ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну что же, если вам больше нечем заняться… Хорошо, наверное, быть богатой бездельницей! Перелетаете с места на место и убиваете походя зверей. Вам что, нравится убивать? — Теперь лица Брига не было видно: оно снова скрылось в тени от навеса.

Джордана устала от бесконечных попыток оправдываться перед всеми неизвестно за что.

— А вам? — дерзко осведомилась она.

Бриг щелчком пальца отбросил окурок, красная точка окурка прочертила в темноте тоненькую искрящуюся дугу.

— Полагаю, Макс уже поставил вас в известность о моем не слишком приглядном прошлом? — В голосе Брига слышалась сдержанная ярость.

Джордана решила, что не стоит его разубеждать. Бригу вовсе не обязательно было знать, что эта информация была получена ею от отца, а тот в свою очередь получил ее от своих адвокатов.

— А вы думали, он не станет этого делать? — уклончиво, вопросом на вопрос, ответила она.

Бриг пожал плечами и устремил взгляд в темноту.

— Это было очень давно, — бесстрастно произнес он.

— По крайней мере, это объясняет быстроту вашей реакции, когда вы сегодня днем спасли Макса от укуса змеи. Вам удалось сохранить рефлексы солдата.

— Человек по сути своей — хищник. И этого инстинкта никогда полностью не терял. Я же в свое время отточил его, как бритва. Иначе было не выжить. — Бриг снова повернулся к ней, Джордана кожей ощутила его гипнотизирующий взгляд. — Кстати, от тех же хищников я унаследовал уверенность, что мужчина всегда берет то, что он хочет.

Его рука легла ей на затылок, мозолистые пальцы начали перебирать волосы, и Джордана затаила дыхание.

Другой рукой он коснулся подбородка, большим пальцем раздвинул губы, и девушка ощутила кончиком языка солоноватый вкус.

— А ты, кажется, не боишься меня, несмотря на то, что я когда-то был наемником… Почему?

— А что, вас надо бояться? — едва слышно спросила она.

— Меня многие боятся. — Его губы были совсем близко, и сердце у нее заколотилось с удвоенной силой.

— Многие люди боятся даже собственной тени, — пробормотала она, чувствуя, что больше не может сопротивляться собственному желанию.

Руки Джорданы, словно помимо ее воли, сомкнулись у него на шее. Стоило Бригу прижаться губами к ее губам и провести языком по их розовой нежной изнанке, как вспыхнувшая между ними страсть жидким огнем залила и воспламенила обоих, Его руки лихорадочно скользили по ее плечам, по спине; она ощущала исходивший от него мускусный запах, чувствовала горьковатый от никотина вкус его языка, слышала стук его сердца. Ее реакция на его прикосновения была той же, что и прежде, — первобытной, отчаянной. А Бриг жадно приник к ее губам. Они оба стремились избавить свои тела от напряжения, которое так долго владело ими. Теперь руки перекочевали под ее свитер и ласкали обнаженную плоть. Джордана содрогалась от его прикосновений, чувствуя, как по спине прокатываются волны возбуждения.

Желание обладать друг другом было настолько глубоким, что постепенно превратилось в физическую боль.

Собрав последние силы, Джордана оторвалась от него, пытаясь обрести контроль над собой, но у нее ничего не получилось. Бриг приник губами к трепещущей жилке на шее, и ее снова охватило желание, окрасившее все вокруг в теплые золотые тона.

— Бриг! — выдохнула она.

Этот вздох вырвался из самых потаенных глубин ее души; она впервые назвала по имени человека, чье лицо сейчас казалось ей ликом судьбы.

Это было удивительное лицо. Оно обладало способностью мгновенно замыкаться — словно закрывались створки раковины, — и тогда невозможно было понять, что на самом деле волнует этого человека. Это было лицо мужчины, воина, уверенного в собственной силе, готового устранить со своего пути любое препятствие.

Внезапно его глаза как-то по-особенному сверкнули и уставились в некую точку пространства, что-то высматривая у нее за спиной.

— Фрэнк возвращается, — хрипло пробормотал он, отстраняясь.

Джордана прислушалась, склонив Голову набок. Воздух был напитан звуками ночи, но ничего подозрительного она не услышала Прошло несколько секунд, прежде чем ее слух наконец сумел выделить из самых разнообразных шорохов, свистов и шелестов звук человеческих шагов.

— Но как вы узнали? Ведь сначала совсем ничего не было слышно! — прошептала она.

— Я здесь живу. Здесь мой дом. Я знаю, какие звуки имеют отношение к тому, чем я владею, а какие — нет.

Бриг отодвинулся, выстраивая между ними барьер пустоты.

— Бриг… — Джордана еще раз попробовала на вкус его имя. — Как все-таки непривычно звучит…

— Бриг — это от Бригхэм. Так звали моего дедушку, Сэнгера-старшего. Но полным именем меня никто не называет. — Коротким легким движением он вдруг коснулся ладонью ее щеки, но потом так же быстро отдернул руку. — Вам было бы лучше пойти в дом.

Но Джордана не могла двинуться с места — все ее тело словно окаменело. Из темноты вышел Фрэнк Сэвидж и остановился у лестницы. Джордана одарила его не слишком любезным взглядом, но толстяк этого не заметил — он не спускал глаз с Брига.

— С лошадьми все в порядке.

— Отлично.

Фрэнк поднялся по ступенькам и только теперь взглянул на Джордану.

— Вы идете в дом?

Она пожала плечами и обернулась на Брига. Но тот стоял к ней спиной и, словно между ними ничего не произошло, продолжал всматриваться в темноту.

Опустив голову, Джордана прошла мимо здоровяка-ковбоя и открыла дверь в гостиную. Увидев ее, Флетчер Смит поднялся со стула и оглядел комнату.

— Не знаю, как вы все, но я собираюсь на боковую.

Завтра утром нам рано вставать.

— Я проиграл дважды, — сообщил Джордане брат. — Пора заканчивать, а то у меня образуется комплекс неудачника. — Он отодвинул стул и выбрался из-за стола, где лежали розданные для «криббеджа» карты. — Вы не обидитесь, Тэнди?

— Как прикажете.

— А как ты, Джордана? — осведомился Кит. — Ты вообще-то спать собираешься?

— Собираюсь. Дождусь вот только, когда освободится ванная. Мне захотелось понежиться в горячей воде.

Ванна — это роскошь, с которой нам придется распрощаться, как только мы отправимся в горы.

— А вот я не привык ложиться в такую рань, — пожаловался Макс. — Сон наверняка сморит меня только перед рассветом, когда — увы — нам придется подниматься. Тем не менее хочешь не хочешь, а в спальню идти надо.

— Пошли, Фрэнк. — Тэнди собрал со стола карты и сложил их в колоду. — Давай-ка принесем одеяла и сделаем себе постели. Нам ведь ложиться здесь, на полу…

Кстати, а где Бриг?

В этот момент его босс тоже появился в гостиной.

— Я здесь. Вы уже ложитесь? А мне нужно еще просмотреть кое-какие бумаги.

Бриг направился к столу, притиснутому к стене. Отодвинув стул, он, прежде чем усесться, чуть повернул голову и через плечо окинул взглядом присутствующих.

— Спокойной ночи всем.

11

Дверь в ванную комнату открылась и захлопнулась.

Бриг продолжал сидеть, склонившись над письменным столом. Он ни на секунду не поднял от бумаг головы, даже когда услышал, как в сторону спальни — его спальни — прошлепали босые ноги. И снова послышался скрип открываемой двери, потом дверь закрылась — и все стихло. Впрочем, ненадолго. В дальнем конце комнаты восторженно загудел Фрэнк.

— Нет, скажите, доводилось вам в жизни видеть более красивую женщину?

Бриг с такой силой сжал руки в кулаки, что загорелые костяшки пальцев побелели. Он уже в третий раз пытался сложить выписанные в столбец несколько цифр — и результат все время получался иным.

— Да, она очень красива, — негромко отозвался Джоко.

Бриг предпринял очередную попытку сосредоточиться на цифрах. Взяв новый лист бумаги, он начал тщательно переписывать их со старого — исчерканного и безнадежно испорченного.

— Эх, хочется залезть в ванну и хотя бы задницей прикоснуться к тому месту, где она сидела, поливая себя водичкой.

— не унимался Фрэнк. — Нет, вы только представьте себе эту картину!

40
{"b":"6367","o":1}