ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Эй, Труди, тебя ждет клиент!

— Не обращай внимания! — прошептал Бриг, чувствуя, что она сразу же напряглась в его объятиях.

— Я не могу! — Труди попыталась освободиться из его стальной хватки. — Они пошлют кого-нибудь на розыски. Прошу тебя, Бриг, отпусти меня!

Негромко выругавшись, Бриг отпустил ее и отступил на шаг. В этот момент ему пришлось схватиться с самыми примитивными, даже животными чувствами, которые — стоило дать им волю — было не так-то просто обуздать.

Труди торопливо оправила на себе одежду, пригладила волосы и, бросив в его сторону виноватый взгляд, поспешила к выходу.

Бриг не мог последовать за ней. Ему пришлось ждать, пока взбунтовавшийся зверь, пытавшийся вырваться наружу, снова не сделался ручным и не улегся, подобно дрессированному льву, на место. Бриг еще раз выругался, вытащил из заднего кармана брюк носовой платок и тщательно отер себе рот, щеки и руки.

Прошло несколько минут, прежде чем он окончательно пришел в себя. Обнаружив в кладовке пивной бочонок, Бриг взвалил его на плечо и направился к двери. Когда он появился в баре, Труди одарила его любящим и благодарным взглядом.

— Куда поставить?

— Можешь пока поставить прямо здесь, у стойки, — она указала на пустое пространство под прилавком, куда тянулись шланги своеобразного «пивопровода». — Налить тебе? А то пиво, которое ты оставил, наверное, совсем выдохлось.

— Не стоит беспокоиться.

Вряд ли ту страсть, которая снедала его в этот момент, можно было залить пивом. Бриг поставил бочонок на место и, повернувшись на каблуках, двинулся к выходу.

— Куда же ты? — Труди выскочила из-за стойки и бросилась за ним.

— На прогулку!

Бриг знал, что его слова прозвучали резко и не слишком вежливо, а Труди такого обращения не заслужила.

Тем не менее он ничего не мог с собой поделать: охватившее его напряжение все еще сказывалось. Сейчас он походил на медведя-гризли, которого охотники разбудили от зимней спячки.

— Но ты еще вернешься? — Она вглядывалась в его лицо в надежде отыскать ответ на свой вопрос.

— Не знаю…

Не следовало ему заходить в это заведение — вот что!

Если бы он не забрел сюда, то находился бы уже на тринадцать миль ближе к Айдахо-Фолз, а значит — и к Нью-Йорку. Там должна была решиться судьба его ранчо, на процветание которого он потратил четырнадцать дет непрерывных трудов. Так неужели для него важнее минутное удовольствие? Бриг уже собрался уйти, но в этот момент Труди взяла его за руку, и он почувствовал, как в его мозолистую натруженную ладонь воткнулось что-то твердое.

— Черт бы тебя побрал, Труди, — пробормотал Бриг, сдаваясь: он уже догадался, что это такое.

— Учти, это мой единственный ключ от квартиры.

Если ты меня не дождешься, я не попаду домой.

Пальцы Брига автоматически сжались в кулак. Коротко кивнув, он в который уже раз двинулся к входной двери. На этот раз Труди не стала его задерживать.

Оказавшись на улице, Бриг остановился, чтобы немного прийти в себя. Воздух был прохладным и чистым.

«Интересно, — подумал он, — я взял ключ Труди потому, что хочу быть с нею, или потому, что мне подсознательно не очень-то хочется ехать в Нью-Йорк и я стараюсь отдалить момент отъезда?» Тяжело вздохнув, Бриг отметил про себя, что виной тому, пожалуй, обе эти причины.

Протянув руку, Бриг стряхнул пепел с сигареты в пепельницу, что стояла на прикроватном столике. Светлые волосы щекотали его шею, и он пригладил непокорные прядки на голове женщины, которая покоилась у него на груди, затем его рука снова легла на обнаженный живот Труди. Она в ответ подняла голову, нежно поцеловала Брига и провела пальцем по белому шраму на его левом плече.

— Почему ты так и не женился, Бриг? — задумчиво спросила она.

«Ox уж эти женщины! — лениво подумал Бриг, испытывая легкое раздражение. — Ну почему им так необходимо разговаривать после того, как любовные утехи закончились?» Он бы предпочел курить в полном молчании, нежели слушать лепет Труди. Однако не ответить ей было бы по меньшей мере невежливо.

— Скорее всего потому, что я предпочитаю общение с самим собой любому другому.

Он глубоко затянулся и выпустил из ноздрей две голубые струйки дыма.

— Ты что же, никогда не был влюблен?

— Боюсь, что не был…

Бриг давно уже пришел к такому заключению. Всякий раз, когда ему казалось, что он любит ту или иную женщину, это продолжалось лишь до тех пор, пока ему не удавалось с ней переспать.

— Послушай, а правда, что ты служил наемником? — задала она ему новый вопрос, не имевший никакого отношения к предыдущей теме.

Лоб Брига прорезала морщина. Неужели он когда-то ей об этом рассказал? Свою прошлую жизнь он крайне редко обсуждал с кем бы то ни было, хотя и не испытывал ни малейших угрызений совести за содеянное в прошлом.

— Да, это правда, — признал Бриг.

— Почему?

— Почему правда? — Брига несколько озадачил этот : вопрос, и он невольно улыбнулся.

— Да нет же, глупый! — Труди расхохоталась и подняла на него глаза. Теперь на, ее лице почти не осталось косметики, и она выглядела намного старше, зато без краски черты ее лица казались более естественными и привлекательными. — Почему ты стал наемником?

— Черт его знает. Наверное, я нафантазировал себе образ эдакого бравого «солдата: удачи» и мне захотелось на него походить.

Дело было давнее, и Бриг уже напомнил хорошенько, что заставило его поступить подобным образом. Во всяком случае, сейчас его это очень мало трогало.

— Но ведь твои родители наверняка… — начала было Труди.

— Мои родители умерли, когда я был ребенком, — нахмурился Бриг, вовсе не собираясь рассказывать об обстоятельствах гибели отца и матери и о том, как он сам чудом выжил после катастрофы. — Меня воспитывал дедушка — или, что вернее, пытался это делать. Мы с ним не особенно ладили. Я всегда был слишком свободолюбивым и не признавал над собой ничьей власти… Он же слыл человеком строгим. К тому времени, как мне исполнилось пятнадцать, на моем счету уже было семь попыток убежать из дому. В семнадцать лет я подписал контракт и служил в Юго-Восточной Азии — в Камбодже и Лаосе.

Когда я вернулся на родину, выяснилось, что дома ничего не изменилось. Дедушка продолжал существовать в том мире, где на первом месте стояли деньги. В дедушкином окружении достоинство человека определялось его счетом в банке и количеством влиятельных особ, с которыми он знаком. Дедушкиным друзьям было наплевать, что за душой у человека и каким способом он нажил состояние.

Бриг раздавил в пепельнице очередной окурок и выпустил в потолок последнее голубое колечко дыма.

— Но почему все-таки ты сделался наемником?

Труди даже приподнялась на локте, чтобы лучше видеть его лицо. Однако его выражение оставалось непроницаемым и мало что ей сказало.

Бриг провел загрубевшим пальцем по ее подбородку, потом по горлу и наконец сделал резкое движение вбок — словно это самое горло перерезал.

— Случилось так, что я с детства знал, как быстро и бесшумно убить человека. Я умел в совершенстве пользоваться практически любым видом оружия, которое изготовлялось в то время, и мог научить любого, как им пользоваться.

Бриг замолчал, заметив, «что в ее глазах мелькнул страх, который сменился недоверием, и понял, что зря затеял весь этот разговор.

— Короче говоря, это было единственное, что я умел делать в совершенстве. Когда же мне предложили неплохие деньги за это мое умение, я согласился. Очень может быть, что я таким образом хотел досадить своему дедуле, который полагал, что наемник сродни грязи под ногами и позор рода человеческого В голосе Брига звучала плохо скрытая горечь. В то время как большинство людей восхищалось деловой хваткой его деда и завидовало его богатству, Бриг испытывал отвращение к этому человеку, чье имя — Бригхэм — он в силу обстоятельств носил. Это имя основателя империи магазинов дешевых товаров.

Труди смотрела на него со страхом. Тяжелый взгляд придавал лицу Брига еще более жесткое выражение. Однако стоило ему взглянуть на Труди, как его глаза потеплели и некоторое подобие улыбки коснулось губ, почти полностью скрытых под густыми усами.

7
{"b":"6367","o":1}