ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поскольку Алиса Ван Дайк едва ли не силой оттеснила Джордану от брата, у нее появилась возможность предаться наблюдениям. Она заметила, что мать разговаривает с каким-то темноволосым мужчиной в коричневом костюме. Джордана его не знала и была чрезвычайно заинтригована. Высокий и поджарый, словно волк зимнею порой, он был широк в плечах и узок в талии. Джордана обратила внимание на его острый ястребиный профиль и тщательно подстриженные усы, скрывающие очертания рта. Лицо мужчины было темным от загара и обветренным; несмотря на расслабленную позу, в его фигуре чувствовалось скрытое напряжение. Можно было подумать, что у него под кожей скрывается стальная пружина, в любой момент готовая распрямиться.

Неожиданно Джордане пришла в голову мысль, что ссориться с таким человеком небезопасно. Из него получился бы страшный враг — сильный, волевой и безжалостный. Вряд ли в комнате нашелся бы хоть один человек, который мог бы сравниться с ним — за исключением, разумеется, ее отца.

Внезапно Джордана почувствовала недвусмысленный толчок в бок. Вопросительно взглянув на Кита, она обнаружила, что его глаза умоляют о спасении он никак не мог отделаться от Алисы, повисшей у него на руке.

— Кит, будь хорошим мальчиком, принеси мне что-нибудь выпить, — попросила его Джордана, незаметно подмигнув.

— С удовольствием! — воскликнул он и, вежливо улыбнувшись блондинке, высвободил наконец руку. — Извини, Алиса.

Когда Кристофер вернулся со стаканом в руке, блондинка исчезла, и брат с сестрой отправились в путешествие по залу, останавливаясь для того, чтобы поприветствовать знакомых и обменяться с ними несколькими словами. Гостей было много, останавливаться приходилось часто, и в конце концов брата с сестрой разлучили.

Разговоры на банальные темы, которые слышались отовсюду, Джордану не интересовали. Отвернувшись от двух пар, споривших об эстетике современного искусства, она заметила отца, который как раз удалялся от очередной группы гостей. На его лице застыло плохо замаскированное выражение скуки, которое вполне соответствовало ее собственному настроению Приблизившись к нему со спины, Джордана дотронулась до его локтя.

— Папа., ты был на последней выставке в Галерее изобразительных искусств? — обратилась она к нему нарочито громким голосом, старательно подражая присутствующим гостям.

Флетчер Смит вздрогнул и в недоумении обернулся к ней. Но потом на его лице появилась довольная улыбка: он понял, что дочь высмеивает псевдоинтеллектуальные беседы гостей.

— К сожалению, мне не довелось выкроить времени.

Расскажи мне о ней.

Джордана расхохоталась, но потом снова сделалась серьезной.

— Жаль, что мы не гости. И не можем отсюда удрать.

— Жаль. Это точно, — согласился Флетчер Смит и обвел взглядом комнату. — Похоже, однако, что мы в меньшинстве: желающих уйти, кроме нас, нет. Мне кажется, что сегодня здесь больше народу, чем на последнем приеме. Вне всяких сомнений, вечер удался Думаю, твоя мать будет довольна.

— Да…

При упоминании о матери Джордана машинально посмотрела в дальний угол гостиной, где Оливия Смит вела беседу со стройным, безукоризненно одетым мужчиной средних лет. Высокий и привлекательный, этот господин выделялся красивой волнистой шевелюрой, сильно отливавшей серебром. Лицо его показалось Джордане знакомым, хотя она не могла вспомнить, как его зовут.

Судя по всему, мужчина был человеком обаятельным, поскольку ее мать буквально таяла в его присутствии.

Джордана невольно взглянула на отца. Сжав губы в тонкую линию, Флетчер Смит наблюдал за женщиной, которая уже много лет называлась его женой. Джордане мгновенно передались его боль и горечь, и она решила вмещаться, чтобы хоть немного отвлечь его.

— Как бы мне хотелось сейчас тишины и покоя! — сказала она. — Давай удерем от всех минут на десять — ведь все равно никто этого не заметит!

Отец грустно усмехнулся.

— Никто. Это точно. Но куда же мы пойдем?

— В твой кабинет, разумеется!

Это было их любимое место, на котором никак не сказывалась помпезная роскошь, доминировавшая во всем доме. Они уже направились было к лестнице, как вдруг Флетчер остановился.

— Погоди-ка. Вот идет Сэм Брукфилд. Мне нужно перекинуться с ним парой слов. Возьми ключ и иди первая, а я скоро к тебе присоединюсь.

— Только не задерживайся, — попросила Джордана и отправилась в кабинет.

— А у вас что, и в самом деле настоящее ранчо — с лошадьми, коровами и всем, что полагается?

Пышная брюнетка смотрела на Брига с известной долей скепсиса и недоверия во взгляде. Это была довольно привлекательная женщина, но Бриг предполагал, что вся ее привлекательность улетучится, стоит ей только смыть косметику с лица.

— Самое настоящее.

Его взгляд выделил из толпы рыжеволосую красавицу, которая, коротко переговорив о чем-то с Флетчером, направилась к двери Очевидно, она прощалась с хозяином дома перед тем, как уехать.

— Но вы не слишком похожи на ковбоя. Разве что усы… — продолжала надоедать ему брюнетка.

— В следующий раз я пристегну к сапогам шпоры и непременно надену шляпу, — сухо заметил Бриг, надеясь, что она оставит его в покое, но женщина только рассмеялась в ответ.

— Скажите, а какой у вас знак зодиака? Я, например, Телец.

— Я — Стрелец.

Бриг ничего не понимал в таких вещах, но почему-то был уверен, что эти знаки плохо совмещаются.

— Очень жаль, — разочарованно протянула женщина. — Вообще непонятно, зачем я вас об этом спрашиваю.

Может быть, вы не верите в судьбу… Мы с моим бывшим мужем, к примеру, по гороскопу должны были отлично ладить, но ругались чуть ли не каждый день.

— Бывает, — сдержанно заметил Бриг: ему совсем не хотелось выслушивать подробности семейной жизни брюнетки.

Громкий раскатистый смех привлек его внимание:

Оливия Смит напропалую кокетничала с Максом Сэнгером. Его кузен изливал на нее потоки своего обаяния, и женщина купалась в этих сладостных струях. В самом начале вечеринки у Брига сложилось впечатление, что Макс давно не видел жену Флетчера Смита, но теперь они вели себя так, будто расстались вчера. Бриг даже стал подозревать, что у них роман, но потом быстро отверг эту идею. вряд ли Макс стал бы затевать интрижку с женщиной, мужа которой он собирался надуть. Дразнить гусей раньше времени не следовало.

Бриг посмотрел туда, где в последний раз видел Флетчера, но его там не оказалось Интересно, не удалился ли он вслед за рыжеволосой? Впрочем, времени, чтобы как следует обдумать этот вопрос, у него не было.

— Я спрашиваю, вы знакомы с Фитцпатриками? — повторила вопрос брюнетка, поскольку Бриг, занятый своими мыслями, не расслышал ее.

— Нет, откуда же?

— Но Фитцпатриков все знают! Кстати, они завтра устраивают у себя прием. Там наверняка будет очень мило. Не хотите пойти со мной?

— Не имею такой возможности. Завтра утром я улетаю к себе в Айдахо. — Бриг был рад, что у него нашелся такой серьезный предлог, чтобы отказаться.

— О! — Женщина попыталась скрыть разочарование. — Когда же вы теперь снова окажетесь в Нью-Йорке?

— В последний раз я был здесь четырнадцать лет назад. Если повезет, следующие четырнадцать лет я тоже проведу у себя на ранчо. — Он обратил внимание, что в стакане у него остался один только лед. — Вы не очень обидитесь, если я схожу в бар?

Брюнетка не возражала, и Бриг понял, что она с ним уже мысленно распрощалась. То, что от него с такой легкостью отвернулись, почему-то задело его сильнее, чем он ожидал.

Оказавшись в столовой, Бриг протянул бармену стакан и попросил его наполнить. То был уже третий — не считая бокала с шампанским, но никакого опьянения он не чувствовал.

У банкетного стола о чем-то переговаривалась кучка мужчин. Бриг услышал, что один из них упомянул о засидке на дичь, и остановился. Некий господин рассказывал, как он свалил одним выстрелом лося со ста пятидесяти ярдов. Другой перехватил у него инициативу и поведал собравшимся еще одну историю в таком же роде Он, правда, накинул еще десять ярдов и заменил лося бегущей антилопой. Бриг пошел дальше, недоумевая, отчего охотники никогда не упоминают о тех, наверняка многочисленных, случаях, когда они промахивались и попадали в пустоту.

23
{"b":"6367","o":1}