ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда незнакомец отвел от нее глаза и принялся осматривать комнату, Джордана испытала некоторое облегчение.

— Да здесь настоящая выставка трофеев! — Он со всех сторон оглядел голову леопарда, скалившую страшные белые клыки. Джордана могла с полным правом сказать, что это ее добыча, но сомневалась, что это будет ему интересно, и только пожала плечами, Почему же все-таки она не гонит его? Неужели он произвел на нее такое сильное впечатление?

Незнакомец между тем отвернулся от стены, распустил узел галстука и только потом спросил:

— Вы не возражаете?

Джордана подумала, что, даже если бы она и стала возражать, это скорее всего не имело бы для него никакого значения — Делайте, как вам удобно, — снова пожала она плечами, и незнакомец немедленно снял галстук, небрежно скомкал его и сунул в карман.

Затем он расстегнул две верхние пуговицы у себя на рубашке, и Джордана тут же пожалела о своих словах Она прошла к столу, на котором стоял графин с виски, и плеснула себе в хрустальный стакан.

— Хотите выпить? — исключительно из вежливости осведомилась она. — Только льда у меня нет.

— Зато у меня есть, — незнакомец тут же с готовностью протянул ей свой стакан. — Не успел растаять.

Джордана взяла у него стакан, стараясь не прикасаться при этом к его пальцам, хотя и сама не знала почему.

— Побольше или поменьше? — спросила она, наклоняя горлышко графина.

— Побольше.

Девушка отмерила ему щедрую порцию виски, взяла оба стакана и повернулась к гостю. Выяснилось, однако, что он уже подошел и теперь стоял прямо перед ней. Встретившись глазами с его чувственным взглядом, Джордана ощутила дрожь вожделения и страшно рассердилась на себя. А незнакомец уже успел снять пиджак, на нем оставалась одна только белая рубашка. Видимо, он чувствовал себя совершенно непринужденно.

— Ваше виски, — сделав над собой усилие, сказала Джордана, протягивая ему стакан.

Он тоже протянул руку, но интересовал его, однако, вовсе не стакан. Его пальцы коснулись крестика у нее на шее, но не успела Джордана возмутиться подобной бесцеремонностью, он опустил руку чуть ниже и охватил ее полную грудь. Его действия настолько были неожиданными и оскорбительными, что бурно выражать негодование как-то уже не имело смысла.

— Красивая вещица и дорогая, — как ни в чем не бывало произнес он и посмотрел на нее в упор, но девушка не отвела глаз.

— Да, это так, — ей удалось придать голосу спокойное и даже уверенное звучание — Не могли бы вы убрать руку с моей груди и взять наконец стакан?

Его глаза насмешливо прищурились; казалось, он раздумывал.

— Боюсь, что не могу.

Это был уже откровенный вызов, своего рода брошенная перчатка, и Джордана поняла, что ей придется ее поднять.

— Если вы не уберете руку, я буду принуждена вылить виски вам на голову, чтобы охладить ваш пыл, — спокойно и серьезно произнесла она.

— Лучше вам этого не делать.

Его утверждение заключало в себе куда более основательную угрозу, чем ее предыдущие слова. Джордана поняла это, когда его пальцы ухватились за цепочку и сильно стянули ее под подбородком.

Движение было чисто инстинктивным, золотая цепочка же оказалась тонкой, но прочной, и Бриг понял: еще одно движение пальцев — и она превратится в удавку.

Ему даже на мгновение стало страшно: ведь он мог не рассчитать. Как бы то ни было, но своей цели Бриг достиг: она оказалась в его объятиях и не сопротивлялась.

Все-таки это была чертовски красивая женщина! Бриг не мог винить Флетчера за то, что он сделал ее своей любовницей: такая красота — по его глубокому убеждению — не могла долго оставаться без ценителя и покровителя.

Он заглянул ей в глаза. Она, разумеется, не доверяла ему, но почему-то совсем не была напугана. У нее имелось мужество, что и говорить… и какая-то особая-, свойственная только ей одной сила. Бриг подумал о тех женщинах, которых он укладывал в постель в течение последних двадцати лет, и решил, что ни одна из них не сравнится с этой. У него в руках была сейчас настоящая женщина, женщина до мозга костей! Если бы он еще не знал о том, что она — любовница Флетчера..

Бриг взглянул на ее губы и понял, что не может не попробовать, каковы они на вкус. Как ни странно, ее губы оказались прохладными, а не горячими, хотя до его появления в комнате находился человек, который должен был бы их согреть… Но они были упругими, мягкими и очень нежными. Бриг не отрывался от них, пока хватало дыхания.

Джордана не сопротивлялась, но и не демонстрировала никаких проявлений страсти, когда он начал ее целовать.

Потом, правда, ее пассивность стала постепенно превращаться в свою противоположность. Его густые усы щекотали ей кожу, теплые мужские губы исследовали каждый изгиб ее рта. Джордана чувствовала, что у нее на шее, как сумасшедшая, пульсирует жилка, выдавая ее с головой.

Словно по своей собственной воле, ее губы стали отвечать на его поцелуи.

Когда Бриг наконец поднял голову и заглянул в ее глаза, в них застыло озадаченное выражение. Казалось, она хочет, но не отваживается задать какой-то вопрос. Он молча взял у нее стаканы и поставил их на стол.

Когда взгляд Джорданы снова встретился с его глазами, она почувствовала, что этот странный мужчина прекратил всякие попытки ею овладеть. На лице была ничего не выражавшая маска, она не могла понять, о чем он думает Ясно было одно: выбор предоставлялся ей. Он давал ей возможность уйти до того, как начнется игра всерьез. Но Джордана не уходила, поскольку этот человек, не похожий ни на одного мужчину, которых она знала прежде, все больше и больше ее заинтриговывал.

Он протянул руку и коснулся ее волос цвета меди в том месте, где их удерживал гребень.

— У тебя красивые волосы Это была просто констатация факта, в которой не заключалось ни малейшей попытки ей польстить. Отвечать на эти слова не требовалось, и девушка промолчала. Она продолжала смотреть на него в упор и молчать, хотя ее сердце билось как бешеное. Но вот его руки легли ей на плечи и стянули вниз тонкие бретельки платья.

Ресницы Джорданы затрепетали и опустились. За мгновение перед тем, как его губы соприкоснулись с ее губами, она ощутила у себя на лице его теплое дыхание. Уже не размышляя, она сжала его плечи и тут же почувствовала, что ее груди оказались в ловушке его больших шершавых ладоней. Она вбирала в себя кончиком языка вкус виски у него во рту и горечь никотина на губах, впитывая как губка исходивший от него зов и запах мужчины.

Его загрубевшие большие пальцы надавили на розовые верхушки ее грудей, отчего соски сразу обрели твердость. Джордана снова почувствовала слабость в коленях и едва не упала, но он сильной рукой прижал ее к себе.

Исходивший от его тела жар пронизал ее плоть, и тот внутренний огонь, словно пожар в засуху, в одно мгновение охватил все ее существо.

Оставляя за собой огненный след, его губы двигались по ее лицу — от подбородка до впадинки за ухом, — а потом по стройной длинной шее спустились к самому основанию горла. Джордана закинула голову от охватившего ее всепоглощающего желания.

Такой жаркой, беззаветной страсти она никогда прежде не испытывала. Душа ее пребывала в смятении, а тело трепетало под его руками. Каждый раз, когда ее кожу опаляло пламя его ласк, она желала остановить этот момент, заставить его длиться вечно. Но ласки возобновлялись, открывая в ней же самой какую-то новую, невиданную грань. И Джордана оказывалась перед трудным выбором — то ли замереть, впитывая в себя жар его поцелуев, и до конца раствориться в нем, то ли требовать новых, еще более неожиданных проявлений любви и громко стонать: «Еще, еще, еще!»

Прижимаясь к нему всем телом, она отчаянно пыталась перебороть пронизывающую ее острую пульсирующую боль. И будто бы в ответ на ее немой призыв он легко, словно ребенка, подхватил ее на руки, разом освободив от длинного вечернего платья и скрывавшихся под ним трусиков.

Сцепив руки замком на его загорелой шее, Джордана всматривалась в карие глаза, вдруг лишившиеся былого тусклого оттенка и блиставшие огнем желания. Она не пыталась укрыться от его победительного взгляда — с этим человеком ей все было легко. Не нужно было притворяться жертвой, девственницей или разыгрывать любую другую подобную роль.

25
{"b":"6367","o":1}