ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отдел продаж по захвату рынка
Бунтарь. За вольную волю!
Вечный sapiens. Главные тайны тела и бессмертия
Как вырастить гения
Как приучить ребенка к здоровой еде: Кулинарное руководство для заботливых родителей
Наизнанку. Лондон
Мир вашему дурдому!
Город. Сборник рассказов и повестей
Чувство Магдалины
A
A

Джордана переводила взгляд с одного на другого в полнейшем недоумении. Она решительно не могла понять, из-за чего они пререкаются Разве Кит поехал с ними не для того, чтобы побыть с отцом? Какая еще могла быть у него цель? Джордане казалось, что все вокруг нее изъясняются загадками, а она — единственная, кто не знает ответа…

— Я поеду И ты меня не остановишь, — ее брат произнес эти слова с выражением крайней решимости на лице.

Отец внимательно на него посмотрел, а потом расхохотался:

— Слушай, а ведь тебя не было в Нью-Йорке уже довольно давно. Не боишься, что твой товарищ, с которым вы живете в одной квартире, найдет тебе замену? — в замечании Флетчера таилось презрение и едкий сарказм.

У Кита даже губы побелели от гнева, но в эту минуту в бар вошел Тэнди. Какие бы злые слова ни готовил Кит бросить в лицо отцу, теперь он вынужден был сдержаться.

— Ну как, ребята? Вы готовы снова ехать на ранчо? — осведомился Тэнди, остановившись около их стола.

Флетчер Смит еще некоторое время насмешливо смотрел на сына, после чего обратился к Тэнди:

— Думаю, мы все готовы ехать.

Дальнейших попыток отговаривать Кристофера он не предпринимал.

Обмен резкими словами между отцом и Китом обеспокоил Джордану. Ей никак не удавалось понять причину их противостояния.

Когда они снова оказались на ранчо, Джордана отправилась в спальню Брига, чтобы разобрать свои вещи.

Внезапно в дверь негромко постучали.

— Кит! Ты очень кстати. Мне уже давно хотелось поговорить с тобой, — сказала она, впуская брата в комнату.

Однако Кристофер был настроен весьма решительно и сразу взял инициативу в свои руки.

— Как ты думаешь, существует хоть какой-нибудь способ отговорить отца от продолжения охоты?

— Отговорить отца от охоты? — повторила она с изумлением. — Да он весь извелся от желания заполучить этого самого барана. Нет, отговорить его от этого невозможно, — заявила Джордана и поспешила задать вопрос, который не давал ей покоя:

— Почему он так не хочет, чтобы ты ехал с нами?

Губы Кита изогнулись в циничной улыбке.

— Он, наверное, считает, что я способен помешать его восхождению к горным высотам охотничьей славы. — Шутка Кита, надо сказать, прозвучала довольно угрюмо.

— Я серьезно! — воскликнула Джордана и от нетерпения даже топнула ногой.

— Я тоже, — улыбнулся Кит.

— В таком случае я не слишком понимаю, что ты имеешь в виду. — Джордана беспомощно пожала плечами. — Я вообще теперь мало что понимаю. У меня такое впечатление, что все изъясняются при помощи какого-то шифра, к которому у меня нет ключа Взять, к примеру, то весьма любопытное замечание, которым обмолвился отец по поводу твоего приятеля Майка. Он ведь отлично знает, что квартира была снята на твое имя Майк никого не может подселить туда в твое отсутствие. Почему же он так сказал? В шутку? Но почему же тогда ты так на него разозлился?

Кит нахмурился и отвел глаза в сторону.

— Тебе этого не понять, Джордана.

— Мне этого не понять? — сердито повторила она. — Разумеется, не понять, если никто не хочет объяснить, в чем дело. У меня такое чувство, что я ребенок, на чьи вопросы взрослые отвечать отказываются — все ждут, когда он станет взрослым. А между тем мне двадцати четыре года! И я, естественно, интересуюсь — сколько мне еще ждать? Или решено, что я должна оставаться в неведении до конца жизни?

— Так ты, стало быть, и в самом деле ни о чем не догадывалась? — печально произнес Кит.

— Не догадывалась — о чем? Может быть, хватит уже отвечать вопросом на вопрос? — воскликнула Джордана.

Накопившееся за много дней раздражение наконец прорвалось. Она не желала больше оставаться в неведении.

— Да, мы с тобой никогда не были особенно близки, — задумчиво сказал Кит. — Но неужели ты никогда не задавалась вопросом, отчего я не привожу домой знакомых девушек?

Слова брата заставили Джордану смутиться Она не ожидала, что разговор может переместиться в такую плоскость.

— Ну, признаться, такого рода вопросы у меня возникали… Но я обычно говорила себе, что ты просто не хочешь посвящать своих знакомых в проблемы нашей семьи, в отношения между отцом и матерью… — Джордана беспомощно повела плечами.

— Дело в том, Джордана, что у меня не было знакомых девушек, которых я хотел бы привести в дом. Не было и не могло быть, — произнес ее брат спокойным ровным голосом.

Джордана уставилась на него во все глаза.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Майк не только мой приятель, с которым мы вместе снимаем квартиру .

Вот теперь Джордана все поняла. На нее словно снизошло озарение. Ей показалось, что кто-то в ускоренном темпе прокрутил перед ней старую видеозапись, на которую она теперь могла взглянуть под иным углом зрения и которую могла теперь по-новому оценить. У нее перехватило дыхание, и, прежде чем хоть что-то сказать, она была вынуждена несколько раз открыть и закрыть рот, словно выброшенная на берег рыба.

— Нет, — выдавила она из себя наконец, — я не верю тебе. Этого просто не может быть!

— Но это правда, — твердо сказал Кит, — Я, конечно, понимаю, какой это для тебя шок. Поэтому ты можешь представить себе, какова была реакция отца, когда я ему рассказал об этом несколько лет назад. Тогда я подумал, что он меня убьет… Но он только заставил меня поклясться, что ты никогда об этом не узнаешь. И, надо сказать, мне не составило большого труда сдержать данное ему слово: ведь мы с тобой никогда не поверяли друг другу своих сердечных тайн, как это иногда бывает у сестры с братом. Тем не менее шила в мешке не утаишь, и ты рано или поздно все равно бы об этом узнала… Вот я и решил… пусть ты лучше обо всем узнаешь от меня, — голос Кристофера дрогнул, — даже если после этого тебе больше никогда не захочется меня видеть.

— Но… ведь ты мой брат! — прошептала побелевшими губами Джордана. — Как я могу от тебя отказаться?

В глазах Кристофера появились слезы.

— Ты даже не представляешь себе, сколько людей от меня отвернулось…

— Ты — мой брат, — повторила Джордана, чувствуя, что и перед ее глазами все расплывается от слез.

В следующую минуту брат и сестра, обнявшись, плакали, не стесняясь своих слез. Оттого, что Кит разрыдался, как ребенок, Джордана не стала думать о нем хуже.

Что бы там ни было, ее брат проявил себя сильным и зрелым человеком — иначе он не смог бы противостоять отцу. Он не старался изворачиваться и скрывать от него правду, а это был мужественный поступок. И еще Джордана поняла, что не может осуждать Кита — это была его жизнь, и он волен был поступать с ней так, как хотел.

Она вытерла слезы и, шмыгнув носом, улыбнулась.

— Что-то мы становимся слишком сентиментальными.

— Я бы дал тебе свой платок, но он мне самому нужен, — пошутил Кит.

— Не беспокойся, у меня есть. — Джордана достала упаковку бумажных платков и, промокнув глаза, хорошенько высморкалась.

— Пожалуй, я не стану тебе больше мешать, — сказал Кит, тепло улыбнувшись. — Спасибо тебе, что согласилась остаться мне сестрой…

Когда брат вышел, Джордана, вздохнув, снова занялась разборкой вещей: откладывала в сторону ненужные и складывала в рюкзак то, что намеревалась взять с собой. После того как разрешилась хотя бы одна загадка, все ее мысли опять обратились к Бригу. Она взглянула на кровать, на которой они как-то раз вместе провели ночь.

Теперь Джордана спала одна и всякий раз задавалась вопросом: неужели их роман завершился? Неужели она просто слишком глупа или слишком упряма, что не хочет замечать очевидного? Но ведь она любила его! Любила и отказывалась признавать тщетность своих попыток добиться ответного чувства…

Стоя у раковины в ванной, Бриг рассматривал свое отражение в зеркале. Лезвие бритвы проделало дорожку в мыльной пене, которая покрывала его щеки. Стоило ли вообще бриться, когда через минуту предстояло ложиться спать? Ведь весь этот процесс утром придется повторить!

Дверь в ванную комнату неожиданно распахнулась, и Бриг повернулся на звук. В ванную комнату вошла Джордана и, уже заметив, что она здесь не одна, сделала еще несколько шагов по инерции.

69
{"b":"6367","o":1}