ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
О чем мечтать. Как понять, чего хочешь на самом деле, и как этого добиться
Адольфус Типс и её невероятная история
Аромат невинности. Дыхание жизни
Омоложение мозга за две недели. Как вспомнить то, что вы забыли
Вместе навсегда
Черные крылья
Охотник за идеями. Как найти дело жизни и сделать мир лучше
Венец демона
Рождественское благословение (сборник)
A
A

Бриг осторожно положил руку на ее плоский живот, словно хотел уловить биение зародившейся новой жизни.

В этом блаженном состоянии прошло несколько минут. Но, когда Бриг поднял голову и посмотрел ей в глаза, его взгляд не предвещал ничего хорошего и она встревожилась.

— Послушай меня, Джордана. Завтра Джоко наверняка отправится нас разыскивать. Он поймет, что произошло нечто серьезное, поскольку уже пройдет двое суток с тех пор, как мы уехали из лагеря. Если мне повезет, я найду Джоко раньше, чем твой отец найдет меня.

Джордана с сожалением поняла, что в ее волшебные грезы грубо ворвалась реальность. Она, признаться, позабыла на время о подозрениях, которые терзали Брига, и о своем противоречивом к ним отношении.

— Нет! — покачала головой Джордана, не желая разрушать сказочный замок, который построила в своем воображении. — Не хочу даже говорить об этом!

— Нам придется примириться с обстоятельствами, — сказал Бриг. — Когда завтра утром я уйду, ты останешься здесь. В хижине ты будешь в безопасности.

— Нет!

Бриг сделал вид, что не слышит ее.

— У меня есть кусочек бумаги, я нарисую на нем карту местности, где будет отмечено расположение хижины Если… Если со мной что-нибудь случится, по этой карте можно будет отыскать тебя.

— Ничего с тобой не случится — возразила Джордана Она по-прежнему не желала верить в то, что ее отец может причинить вред Бригу. Судьба не настолько жестока, чтобы отобрать у нее только что обретенную любовь!

У Брига потеплело на сердце, но в нем в то же время шевельнулась жалость к Джордане, которая продолжала предпринимать героические усилия ради того, чтобы не замечать очевидного, и изо всех сил старалась выгородить своего отца.

— Конечно, не случится, — , сказал он, коснувшись пальцами ее пылающей от волнения щеки, — но лишь в том случае, если я как следует об этом позабочусь. Поверь, мне тоже умирать неохота! Особенно теперь, когда у меня появилась такая основательная причина, чтобы снова полюбить жизнь.

— Прекрати! — Голос Джорданы сорвался. — Сколько раз можно повторять: ты совершаешь ошибку, думая о моем отце дурно! У тебя по какой-то непонятной причине все в голове перепуталось!

— Знаешь, ради твоего спокойствия я даже был бы рад, если бы ты оказалась права… — негромко произнес Бриг.

— Поверь, завтра мы во всем разберемся. Отец нам сам все объяснит!

— Завтра ты останешься в этой хижине, — повторил он. — Не желаю, чтобы ты подвергалась опасности — Ты всерьез думаешь, что отец будет стрелять в меня? Что за абсурдная мысль?! — воскликнула Джордана.

— Разумеется, я Этого не думаю. Но ведь достаточно случайного выстрела, летящей рикошетом пули — любой, в сущности, мелочи, которая может обернуться трагедией.

Если я буду знать, что ты в безопасности, то мне и за свою собственную жизнь бороться будет куда легче. — Джордана собралась было снова возразить, но Бриг протестующе поднял руку, призывая ее к молчанию. — Прежде чем уйти завтра утром, я позабочусь о том, чтобы у тебя было достаточно дров, и расставлю силки вокруг хижины Вдруг в них попадется какая-нибудь тварь И запомни: если послезавтра за тобой никто не явится, просто-напросто подожги хижину. Кто-нибудь обязательно увидит дым и придет узнать, что случилось.

— Нет! — Глаза ее наполнились слезами, но голос звучал твердо. — Я здесь без тебя не останусь. Если ты завтра уйдешь, то я пойду с тобой.

— Черт бы тебя побрал, Джордана! Ну почему ты такая упрямая? — Он схватил ее за плечи и сильно встряхнул. — Как ты не понимаешь, что я стараюсь сделать все возможное, чтобы спастись?

Некоторое время она молчала, очевидно стараясь хоть немного успокоиться, а потом заявила самым решительным тоном:

— Одна я здесь не останусь, это решено. И ты, Бриг, ничего не сможешь с этим поделать! Если ты меня не возьмешь, я все равно пойду за тобой следом.

Бриг не ожидал от нее такой решимости и некоторое время изучал Джордану сделавшимся вдруг чужим и отстраненным взглядом.

— Может быть, ты все-таки объяснишь — почему? — после минутного молчания спросил он.

— Потому что. потому что… — Джордана никак не могла придумать подходящий предлог.

— Потому что ты все еще сомневаешься в моих силах, не так ли?

Судя по всему, он очень гордился собственной проницательностью Джордана нерешительно пожала плечами.

— Пожалуй, так и есть. Я все еще не убеждена в твоей правоте…

Это признание далось ей нелегко. Джордане казалось, что ее сердце сейчас разрывается на части. Своего отца она знала всю жизнь, а этого человека — совсем недолго. Тем не менее она любила Брига. Ее верность и любовь словно бы разделились, она оказалась между двумя одинаково мощными магнитами.

— Так или иначе, в хижине я не останусь, — упрямо произнесла она. — Даже не проси.

— Ну как же ты не понимаешь, Джордана? — устало спросил Бриг. — Ведь я стараюсь уберечь тебя от страданий, не хочу, чтобы тебе пришлось делать выбор между мной и Флетчером.

И тут Джордана не выдержала. В следующей момент она уже оказалась в объятиях Брига. Она прижималась к нему что было силы в надежде обреет спокойствие и уверенность, а Бриг целовал ее мокрые от слез щеки. Словно из другого мира, до нее доносились его слова о том, что он любит ее и готов на все ради их счастья.

Когда он поцелуями осушил ее слезы, Джордана поняла, что настала ее очередь Она поцеловала его, и этот поцелуй оказался чем-то вроде катализатора. Всепоглощающая страсть вспыхнула в них с новой силой и затопила обоих, накрывая своими волнами до тех пор, пока не была вычерпана до дна.

На следующее утро Бриг проснулся одновременно с Джорданой Она знала, что если он поднимется раньше, то не станет се будить и тихо уйдет, оставив ее в хижине Поэтому она очень старалась не проспать, чтобы не предоставить ему такой возможности.

Бриг, однако, предпринял еще одну попытку уговорить ее оставаться в безопасном месте Джордана стояла перед ним, слушала его, кивала, но упрямо твердила одно и то же:

— Я все равно пойду с тобой. Что бы ни случилось вернее, если что-нибудь случится, — торопливо поправилась она, — я хочу находиться рядом.

Бриг очень на нее рассердился, но делать было нечего — в его распоряжении не имелось средств, чтобы удержать ее в хижине. Таким образом, они отправились вместе, но продолжали хранить тягостное для обоих молчание. Бриг сильно хромал, но на предложение Джорданы срезать хотя бы часть пути согласился с неохотой: он не мог смириться с тем, что кто-то дает ему советы относительно передвижения в горах.

На небе не было ни облачка, и солнце светило вовсю, хотя столбик термометра опустился ниже нуля. Снег, который местами достигал фута в глубину, судя но всему, не собирался таять даже на открытых местах.

Идти было очень трудно; они часто останавливались, чтобы передохнуть.

Они успели пройти по белой целине несколько миль, прежде чем Джордана поняла, что Бриг ведет ее отнюдь не по прямому пути в лагерь. На долю секунды ей даже показалось, что он лишился рассудка. Лишь потом она сообразила, что Бриг нарочно избрал кружной путь. Он старался избежать столкновения с ее отцом.

Бриг использовал любое сколько-нибудь возвышенное место в качестве наблюдательного пункта Они старались идти так, чтобы как можно меньше передвигаться по открытому пространству Джордану поначалу раздражала излишняя осторожность Брига, но потом пришла к выводу, что, возможно, в этом был известный резон.

Вокруг во множестве попадались следы животных, но отпечатков человеческих ног, кроме их собственных, они ни разу не обнаружили Казалось, что в горах они совершенно одни, но одиночество это ничуть не тяготило Джордану В гораздо большей степени ее огорчала настороженность Брига, которая возрастала по мере того, как они приближались в лагерю.

Сейчас Бриг — собранный и напряженный — ничуть не напоминал того мужчину, которого она совсем недавно сжимала в своих объятиях. Его нервозность передалась Джордане, и теперь она тоже, поеживаясь от волнения, до рези в глазах всматривалась в окружающие их горные склоны и нависающие над головами скалы и кручи. Их состояние напоминало Джордане осторожность дикого зверя, который чует приближение опасности, но не знает, где она его подкарауливает.

84
{"b":"6367","o":1}