свойственное ему ровное расположение духа стало постепенно к нему возвращаться. — У каждого живого существа имеется пара, Джордана. А если ты опустишь руки и решишь вообще отказаться от всякой сексуальности, со временем она начнет тебе мстить и сделает тебя несчастнейшим существом.

Джордана не решалась поднять глаза на брата и молча вертела в руке кисточку из своего косметического набора. То, что говорил Кит, определенно имело смысл… Но если она признает его правоту, что станет с ее убеждениями?

Молчание затягивалось, и она наконец подняла глаза.

Однако в зеркале отразилось одно только ее лицо! Озадаченная исчезновением Кита, Джордана обернулась и обнаружила, что он стоит к ней спиной, нагнувшись над кроватью. Джордана не могла разобрать, что именно там лежит, поскольку брат загораживал обзор, но наконец он повернулся к ней и улыбнулся с лукавым видом.

18
{"b":"6367","o":1}