ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И что ты собираешься делать? Подать на меня в суд?

Он ответил не сразу. В данную минуту, когда душу томила обида и злость, ему хотелось заставить ее помучиться, но, естественно, не таким образом. Не стоило также привлекать к себе внимание Марион Хаткинс.

– Подавать на тебя в суд мне ни к чему. – Она долго и пристально смотрела на него.

– Ты готов честно и без лишних прикрас объяснить, что происходит? – Ее глаза вдруг негодующе вспыхнули, между бровей залегла складка. – Хотя теперь и так все понятно! Вот почему ты крутился возле меня! Пытался выведать подробности об этом проклятом взрыве! Засыпал меня вопросами о том, что я видела!

Вообще-то это не совсем соответствовало действительности, но он не стал разубеждать ее.

– Мой отец работает в управлении полиции Джексонвилла…

– И ты тоже служишь в полиции Джексонвилла? – Она задала свой вопрос таким надменно-недоверчивым тоном, что ему стало не по себе.

– Я пытаюсь рассказать тебе о тем, о чем ты просишь. Не перебивай меня, – спокойно и строго сказал Тимоти.

Ее щеки залились краской стыда. Он видел, как напряглось ее лицо, как нервно задергалась жилка на виске.

– Прости… – пробормотала она. – Продолжай, пожалуйста. Твой отец работает в управлении полиции Джексонвилла…

– По моим предположениям, он задумал самостоятельно распугать какое-то дело, поэтому связался с теми людьми, которые тоже были на «Хоупе». Лодка зарегистрирована в джексонвиллском яхт-клубе.

– Про каких людей ты говоришь? Кто они?

– Не знаю. Я приехал сюда, чтобы все выяснить. Моя семья очень рассчитывает на меня.

Джесси вскинула голову.

– Семья? – Она скептически подняла бровь и скривила губы.

– Я ведь рассказывал тебе о своих братьях: Генри и Филипе. Они тоже копы. Мама с ума сходит от переживаний. – Он тяжело вздохнул и провел рукой по парику.

– И все это – правда? – Джесси недоверчиво смотрела на, него, склонив голову набок.

– Что?

– Все те истории о дружной семье, которыми ты так увлеченно потчевал меня?

Тимоти молча кивнул. Его сердце на мгновение сжалось от тоски: в памяти всплыли те чудные мгновения, когда он рассказывал ей о самых дорогих для него людях. Она слушала внимательно и, казалось, стала полностью доверять ему, то есть Берту Сайресу.

Джесси, по-видимому, думала о том же самом с обидой и болью. Он понял это, заметив, как дрогнули ее губы, как плотно сжала она зубы и приподняла подбородок.

Хватит, не поддавайся глупым эмоциям! – скомандовал себе Тимоти, чувствуя, что сердце тает и обливается кровью. Он напомнил себе о том, что эта красотка дала обещание выйти замуж – пусть просто на словах – совершенно другому мужчине. Конечно, этим мужчиной был тоже он, но ей-то об этом ничего не известно! Она польстилась на большие деньги, проявила себя во всей красе, показала, что готова продаться за возможность заполучить этот проклятый замок!

– А в чем, собственно, дело? – спросил Тимоти несколько насмешливым тоном, давая волю накопившейся злобе, вернее, десятой ее части.

– Ты еще спрашиваешь? – Джесси широко распахнула глаза и окинула его раздраженным взглядом. – Дело в том, что ты солгал мне. – Она выдержала многозначительную паузу. – Берт Сайрес.

Он уставился на нее в полном изумлении.

– Я солгал?

Вместо того чтобы ответить, она резко отошла от комода в направлении двери и принялась искать что-то в своей сумке.

– Проверяй тщательнее. Не дай Бог, забудешь ключи, – съязвил Тимоти.

Ему вдруг показалось, что в ее глазах блеснули слезы.

Она шмыгнула носом.

– А я думала, что ты…

– …Простофиля Берт Сайрес? – закончил Тимоти ее фразу, ухмыляясь и отгоняя от себя нестерпимое желание приблизиться к ней. Нет, нельзя допускать ничего подобного. Он прекрасно знает, что в таком случае просто не сдержится и схватит ее, опьяненный исходившим от нее дурманящим запахом. – Ты принимала меня за поэтичного, романтичного дурачка. Пай-мальчика, которого не стыдно привести для знакомства с мамочкой, верно?

– Моя мамочка умерла! – отрезала Джесси, приводя его в жуткое замешательство.

– Извини, – пробормотал он, потупив взгляд.

Последовало напряженное молчание.

– К сожалению, вы неправильно меня поняли, мистер Леннокс, – процедила сквозь зубы Джесси. – Мне нравился Берт Сайрес.

Но ты предпочла ему русоволосого незнакомца, которому позволяла вытворять с собой все, что бы он ни пожелал! – подумал с горечью Тимоти, но вслух произнес лишь единственное слово:

– Неужели?

– Да! Берт нравился мне. Он был добрым, отзывчивым, понимающим…

Она гордо откинула назад волосы, бросила на него презрительный взгляд и направилась к двери. Тимоти молча выругался: как он и предполагал, исходивший от нее запах подействовал на него завораживающе. В тот момент, когда она проходила мимо, он резко подался вперед и схватил ее за тонкое запястье.

Джесси сжала губы и подняла вверх подбородок, но руку не вырвала.

– Не понимаю, почему ты еще и злишься? – Тимоти покачал головой.

Ему вдруг ужасно захотелось прижать ее к себе, поцеловать, но она отказала бы ему в проявлении ласки, чем еще глубже ранила его чувствительную душу.

– Мы стали с Бертом друзьями. – В ее голосе Тимоти уловил оттенок грусти.

– И только, – напомнил он ей, укоризненно улыбнувшись.

Она не хотела, чтобы Берт начал вновь целовать ее, как вчера, на веранде…

Тучи нависли над островом свинцовым покровом, и в комнате заметно потемнело. За окном завывал разгулявшийся ветер.

Джесси испытующе взглянула ему в глаза.

– С Бертом мы остались друзьями, потому что я кое-кого встретила… – неожиданно пробормотала она.

Встретила? Да если выражаться точнее, ты согласилась выйти замуж за этого встреченного тобой типа! – подумал, усмехнувшись, Тимоти. Но все же спросил:

– Это кого же ты встретила, если не секрет?

– Я проследила за ним… сегодня ночью. Вернее, ранним утром. – По-видимому, слова давались ей с трудом. Она произносила их медленно, опустив ресницы. – Он вошел в этот коттедж, у него был ключ.

– О чем это ты? – Ему пришлось уверенно лгать, и от этого на душе скребли кошки. – Я всю ночь находился дома. Спал.

– Не спорь, я видела его, – настаивала Джесси.

– Наверное, ты перепутала коттеджи.

– Да ты что! – Она часто заморгала. – Я сдаю Коттедж Блюз туристам на протяжении нескольких лет и найду его с закрытыми глазами.

– Было темно, – невозмутимо продолжал спорить Тимоти.

– Уже наступало утро…

– Должно быть, в столь ранний час ты жутко хотела спать и плохо соображала.

Джесси начала сомневаться.

– Понимаю, ты мне не веришь, но…

– Этот парень… он твой… – Господи! Он знал лучше, чем кто бы то ни было, что этот парень был ее любовником. Но хотел услышать ее признание в этом.

– …Мой знакомый.

Тимоти не мог догадаться по выражению лица, что творилось в ее душе. Она совсем запутала его.

– Знакомый? Не совсем понимаю.

– Почему ты так злишься на меня? Да, я проникла в твой дом, но здесь… происходит что-то странное. А мы с тобой, мне казалось, были друзьями. – Ее губы дрогнули, она отвернулась.

– Да, мы подружились. Но ты не стремилась к более глубоким отношениям. – Он окинул ее укоризненным взглядом.

– Ладно, Берт… – Голос Джесси оборвался. – Го есть Тимоти. Если ты так хочешь, я все расскажу! Про этого парня, про то, что творится в моей жизни!

Нет! Он чувствовал, что просто не вынесет этого.

– Не надо, прошу тебя.

– Извини, – прошептала она.

Тимоти заставил свои мысли работать трезво и расчетливо. Как хорошо, что чемодан с его личными вещами, в которых он появлялся по ночам в ее спальне, хранился у него в багажнике машины. За долгие годы упорного труда ему удалось-таки стать отличным, предусмотрительным полицейским. В любой момент он мог исчезнуть этого острова, никого не предупредив.

Зазвонил телефон. Тимоти отпустил ее руку шагнул к аппарату.

24
{"b":"6368","o":1}