ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Они ведь так до сих пор и не выяснили, находился ли кто-нибудь на борту? – спросила она обеспокоенно.

– По крайней мере, миссис Хаткинс так говорит. – Берт тяжело вздохнул.

– Если бы кто-то погиб, то тело давно обнаружили бы. Там не так глубоко… Как бы мне хотелось чем-то помочь расследованию! – Она всплеснула руками.

– Быть может, тебе еще удастся что-нибудь вспомнить. – Берт успокаивающе дотронулся ладонью до ее руки.

Джесси с сомнением пожала плечами. Ей и так запомнилось все до мельчайших подробностей.

– Итак, ты готов отправиться со мной осматривать замок? – спросила она, желая сменить тему.

В его глазах мелькнул игривый огонек.

– Не знаю, смогу ли я конкурировать с призраком…

– Не волнуйся! – Джесси улыбнулась. – Кстати, по сравнению с ним у тебя есть одно значительное преимущество.

Он изумленно поднял бровь.

– Какое же?

– Ты живой!

Берт рассмеялся, обнажая белые ровные зубы – самое красивое, что в нем было, как отметила Джесси.

– Пойдем туда вечером, но не очень поздно. Я работаю до четырех. Завтра и послезавтра я занята, а в любой другой день буду рада прогуляться с тобой, – сообщила она.

Берт сказал, что сможет встретиться с ней в среду, и стал вдруг неожиданно задумчивым, устремив взгляд на окутанный мраком старинный замок. В какое-то мгновение ей даже показалось, что он смотрит на Уилфред, как на врага. Это длилось не долго. Через минуту к нему вернулось обычное веселое расположение духа.

– Если ты зайдешь ко мне после работы, я накормлю тебя вкусным обедом! – воскликнул Берт, поворачиваясь к ней.

– Ты меня совсем избалуешь!

– Это не так страшно. И сообщи мне заранее, если вы действительно затеете чаепитие. Ужасно хочу поболтать с этим Брайтманом. А может, пригласим и миссис Хаткинс?

– Я заметила, ты обожаешь разговаривать с ней. Любишь общаться с полицейскими?

Он задумался.

– По крайней мере, нахожу это довольно увлекательным.

– Что ж, пригласим и миссис Хаткинс. Не знаю только, смогу ли я с ней конкурировать… – Она кокетливо закусила губу.

Берт довольно усмехнулся.

– По сравнению с ней у тебя есть одно значительное преимущество.

– Очень интересно. Какое же?

– Ты живая.

Джесси залилась смехом.

– Эта особа не очень-то любезна, верно.

– Мягко сказано, – заметил Берт.

Что-то в его голосе показалось ей вдруг невероятно знакомым. Она нахмурилась, пытаясь понять свои ощущения. Наверное, он ей кого-то напомнил… Вот только кого?

– В чем дело? – спросил Берт.

– Все нормально.

Она встала из-за стола и выбросила пустые пластиковые тарелки в корзину.

– Наверное, пора по домам. Не помешает немного отдохнуть перед завтрашним рабочим днем.

Он обеспокоенно заглянул ей в глаза.

– Ты уверена, что воспоминания о взрыве тебя больше не тревожат? Спишь спокойно?

Джесси подбоченилась.

– Прошу тебя, перестань! Кошмары меня уж точно не мучают по ночам.

В последнее время она видела только потрясающие эротические сны.

– Надеюсь, сегодня тебе приснится что-нибудь приятное.

– Можешь в этом не сомневаться! – ответила она, усмехнувшись.

Тимоти был уверен в том, что сегодняшняя ночь ей запомнится надолго, поскольку сам решил об этом позаботиться. Естественно, последствия шока, пережитого в день взрыва, еще могли ее тревожить, но он догадывался: задумчивость Джесси – это результат их свидания на пустынном пляже.

Ему самому не давали покоя воспоминания об этом.

Джесси прошла к черному «ситроену», стоявшему недалеко, – там, где начиналась улица. Он проводил ее, открыв перед ней дверцу.

– Спокойной ночи.

– Пока, Берт.

Когда она скрылась за поворотом, Тимоти вдохновенно потер руки: ему было необходимо тщательно обдумать свой следующий шаг.

Всю неделю он твердил себе, что происшествие в дюнах – обычная шалость, которую не следует повторять. Но чем дольше он общался с Джесси, тем настойчивее и неотступнее становились воспоминания о близости с ней. У них было много общего: любовь к искусству, любимые поэты, даже кулинарные пристрастия.

Мог ли Тимоти ей открыться, рассказать о своей профессии и о том, для чего приехал на остров? Нет. Только не в этой ситуации. Если Марион Хаткинс стало бы известно о его присутствии здесь, она вышвырнула бы его отсюда в считанные часы. Так рисковать он не мог. Его семья рассчитывала на него. От мыслей о матери, ее страхах и тревогах у него сжималось сердце, а желание разыскать Аллана удваивалось. Нет, он должен был хранить молчание.

Но присутствие рядом с Джесси в обличье нелепого Берта Сайреса, к которому та не проявляла никакого сексуального интереса, превращалось в настоящую пытку. Эта женщина сводила его с ума.

По ночам он теперь долго не мог уснуть, и не только от переживаний из-за исчезновения отца. Да, в своем расследовании ему пока не удалось набрести на верный путь. Расспросы местных жителей и прочие попытки что-либо выяснить еще не привели к желаемому результату, но кое о чем он уже догадывался. Например, предполагал, что отец разработал рискованный план, который требовал от него внедрения в преступный мир. Но ведь такому опытному копу, как Аллан Леннокс, не привыкать выходить из сложнейших переделок…

Отец! Видел бы он Тимоти, сидящего по ночам на крыльце Коттедж Блюз, слушающего ласковую песню прибоя и задумчиво глядящего на океан, туда, где белело во мраке полицейское судно из Джексонвилла. «Ты пропал, парень!» – сказал бы он, усмехнувшись.

Похоже, что так… Снова и снова переживал Тимоти, вороша воспоминания, незабываемое свидание на пустынном пляже. Иногда ему представлялась ее спальня: широкая кровать с высоким пологом из легкой, воздушной ткани, стены в пастельных тонах, большая игрушка в углу и толстый ковер на полу, непременно очень мягкий. По утрам ее будят лучи солнца. Она встает, ступает на ковер, и ее ноги утопают в пушистом ворсе.

Несомненно, ее спальня выглядела как-то иначе. Долгие годы службы в полиции сделали из него неплохого копа. И он во что бы то ни стало должен выяснить, где живет Джесси и о чем думает. Судя по тому, как часто и задумчиво смотрела она сегодня на замок Уилфред, в каком рассеянном, романтичном настроении пребывала всю эту неделю, он мог понять, что свидание на пляже произвело на нее неизгладимое впечатление.

Закрыв глаза, Тимоти отчетливо представил себе, что она вновь в его объятиях: вот он опять жадно и ненасытно целует влажные, горячие, распухшие от возбуждения губы, ее нежную шею, затвердевшие соски…

– Я обязательно должен сделать это, – прошептал Тимоти, открывая глаза.

Итак, решено. Сегодня ночью у него не хватит сил противостоять соблазну. Он отправится в спальню к Джесси Джеймс Сноровки копа и набора отмычек будет достаточно, чтобы проникнуть в ее дом.

Проводив взглядом автомобиль Джесси, он вернулся за столик и решил пропустить еще стаканчик вина, идти к себе ему не хотелось.

– Мистер Сайрес? – окликнул его официант из-за стойки. – Вас к телефону.

Молча выругавшись, Тимоти оглянулся на Марион Хаткинс. Не хватало только привлечь этим звонком ее внимание: простака Берта Сайреса вряд ли стал бы кто-нибудь разыскивать в баре. Но та сидела к нему спиной на приличном расстоянии и даже не могла слышать слов официанта.

– Да? – ответил Тимоти, взяв трубку.

– Привет! Чувствую, ты не в лучшем настроении, – послышался на другом конце провода голос Филипа.

– Привет, братишка! Я избегался тут.

– Есть какие-нибудь новости? – Филип говорил несколько взволнованно. – Со дня исчезновения отца прошла ведь еще одна неделя.

– К сожалению, выяснить удалось пока немногое. – Тимоти в общих чертах рассказал брату о том, как продвигаются дела. – Я был уверен, что к настоящему моменту смогу найти его. Но если бы он погиб, то тело давно б уже обнаружили. В том месте, где взорвалась лодка, неглубоко. Я проверил все пути, какими отец мог уехать отсюда, – автобусную станцию, небольшой аэродром – никто не помнит человека, подходящего под его описание.

15
{"b":"6368","o":1}