ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Папа запросто мог воспользоваться маскировкой. Тогда его никто бы не узнал, – печально пробормотал Филип.

Тимоти осмотрел свой наряд и повернул голову в сторону сидевшей за сдвинутыми столиками приезжей полицейской команды.

– Ты прав. По крайней мере, теперь точно установлено, что взрыв был подстроен.

Филип нервно кашлянул.

– Возможно, в скором времени определят и тип взрывного устройства. Наверное, маме не стоит пока ничего говорить…

– Нет, мы должны ей обо всем рассказывать, – твердо ответил Тимоти. – Уверен, Генри меня поддержит. Кстати, как она?

– Места себе не находит.

– А когда разговаривает со мной по телефону, держится молодцом…

Тимоти сжал пальцы свободной руки в кулак. Теперь, когда было точно известно, что тело не обнаружено, он уже не сомневался: отец решил самостоятельно распутать какое-то темное дело. При этом совершенно не подумал о последствиях, забыл о жене…

– Я знаю один способ поднять маме настроение! – воскликнул Филип неожиданно изменившимся тоном.

– Что ты имеешь в виду?

– Женитьбу! И пятнадцать миллионов долларов. Свою задачу я уже выполнил. – Теперь в его голосе звучали радостные нотки.

– Отлично! – Тимоти уже сообщили эту новость. Дженифер Джексон согласилась выйти замуж за его младшего брата. – А как продвигаются дела на этом фронте у Генри?

– Лучше, чем раньше. Теперь, когда Марион Хаткинс не стоит каждую минуту у него над душой, ему дышится посвободнее.

– Эта женщина – настоящий монстр. Видел бы ты, как она тут усердствует. Неужели желание засадить за решетку другого копа может быть настолько всепоглощающим? – Тимоти присвистнул.

Филип не обратил внимания на его последнюю фразу.

– Тимоти, я сгораю от любопытства, ты подыскал себе жену?

Прямой вопрос оказался неожиданным, и он рассмеялся. В памяти промелькнули дни, проведенные с Джесси, правда, в роли Реджинальда Уилфреда и Берта Сайреса.

– Я не совсем уверен. – Он сам не ожидал от себя подобных слов. – Возможно…

Она спала, беспокойно вздрагивая и учащенно дыша. Во сне Реджинальд был сверху, они занимались любовью. Он проник к ней в спальню через окно, впустив мощную волну разыгравшегося, предштормового ветра. Сильно пахло свежестью и какими-то цветами… Лавандой или жасмином.

Прозрачное облако балдахина от их ритмичных движений трепетало, словно тоже охваченное бурей пьянящих эмоций.

Вдруг сюда придет отец? Вдруг увидит его? Он увидит, как призрак ласкает его дочь!.. – замирая от страха, думала во сне она.

Нет же, нет! Ее отец был мертв. А звали ее вовсе не Джозефин… Мысли кружились и путались. Ее имя – Джесси, Джесси Джеймс. Джозефин погибла очень давно, много-много лет назад…

И все же он находился здесь, в ее спальне, она чувствовала это присутствие… Его сильные руки ласкали ее грудь, мягко сжимали соски, поглаживали и надавливали, заставляя ее извиваться от наслаждения и безмолвно пробить, умолять его не останавливаться…

Что это? – размышляла она в полудреме. Такого не может быть!

И снова блаженство, снова прикосновение его сильных, горячих ладоней. Теперь они скользили вверх по икрам ее ног, по бедрам, поднимая край кружевной ночной сорочки.

Сильно запахло чем-то дурманящим, очень знакомым.

Миндаль! – пронеслось в ее сознании.

Она ощутила, как на спину льется тягучая прохладная жидкость, и застонала, уткнувшись в мягкую подушку. Последовавший массаж унес ее в волшебные, блаженные дали… Его руки двигались вниз от шеи до самых ягодиц, даря при каждом прикосновении сладость и счастье.

Она лежала на животе в собственной спальне на своей кровати. Подобного расслабления и возбуждения ей не доводилось испытывать ни разу в жизни… Когда он снял с нее шелковые трусики, она по-кошачьи изогнула спину, приподнимая бедра, и схватилась за резную спинку кровати. Ей казалось, ее руки, ноги, грудь – все тело объято волшебным пламенем.

Что он со мной делает? Как ему это удается? – стучало у нее в висках.

Его горячая рука скользнула по ее животу, опускаясь ниже.

– Да, – страстно прошептала она, упиваясь своим невиданным сном.

Он ласкал ее нежно, постепенно усиливая давление руки, а когда его палец проник в ее знойное, влажное лоно, она порывисто вздрогнула и начала просыпаться.

Было ужасно жарко и необыкновенно хорошо. Ее тело двигалось в такт движениям его требовательной, умелой руки.

– Реджинальд, – проговорила она, блаженно улыбаясь.

Он раздвинул ее ноги, просунул ладонь ей под живот и поднял ее, поставив на колени.

В этот момент она ясно осознала, что это уже не сон.

В считанные секунды ей стало понятно, что рядом не прозрачный призрак, а сильный здоровый мужчина из крови и плоти. И что мужчина этот безумно возбужден и уже в презервативе.

Он вошел в нее сзади. Оборачиваться не было необходимости, она прекрасно поняла, кто этот человек, узнав его по движениям и по запаху, по тому, как глубоко он проникал в нее, унося из реальности, доводя до настоящего безумия.

Оргазм наступил почти сразу, обжигающий, невероятный… Но ее любовник продолжал свою сладкую пытку, искусно подводя ее со второму умопомрачительному пику. Ей казалось, по всему телу бежит электрический ток, и уже не хватает воздуха. Она хотела было оглянуться и увидеть его лицо, взглянуть в глаза мужчине, способному разжечь в ней подобные страсти, но в этот момент почувствовала, как ее захлестывает еще одна огромная волна, оглушая и парализуя своей сладостной силой.

Через секунду из его груди вырвался приглушенный стон, и он напрягся и, содрогаясь, опустился ей на спину.

Она обнимала промокшую от пота подушку, тяжело дыша, прислушиваясь к биению его сердца, чувствуя на плече прикосновение его теплых губ. Он нежно перебирал рукой ее спутавшиеся, влажные пряди.

Дождавшись подходящего момента, когда дыхание у него восстановилось, а тело совершенно расслабилось, Джесси резко перевернулась на спину, сбросив его на постель. Она оказалась над ним, вдавила его в подушку и быстро включила стоявший на тумбочке светильник.

Прищуривая глаза, привыкшие к темноте, она уставилась на своего незваного гостя. Он был именно таким, каким запомнился ей после встречи в дюнах: загорелый, с серо-голубыми глазами, напоминавшими утренний туман над океаном, высокими скулами и мужественным подбородком. В его взгляде отражались умиротворение и радость. Казалось, он наслаждался тем, что все закончилось так, как ему хотелось. Самым удивительным было то, что этот парень действительно невероятно походил на Реджинальда…

– Кто ты такой, черт побери? – воскликнула она, нахмурившись.

6

Джесси вышла из душа, накинула длинный шелковый халат и посмотрела в зеркало. От недосыпания и безудержного секса она похудела, руки и ноги гудели, а голова шла кругом.

Он так и не сказал ей своего имени, но приходил теперь каждую ночь вот уже четыре раза подряд. Ее злило и мучило то, что не было возможности узнать о нем хотя бы что-нибудь. Когда ей удалось зажечь лампу и оседлать его, она думала, что близка к победе, но серьезно ошиблась. Он победил ее тем же оружием: улучил минуту и легко перевернул на спину, оказавшись сверху.

Потягиваясь и сладко зевая, Джесси вошла в кухню.

– Видела хороший сон? – спросила Бетти.

Очень сомневаюсь, что это был сон, краснея подумала Джесси и взглянула на сестру.

Та, в новом ярко-красном бикини, с полотенцем на бедрах после утреннего купания, сидела, разглядывая блокнотик в дорогом кожаном переплете. Наверное, прикидывала, хорошо ли такой сувенир будет продаваться в ее магазине.

– Сядь куда-нибудь! – Мэг, только что вошедшая в кухню, легонько подтолкнула сестру к стулу. – Я приготовлю тебе овсянку. Между прочим, выглядишь ужасно!

– Спасибо за комплимент, – проворчала Джесси.

– Я уже несколько дней тобой любуюсь. – Бетти оторвала взгляд от красивого блокнота. – Что происходит? Быть может, сегодня ночью к тебе в спальню являлся прекрасный принц, а мы до сих пор ничего не знаем? – съязвила она.

16
{"b":"6368","o":1}