ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Кстати, ты уже и художник, и поэт, и повар, – ободряюще произнесла Джесси. – Если приложишь немного усилий, то сможешь полностью изменить свою жизнь.

– Вот как? Думаешь, это получится? – Если бы она только знала! – думал Тимоти.

При желании он уже был способен на многое, например, был в состоянии купить этот замок и купил бы его для нее даже теперь, если бы только она не разыгрывала перед ним честную скромницу.

– А что заставило тебя пойти по стопам отца? – мучила его Джесси.

Его толкнуло на этот шаг огромное желание завоевать отцовскую любовь. А теперь он безумно хотел ее любви. Но, кажется, ему придется всю жизнь лишь мечтать об этом. Тимоти ничего не ответив, увеличил скорость и погнал машину сквозь стену дождя.

После двадцати минут езды в полном молчании они остановились рядом с домом Джесси, молодая женщина наблюдала сквозь лобовое текло за буйством стихии и ежилась при одной только мысли о том, что должна выйти на улицу. Ветер свирепствовал: сметал верхушки песчаных дюн, кружил в воздухе жестяные банки, схваченные из мусорных корзин, клонил к земле кусты и деревья. Приглядевшись, она рассмотрела сквозь пелену дождя расплывчатые фигуры в окнах: Бетти и Мэг опускали жалюзи.

Если бы не буря, меня давно бы здесь, в его машине, уже не было, думала Джесси, устав от небрежного отношения к себе. Кажется, ей вообще не стоило ездить с ним в замок Уилфред.

– Ты не думаешь, что нам следует хотя бы поговорить? – спросила наконец она и закусила губу.

– Не думаю.

– Скажи мне, пожалуйста, в чем я так сильно провинилась перед тобой? – В ее голосе слышалась мольба. – Почему ты переменил свое отношение ко мне? Я залезла в твой дом, верно, но мы могли бы все обсудить. – Она сглотнула. – Раньше мы так хорошо понимали друг друга…

– К чему пустые разговоры, Джесси? – спокойно, почти ласково сказал Тимоти. – Я знаю, что ты не испытываешь ко мне ничего серьезного.

– Ничего серьезного? Да я готова была рассказать тебе про того человека, с которым встречалась!

Он придвинулся к ней настолько близко, что она могла ощущать на щеке его дыхание.

– Не пытайся доказать мне что-то, Джесси. Если бы ты хоть немного была увлечена мной, то не отказалась бы от моего поцелуя там, на веранде, – с обидой в голосе пробормотал Тимоти.

– Чувства меняются… – ответила она, потупив взгляд.

– С чего это вдруг твои чувства изменились? Узнала, что я коп, и зауважала меня?

Джесси уже теряла надежду. В любой услышанной фразе он отыскивал какой-то второй смысл и использовал каждое ее слово против нее же. Рассердившись, она резко повернулась к нему.

– Значит, расстанемся вот так? – Ей уже трудно было сдерживать обиду. – Ты собираешься уехать отсюда, даже как следует со мной не попрощавшись, даже не договорившись поддерживать отношения?

– Да, я уеду завтра утром, – твердо сказал Тимоти. – А отношения… – начал было он и замолчал.

И тогда Джесси сама заговорила.

– Не такой уж ты и классный парень, Тимоти Леннокс! – Ее щеки пылали, в глазах горел огонь. – Я видела, как ты на меня пялился… – Она осеклась, отказываясь верить, что подобные слова слетели с ее губ.

– О чем это ты? – спокойно спросил Тимоти.

Ярость с новой силой окатила ее оглушая. Он еще прикидывался, будто не понимает, о чем идет речь!

Джесси не могла не обратить внимания на то, как этот Тимоти Леннокс откровенно рассматривал ее, когда она села в машину в промокшем платье, на то, как по дороге он то и дело бросал взгляд в ее сторону, будто его магнитом тянуло к ней.

– Объяснить, что я имею в виду? Ты пожирал меня глазами, будто хотел сорвать с меня одежду!

Он даже немного отстранился от нее, словно испугался, что ее гнев ошпарит его.

– Я думала, что прекрасно понимаю тебя, – с презрением произнесла Джесси. – Оказывается, просто ошибалась!

Она резко открыла дверцу, выскочила и побежала к дому, прикрывая лицо руками от безжалостного ветра и проливного дождя.

Оставшись в машине один, Тимоти зачем-то покрутил радио, прослушав обрывки последних новостей и рекламу. Потом медленно поехал к Коттедж Блюз. Заканчивалась его личная командировка на остров. Предстояло решать вопрос с отъездом, и тут, из-за погоды, могли возникнуть проблемы с транспортом. Одиночество, похоже, оставалось его уделом, настроение было скверным.

Войдя в коттедж, он сразу же услышал настойчивые звонки телефона и снял трубку в гостиной.

– Слушаю!

– Привет! Это Генри. Я только что узнал о временном прекращении работы Марион Хаткинс. Говорят, у вас там ужасная буря. Как ты?

– Привет, брат. Да, погодка тут просто страшная. Сверкают молнии, гром, ливень, сумасшедший ветер. Я собирался позвонить тебе, сообщить о том, что…

– Я сам решил связаться с тобой. Послушай, мама уже решила, что отец умер. Подумывает начать приготовления к похоронам. Только бы тело, говорит, нашли. Марион Хаткинс все еще на острове, но постоянно звонит руководству…

– Ты позволишь мне договорить? – крикнул в трубку Тимоти, но Генри его не слушал.

– Филип и Дженифер пытаются выяснить, что известно этой Марион об отце и о том, случались ли между ними ссоры или служебные разногласия. Начальник Дженифер, Флориан, кстати, оказывает им теперь всяческое содействие. Не знаю, с чем это связано, но Филип говорит…

– Я нашел отца.

Последовало продолжительное молчание.

– Что? – крикнул наконец Генри. – Почему же ты молчишь? Где ты нашел его? Где он сейчас? Как себя чувствует? Рассказывай скорее!

– Отца обнаружили в старинном поместье, где сейчас никто не живет, оно называется замок Уилфред. – Тимоти подробно сообщил брату обо всем, что ему стало известно. – Завтра я планирую быть дома. Выеду утром любым транспортом, каким смогу. Звонить, наверное, больше не стоит. Связь портится из-за этой жуткой бури. Завтра обо всем поговорим.

10

На несколько минут ветер стих. Следовало ожидать, что скоро начнется нечто невообразимое. Сестры Джеймс заколачивали снаружи щитами окна и двери своего дома.

– Ты непременно должна поехать с нами! – крикнула Мэг, обращаясь к Джесси. Ее голос прозвучал взволнованно, испуганно. Марк и Питер уже ждут нас на дороге в джипе. Ты не можешь здесь оставаться, слышишь?

Джесси в очередной раз занесла над головой молоток. Бетти и Мэг держали большой деревянный щит, прижимая его к стеклянной двери, ведущей в ее спальню, а она прибивала его к стене. Все остальные окна и двери были уже защищены.

– Пойдем же, Джесси! На своей машине ты вряд ли доберешься. Хватит, щит уже держится… – Налетевший порыв ураганного ветра заглушил слова Бетти.

– Еще пару гвоздиков! – напрягая голос, прокричала Джесси. По ее лицу хлестал дождь, с промокших, выбившихся из-под капюшона прядей тонкими струйками стекала вода.

– Мы тебя не оставим1 Уже сделали объявление, что по мосту ехать опасно. Надо успеть на паром. Почему ты не хочешь эвакуироваться вместе с нами? – что было сил орала Мэг, перекрывая свирепые завывания ветра.

Она действительно не хотела ехать с ними. Потому что боялась за Берта, то есть за Тимоти. Тот ведь сказал, что лишь завтра утром отправится домой. Но буря так разыгралась за прошедшие два часа, что ему нельзя было оставаться здесь до утра. Конечно, он мог передумать и уже сегодня покинуть остров.

Джесси стиснула зубы, борясь с переполнявшими душу терзаниями. Она прекрасно понимала нежелание сестер уезжать без нее: шторм отнял у них родителей, они боялись потерять еще и сестру. Но из головы не шла сцена их прощания с Тимоти. И почему она не осталась в машине, не рассказала о своих истинных чувствах к нему? Тогда можно было с легким сердцем эвакуироваться сейчас. А так…

– Пора идти! – крикнула Мэг. Джесси проверила, прочно ли держится щит, удовлетворенно кивнула, убрала молоток в ящик с инструментами и схватила сестер за рукава плащей. Все трое как по команде побежали к главному входу в дом.

28
{"b":"6368","o":1}