ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я намерен продолжать ухаживать за этим местом, – решительно заявил Маклауд.

– Наверняка дух Реджинальда только рад тебе! – Старческие губы О'Нелла расплылись в довольной улыбке.

– Неизвестно, когда хозяева одумаются и всерьез займутся реконструкцией, – продолжал Маклауд. – Комплекс для отдыхающих, который мечтал организовать здесь Реджинальд, приносил бы немалый доход…

Джесси отвернулась к окну. Меньше всего на свете ей хотелось бы слышать сейчас то, что напоминало об их с Бертом недавнем разговоре насчет реконструкции Уилфреда. Неделю назад здесь, в этом же зале, звучали, раскатываясь звонким эхом, их восторженные голоса и веселый смех… Теперь этот человек вел себя с ней совершенно иначе, но она была убеждена: в тот день его радость и увлечение беседой были искренними и неподдельными.

Ощутив, как к горлу подступает комок, Джесси нервно сглотнула и покачала головой. И почему она не доверилась чувствам, которые явно испытывала к нему? Никогда прежде, ни с каким другим мужчиной ее не связывали столь доверительные отношения. Ни в ком другом не доводилось ей встречать такое понимание и поддержку, никто с такой готовностью не разделял ее интересы и пристрастия.

Вчера в какой-то момент ей не зря показалось, что Берт готов прекратить их дружбу. Она испугалась и лишь тогда начала понимать, насколько привязалась к нему. Теперь же, когда его намерение распрощаться с ней уже не вызывало сомнений, ее сердце сжалось от боли. Но в то же время, вспоминая о своих полубессонных ночах, проведенных в постели с неизвестным гостем, она не могла не сожалеть о разлуке и с ним тоже. Разве можно так просто отмахнуться от столь немаловажной составляющей любви?

Джесси вновь вернулась мыслями к прошлой ночи, вернее, к раннему утру. Вероятно, Тимоти прав. В предрассветном мареве от сильного волнения ей могло что-нибудь померещиться… Тем более она четко знала: все, что было связано в ее жизни с безымянным ночным соблазнителем, граничило с чем-то нереальным. Наверное, она ошиблась, решив, что ее любовник зашел сегодня утром в Коттедж Блюз…

Джесси очнулась от размышлений и посмотрела в окно. Дождь уже беспощадно стучал по стеклу, а ветер достигал такой силы, что клонил намокшие, тяжелые кроны деревьев.

– Если тебе необходимо закончить допрос, то не лучше ли перебраться куда-нибудь в другое место? – спросила она, повернувшись к Тимоти. – Если песчаную дорогу размоет ливнем, то мы надолго застрянем здесь.

На его лице отразились противоречивые эмоции. Он страстно желал выяснить хоть что-то о своем отце, но не имел права подвергать опасности Джесси. Она это почувствовала, увидела по его взгляду и готова была поклясться, что его беспокоила именно ее участь. Хотя… Быть может, ей это просто показалось.

– Ты права, Джесси. Надо выбираться отсюда, – сказал Тимоти. – Спасибо за помощь! – кивнул он Маклауду. – Простите за излишнюю жесткость. Меня крайне беспокоит участь отца… А сейчас нам действительно стоит поторопиться.

Тимоти взял со спинки стула желтый плащ, который надел на себя в машине. Маклауд не двигался с места.

– Подождите! – неожиданно сказал он. – Возможно, я смогу кое-что для вас сделать… – Выражение его лица стало вдруг хитрым и настороженным.

Джесси подалась вперед, надеясь услышать от него что-нибудь полезное для расследования, но тут же вновь отступила. Если он поможет разыскать Леннокса-старшего, то Тимоти сразу уедет в Джексонвилл, – промелькнуло в ее голове. – Здесь ему делать больше будет нечего…

Ее сердце отчаянно затрепетало. Она была не в силах хоть как-то повлиять на ситуацию. И как ей жить дальше? На душе стало невыносимо тяжело. Оставалось только выйти замуж за ночного любовника, то есть за человека, о котором она ровным счетом ничего не знала… Прошлой ночью в порыве вожделения она согласилась на это. Теперь же, кроме страха и пустоты, в душе ничего не было.

Джесси тряхнула головой, возвращаясь в реальность, понимая, что первая часть рассказа Маклауда ускользнула от ее внимания.

– …Я нашел его спящего тут, в одной из комнат, – продолжил уборщик.

– Нашел кого? – встрепенулась Джесси. Маклауд даже не глянул в ее сторону, он пристально смотрел на Тимоти.

– Вы не могли бы показать мне свой жетон еще разок?

Тимоти задумался, размышляя о том, к чему клонит Маклауд, затем кивнул.

– Конечно.

Тот тщательно изучил полицейский жетон, потом обвел всех присутствующих испытующим взглядом.

– Я поклялся никому об этом не говорить, но… – начал он, потирая затылок. – Одним словом, когда старина О'Нелл поймал меня здесь, мы долго беседовали с ним. – Маклауд выдержал продолжительную паузу. – Я давно его знаю, хотя близкими друзьями мы никогда не были. Он-то как раз и поведал мне о том, что вы – полицейский из Джексонвилла и разыскиваете своего отца, который находился на той лодке, что недавно взорвалась. Насколько я понял, вам приходится действовать в одиночку?

– Верно, – ответил Тимоти.

Маклауд вернул ему знак полицейского.

– Не привык нарушать обещания, но в данном случае не могу поступить иначе… Чувствую, именно вы поможете ему…

– Расскажите же, – пробормотал Тимоти.

– Что ж, так и быть… – медленно, словно мстя за жесткое с собой обращение, произнес Маклауд. – Я нашел этого человека здесь. Он спал в одной из верхних комнат на старой кровати с ватным матрасом. И я сразу обратил внимание на его руку: у него был сильный ожог. – Уборщик задрал рукав рабочей куртки и провел пальцем от локтя до запястья собственной руки. – Надо было бы отвезти его в местную больницу, но он оказался слишком тяжелым, мне не по силам было дотащить его до машины. Тогда я попытался разбудить его, но ничего не получилось: человек был невероятно слаб, его лихорадило. Представляю, как он мучился, тем более на том матрасе: там ведь полно клещей!

Джесси перевела взволнованный взгляд на Тимоти.

– Он сообщил вам свое имя? – Его голос прозвучал взволнованно и напряженно.

Маклауд сделал вид, что не услышал вопрос, и невозмутимо продолжал:

– Я обработал его рану, принеся аптечку из машины, и немного привел беднягу в чувства нюхательной солью.

Он замолчал, переводя дыхание, а Тимоти, сгорая от нетерпения, сцепил пальцы в замок.

– И что?

– Собственно, рассказывать больше не о чем. Первые несколько дней бедняга пребывал в полузабытьи. Бормотал что-то несвязное и постоянно умолял меня не сообщать о нем ни врачам, ни полиции. – Маклауд пожал плечами. – Сначала я решил, что он в бегах, ну, натворил что-нибудь, совершил преступление…

– А что потом? – обеспокоенно спросила Джесси.

Он опять не обратил внимания на заданный вопрос.

– Я ухаживал за ним, лечил его рану. Несколько дней он бредил, большую часть времени спал. – Маклауд сделал паузу и покачал головой. – В тот вечер, когда вы приходили сюда, он спрятался на чердаке. Не понимаю только, почему ему не пришло в голову спуститься и поговорить с вами? Вы ведь утверждаете, что приходитесь ему сыном, а он наверняка видел вас.

– Не знаю… – уклончиво ответил Тимоти. В темных глазах Маклауда промелькнула тень сомнения.

– Он постоянно твердил, что не хочет привлекать к себе внимание полиции…

Джесси посмотрела на Тимоти и задумалась. Честный, прямой, чувствительный, и как этот человек мог быть таким мужественным и выносливым? Наверное, в свое время ему пришлось много работать над собой. А это не каждому дано. Он удивлял ее и восхищал, вызывал в ней уважение и нескончаемый интерес…

Тимоти вынул из заднего кармана шорт фотографию и протянул ее Маклауду.

– Это он?

Тот поежился в нерешительности.

– Я приехал сюда только для того, чтобы помочь ему, – заверил его Тимоти.

Маклауд медленно кивнул и принялся рассказывать дальше.

– Когда ему стало лучше, он перестал разговаривать, а в первые дни сильно бредил. По обрывкам фраз я понял, что у него есть жена и трое сыновей. – Уборщик выдержал продолжительную паузу. – Я сразу узнал вас по имени…

26
{"b":"6368","o":1}