ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

6

В дверь постучали, и Джордана так быстро вскочила с дивана, что споткнулась о медвежью шкуру, лежавшую перед камином. Прежде чем повернуть ручку, она спросила:

— Кто там?

— Это я, — ответил шепотом ее отец.

Джордана впустила его и радостно улыбнулась.

— Наконец-то тебе удалось сбежать!

— А здесь и в самом деле тихо, — заметил Флетчер, когда дверь за ним закрылась и шум вечеринки перестал проникать в комнату.

Джордана подошла к камину и остановилась перед оскаленной пастью медвежьей шкуры.

— Выпить хочешь?

— Нет.

Флетчер уселся в свое любимое кресло и откинулся на подушки. Взрыв хохота донесся в кабинет даже сквозь толстый слой звукоизолирующего материала, и на лице хозяина дома появилось недовольное выражение.

— А ведь ты устал, отец, — заметила Джордана, внимательно на него посмотрев, и снова уселась на диванчик около камина, аккуратно расправив складки длинной юбки.

— Нет, дорогая моя, это не усталость. Это старость, — криво усмехнулся Флетчер.

Но Джордана не смогла выдавить из себя улыбку.

— Ты бы не стал так говорить, если бы не поссорился с Ливви перед самым началом приема.

— Откуда ты знаешь?

— Догадалась…

Было глупо признаваться, что она стояла у дверей и подслушивала. Девушке не хотелось, чтобы отец знал, что она оказалась свидетельницей их разговора.

— Что ж, в этом нет ничего удивительного, — неожиданно произнес Флетчер. — Если учесть все то, что ты видела и слышала в течение многих лет…

Отец впервые приоткрывал завесу над их с женой отношениями, и Джордана удивленно взглянула на него. До сих пор такого рода проблемы ни разу не обсуждались ни с ней, ни с братом. Но Флетчер не стал продолжать: очевидно, ему до сих пор было тяжело говорить об этом.

— Ты бы включила какую-нибудь тихую музыку, что ли? Устроим свою собственную вечеринку — назло всем! — предложил он.

Джордана подошла к книжной полке с вмонтированным в деревянную панель стереомагнитофоном и вставила в него свою любимую кассету. Затем она вернулась к диванчику и прилегла на подушки. Отец, вслушиваясь в мелодичные звуки, прикрыл глаза.

Поначалу ей показалось, что он задремал, но, когда пленка кончилась, он открыл глаза и выбрался из кресла.

Расправляя пиджак, он наткнулся на небольшую коробочку у себя в кармане и извлек оттуда бархатный футляр изящной формы. Повернувшись к Джордане, Флетчер Смит грустно улыбнулся.

— Вот, хотел подарить тебе эту штуковину до начала приема — и совсем забыл.

— Что это? — Джордана нетерпеливо вскочила, наступила на край длинного платья, и «молния» на спине разошлась.

— Черт! — тихонько выругалась девушка и направилась к столу, рядом с которым стоял Флетчер Смит.

— Будь добр, застегни платье, — попросила она отца.

Стены давили на него все сильнее и сильнее, а воздух, казалось, сгустился до того, что его можно было резать ножом. Бриг оглядел всех этих беспрерывно болтающих людей и понял, что не в состоянии больше находиться здесь.

Неожиданно откуда-то повеяло прохладой, и Бриг заметил, что штора рядом с ним колышется, временами приоткрывая широкую стеклянную дверь, которая вела в садик, разбитый на крыше мансарды.

Бриг незаметно для окружающих шагнул в узкий просвет между шторами и выбрался наружу. Звуки вечеринки сразу смешались с уличными шумами, доносившимися снизу, но у Брига по крайней мере появилось ощущение открытого пространства. Теперь у него было место, чтобы двигаться и дышать.

Однако стоило ему подойти к парапету, дверь в гостиную снова открылась, и оттуда выскользнула какая-то парочка, причем девушка громко что-то говорила противным визгливым голосом. Бриг с досадой поморщился: ему вовсе не нужна была подобная компания. Неслышно свернув за угол, он отправился на поиски более уединенного места.

Рядом с ним оказалась еще одна стеклянная дверь, сквозь которую струился свет, образуя на поверхности крыши яркий четырехугольник. Поскольку дверь не была занавешена, Бриг машинально без особого интереса заглянул туда.

За стеклом оказался кабинет — судя по обилию голов диких животных, развешанных по стенам, личное гнездышко Флетчера. Бриг увидел, как высокий седой человек подошел к столу, обернулся и что-то сказал: в комнате явно находился кто-то еще Прежде чем Бриг попытался разрешить эту загадку, к Флетчеру подошла женщина с волосами цвета меди и повернулась спиной, чтобы он помог ей застегнуть платье.

Губы Брига изогнулись в циничной усмешке. Если у него прежде и оставались сомнения, то теперь стало совершенно ясно, что за отношения связывают Флетчера с рыжеволосой дамой. Тем временем Флетчер Смит, застегнув «молнию» на платье женщины, достал из небольшого футляра ожерелье и надел ей на шею. Казалось, женщина обрадовалась подарку и поблагодарила Флетчера быстрым поцелуем Бриг решил, что у красавицы отличные актерские данные и ей самое место на сцене.

— Какое красивое, папочка! — воскликнула Джордана, любуясь кулоном в форме креста, приятно холодившим ее ладонь. — Но по какому случаю подарок? Мой день рождения только через полгода.

— Неужели требуется какой-то особенный повод, чтобы сделать подарок родной дочери? — улыбнулся Флетчер Смит. — Я увидел красивую вещь, подумал о тебе и купил его — вот и все.

— Мне нравится. Спасибо, папочка.

Ничего подобного Флетчер Смит прежде не делал.

Джордана была удивлена, слегка озадачена и очень довольна.

— Боюсь, мне нужно вернуться к гостям. Ты идешь со мной?

Джордане, честно говоря, идти не хотелось.

— Нет, побуду здесь еще немного.

— В таком случае я запру дверь, чтобы тебя не беспокоили. Когда соберешься уходить, тоже не забудь закрыть ее на ключ, — добавил он.

— Не забуду, — пообещала Джордана.

Проводив отца, она повернулась к большому окну, через которое можно бы выйти в садик на крыше. Сквозь стекло она заметила огонек — было похоже, что кто-то чиркнул спичкой. Решив разглядеть получше, она распахнула окно и вздрогнула: в комнату шагнул высокий человек, которого Джордана сразу же узнала. Это был тот самый мужчина, который не так давно беседовал с матерью.

— И долго вы там стояли?

В ее голосе звучало искреннее возмущение: ей совсем не нравилось, что кто-то за ней шпионил.

Густые темные брови незнакомца насмешливо приподнялись — видно было, что вся эта ситуация казалась ему чрезвычайно забавной.

— Не очень долго, — последовал ответ, голос у него был низкий, с хрипотцой. — Если вам хотелось укрыться от посторонних взглядов, то следовало поплотнее задернуть шторы, — он потянулся к шнуру, дернул за него и опустил шторы.

— Мне не приходило в голову, что кто-то способен подглядывать в окна!

Ее гневная отповедь только еще больше развеселила незнакомца.

— А разве вы не знали, что в доме вечеринка и люди бродят повсюду? — Словно фокусник, он вынул из-за спины руку и продемонстрировал ей стакан с кусочками льда. — Впрочем, должен признать, что вы нашли себе отличное убежище, где можно укрыться и от толпы, и от шума.

— Да, здесь очень спокойно, — согласилась Джордана и удивилась про себя, что до сих пор не велела ему убираться вон. Очевидно, дело было в том, что человек этот показался ей большим оригиналом.

Поскольку он стоял совсем близко, ей удалось хорошо его рассмотреть. Взгляд его небольших карих глаз опалял, словно ветер пустыни. Привлекательное лицо было выдублено солнцем и носило несомненный отпечаток непреклонности, а темные густые усы скрывали твердую линию рта. В нем чувствовалась сила дикого животного, которая притягивала и пугала одновременно. Но более всего в этом человеке завораживала властность и привычка первенствовать, проглядывавшие в каждом его движении.

Трудно было подобрать ему какое-то определение:

Джордана попыталась было, но бросила эту затею. Слово «мудрый» не подходило, поскольку, по ее мнению, он жил, повинуясь скорее инстинктам и животной хитрости, нежели разуму. «Опытный» — тоже не годилось, хотя девушка была уверена, что он отлично умел избегать всякого рода ловушек и учиться на собственных ошибках. В костюме и галстуке он чувствовал себя вполне комфортно, но было заметно, что это всего-навсего камуфляж, отражавший его способность приспосабливаться к окружающей среде. Это была своего рода овечья шкура, под которой скрывался матерый волк.

24
{"b":"6367","o":1}