ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

11

Марк Раймон, догадавшись о том, куда побежал этот парень, успел сунуть ему в руку ключи от машины и крикнуть вдогонку:

– Возьми мой джип, Берт!

Бетти звучно чмокнула его в губы и обняла в знак благодарности. По блаженному выражению лица Марка Тимоти понял: тот готов на любые жертвы, лишь бы Бетти всегда целовала его вот так.

При других обстоятельствах он посмеялся бы. Чего греха таить, сестры Джесси, закрутившие романы со своими приятелями из-за желания получить выигрыш, не на шутку увлеклись ими и преследовали теперь совершенно иные цели.

Но размышлять сейчас о любовных историях других людей было неуместно и неразумно. Ему предстояло решить самый главный вопрос собственной жизни.

Оказавшись в джипе, стоявшем неподалеку от причала, он включил приемник, чтобы прослушать новости.

– …Порывы ветра превышают сто… – Радио работало сбивчиво, шли постоянные помехи. – Отчалило последнее судно, эвакуирующее людей с острова…

Вглядываясь в темноту сквозь лобовое стекло, Тимоти еще раз с благодарностью вспомнил о Марке. Устойчивый и мощный, с аптечкой и большим фонарем в салоне, этот автомобиль не шел ни в какое сравнение с его «фольксвагеном». Такую машинку на первом же повороте смыло бы стремительным потоком воды. Временами ветер достигал такой силы, что и в джипе-то становилось страшно.

– Нет! – пробормотал Тимоти. – В такое жуткое ненастье она не должна была выйти из дома!

Он крепко вцепился в руль и поехал. Дороги не было видно, и приходилось ориентироваться по деревьям, растущим вдоль нее с обеих сторон. Два раза машину сильно занесло, и он едва справился с управлением. Окна домов, заколоченные щитами, сливались с темнотой, поэтому, если в некоторых из них и горели свечи и фонари, то разглядеть их было невозможно.

– …категорически запрещается покидать помещения… – прохрипело радио и заглохло.

Тимоти показалось, он – единственный оставшийся в живых человек во всем белом свете. И его душой овладел зловещий страх.

Одна мысль грела сердце и придавала сил: где-то здесь, на этом острове, осталась Джесси. Она любит его!

Тимоти едва что-либо различал сквозь омываемое бешеным потоком воды лобовое стекло. Но ее дом находился уже где-то рядом. Он заметил, что проехал на милю вперед от одного из знакомого коттеджей. А это означало, что жилище Джеймсов должно было быть именно здесь, но Тимоти ничего не видел.

Что, если она в опасности? Я непременно должен найти ее! – стучало в его висках.

Сверкнула молния, озарив металлическим светом жуткую картину: прямо на него падало огромное дерево. Мощный поток воды смыл верхний слой почвы, оголив узловатые древние корни. И за секунду до того, как опять наступила непроглядная тьма, он увидел… ее.

Резко повернув руль вправо, Тимоти заставил джип подскочить вверх, а стремительный поток воды подхватил его и отнес к обочине. Охваченный паникой, он зашептал слова молитвы, умоляя дерево упасть только не на сиденье водителя. Ничего особенного не произошло. Всего лишь заглох мотор и погасли огни на приборной доске.

Тимоти выключил зажигание и проверил двигатель, отказываясь верить тому, что только что увидел.

Просто кругом темно, устрашающе, опасно, убеждал он себя. Скорее всего, это его уставший мозг сыграл с ним столь злую шутку. Но странная картина так и стояла у него перед глазами: Джесси у дерева подает ему сигнал рукой свернуть с дороги. Она освещена сиянием молнии и отчетливо видна.

Буквально через секунду он понял, что ему встретилась не Джесси: на женщине было надето длинное старомодное платье и шаль.

Я схожу с ума! – думал Тимоти, еще раз пытаясь завести машину. Джип не слушался.

Вода почти полностью скрывала колеса, а молнии, прорезавшие темноту, ослепляли.

Но он мог поклясться, что видел женщину у дерева.

Джозефин Джеймс – всплыло в памяти известное ему имя. Неужели дух этой женщины спас его от верной гибели? Неужели он начинал в это верить?

Нет же, нет! – отгонял от себя эти мысли Тимоти. Он впал в иллюзию, это слияние света – фар автомобиля и молнии – породило такой эффект.

Его воображение нарисовало ему вдруг, как женщина испаряется и летит вместе с ветром в замок Уилфред. В объятия к возлюбленному…

Тимоти тряхнул головой.

– Какие глупости! – прошептал он. – Подобной ерундой забита, наверное, только голова Джесси.

Выходить наружу не было смысла. Бушующий ветер и дождь сбили бы его с ног, а взмывавшие в воздух обломки пластмассы, древесины и мусор просто убили бы.

Он не знал, сколько времени просидел так в кромешной тьме, слушая рев разгневавшейся стихии.

Внезапно перед его глазами при очередной вспышке молнии возник дом Джеймсов. Возник и исчез. За считанные секунды Тимоти успел заметить, что основание коттеджа буквально залито водой, и решил действовать. Если эти моменты – последние в его жизни, он будет счастлив провести их в объятиях Джесси.

Схватив с заднего сиденья фонарь, он открыл дверцу и ступил на землю. Порыв сумасшедшего ветра тут же ударил ему в спину, и почва ушла из-под ног.

Тимоти в безопасности!.. Эта мысль помогала Джесси оставаться в живых. Несколько часов назад ураганный ветер вырвал из стены щит, защищавший стеклянную дверь в ее спальне, а спустя минуту-другую по прозрачной дверной створке долбанул металлический прут, и стекло рассыпалось на сотню мелких осколков. С тех самых пор ветер с оглушительным ревом разгуливал по комнатам. Если бы сестры не подгоняли ее, то она прибила бы щит более надежно…

Что-то с грохотом разбилось на первом этаже. Затрещали, разрываясь, шторы.

Джесси в джинсах и светлой блузке стояла на кровати в одной из комнат второго этажа, уставившись в единственное, не защищенное щитом окно.

Ничего не было видно. Только мощные ручьи стремительно стекали по стеклу. Ей казалось, внизу уже бушевал океан. Она представляла, как беспощадные волны поднимаются вверх по ступеням, все ближе и ближе подбираясь к ней. Еще немного, и дом затопит вода, размышляла с пугающим спокойствием Джесси… Ей нестерпимо хотелось увидеть Тимоти. Хотя бы разочек. Она представила, опустившись на матрас, как он читал ее письмо, и на сердце стало легче. Сейчас ему уже наверняка известно о ее чувствах…

Ей так ни разу и не пришлось поцеловаться с ним. А ведь Джесси мечтала об этом. Заниматься сексом с мужчиной, который понимает тебя, знает, что творится у тебя в душе, – что может быть лучше? Наверняка такая близость не сравнима ни с чем другим, размышляла она.

Но теперь было слишком поздно…

Нет! – тут же подбодрила Джесси саму себя. Нельзя поддаваться панике! Она вовсе не собирается умирать. Скоро шторм закончится, и все будет в порядке.

Комната, освещенная пламенем одной-единственной свечи, выглядела сейчас мрачно и зловеще. На стенах плясали угрюмые тени. Создавалось такое впечатление, что они – живые существа, смеются и потешаются над ней, проверяют ее нервы на прочность.

Мысли Джесси снова вернулись к Тимоти. Раз в Коттедж Блюз никого не было, значит, ему удалось спастись.

– И я выживу! Непременно выживу, – стиснув зубы, прошептала она.

Неожиданно услышав, что кто-то зовет ее, Джесси вскочила на ноги, но тут же вновь опустилась на матрас и прижалась спиной к стене.

Показалось… Я наверняка одна осталась одна на острове! – подумала она с тоской, чувствуя, что к горлу подступает комок.

Внезапно ей почудилось, что в доме кто-то есть. Такого не могло быть! Никак не могло…

– Джесси! – услышала вдруг она, как кто-то окликнул ее.

– Я потихоньку схожу с ума… – прошептала, замирая от ужаса, молодая женщина.

У нее перехватило дыхание. Вскочив на ноги, она сжала кулаки и немного склонилась вперед, готовясь к обороне.

В проеме двери появился призрак Реджинальда с зачесанными назад мокрыми, потемневшими от влаги волосами. И Джесси закричала, немея от страха.

30
{"b":"6368","o":1}