ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наблюдая, как руки Полы небрежно касаются обнаженной спины и плеч Корда, Стейси едва не закричала. Ревность болезненным кольцом сжала сердце оттого, что Пола трогала и ласкала его. Пола, а не она сама! Стейси совсем измучилась и, зажав руками рот, чтобы не расплакаться, попятилась назад, еле держась на ватных ногах.

У нее не было выбора: тут или отступить, или с воплем ворваться в комнату, наброситься на Полу и расцарапать ей лицо. Стейси изумилась неистовству своей ярости. Даже Лидия не вызывала у нее желания вцепиться ей в волосы, а ведь был момент, когда Корд едва не женился на ней. Безумие какое-то. Но Лидию Стейси презирала, а Пола ей действительно нравилась. Но только не рядом с Кордом! Никогда и ни за что!

Стейси шагнула назад и уже в холле услышала, как Корд заговорил. Она замерла, ненавидя себя за то, что снова подслушивает.

— Ваши руки могут принести вам целое состояние, Пола, — пробормотал он хриплым мягким голосом. Как часто этот голос вызывал у Стейси огонь желания!

«Пола»! — пронеслось в разгоряченном мозгу. Он назвал ее просто Полой! Тут же в памяти всплыли слова физиотерапевта, сказанные как-то за обедом: «Когда вы станете личностью, заслуживающей моей симпатии и уважения, тогда я позволю вам называть меня по имени…»

Собирается она одернуть Корда? Прижав ладонь к губам, Стейси затаила дыхание.

— Богатство меня не волнует, — негромко ответила блондинка.

Она его не поправила. Иссушающая боль пронзила сердце Стейси и едва не согнула ее пополам.

— А чего же вы хотите? — спросил Корд. По его решительному и заинтересованному тону было ясно, что вопрос задан не из праздного любопытства.

— Как и всякая женщина: любимую и стоящую работу, свой дом и мужа. — После небольшой паузы она добавила:

— Не обязательно именно в таком порядке.

Только не Корд. Она его не получит. Стейси тихо заплакала.

— Вам трудно угодить! — усмехнулся Корд.

— Очень, — игриво согласилась Пола.

— Человеку, который вас заполучит, страшно повезет. — Его голос повеселел.

— Это будет настоящий мужчина, способный держать меня в руках. — Несмотря на шутливый настрой, в ее ответе промелькнули серьезные нотки.

— Звучит как вызов, — фыркнул Корд.

— Собираетесь его принять?

Стейси не могла понять, дразнит Пола ее мужа или же пытается слишком явно проявлять к нему интерес. Впрочем, в день приезда она предупреждала Стейси о том, что влюблялась раньше в своих пациентов.

С горящими сухими глазами Стейси торопливо дошла до гостиной. Она боялась услышать что-нибудь еще. Леденящий ужас сделал ее безразличной ко всему, кроме двух полуодетых людей в спальне и женских рук, так свободно касающихся тела ее мужа.

Стейси повалилась на диван. Невидящим взглядом она уставилась в небо, синеющее сквозь стеклянные двери веранды. Внутри ее как будто что-то разбилось вдребезги. Что это? Может быть, сердце?

Она ничего не видела и не слышала, и, только когда Мария несколько раз окликнула ее, Стейси наконец осознала, что ее одиночество нарушено. Она отрешенно повернулась к экономке.

— Что ты хотела, Мария? — спросила она безжизненным голосом.

— Вас к телефону.

Стейси продолжала оставаться безучастной.

— Спроси, кто звонит, и запиши номер. Я перезвоню. Сейчас я ни с кем не желаю говорить.

— Я скажу, что вы перезвоните сегодня вечером, — предложила Мария.

— Нет-нет, только не сегодня. Вечером мне нужно будет уйти, — ответила Стейси с полнейшим равнодушием.

— Вы когда-нибудь будете дома? — с грустью пожурила ее Мария, — Нет, никогда. — Это прозвучало как приговор судьбы. Стейси слегка пришла в себя и спросила:

— А обед скоро будет готов?

— Через минутку! — заверила Мария. Когда мексиканка вышла, Стейси поднялась с дивана и механически направилась мыть руки. Потом как робот села за стол и молча принялась за салат из авокадо с дольками грейпфрута в сладком сиропе, совершенно не различая ни сладкого, ни кислого.

Джош тоже был неестественно молчалив, чем вызвал любопытный взгляд Полы, сидевшей напротив него.

— Джош, ты сегодня какой-то тихий. Устал? — непринужденно осведомилась она.

Не поднимая взгляда от тарелки, он отрицательно покачал черноволосой головкой.

— Обычно ты трещишь как бурундук, — поддразнила Пола. — Тебя, должно быть, что-то беспокоит.

— Я отругала его за то, что он утром ходил плавать, — вежливо объяснила Стейси. При этом Джош оставался нем как рыба. Обращаясь к блондинке, Стейси держалась стоически: ни один мускул не дрогнул на ее лице. — Я не сразу разобралась, что вы с Кордом ежедневно занимаетесь в бассейне и Джош был под присмотром, а не один. Он еще не простил меня до конца.

— Извините, Стейси. Я думала, вы знаете, — повинилась Пола.

— В общем, это уже не принципиально, — пожала плечами Стейси. — Теперь я в курсе. И что… плавание приносит пользу?

Она вовремя подняла глаза: Корд и Пола быстро переглянулись; и внутри у Стейси все перевернулось от ощущения, что она затронула их интимную тайну.

— Во всяком случае, вреда не будет, — неуверенно ответила терапевт.

По телу Стейси пробежала болезненная дрожь.

— Прошу прощения, — пробормотала она, — Мария сказала, что мне оставили важное сообщение, я должна немедленно перезвонить.

Уловка прозвучала неубедительно, но ничего другого не пришло ей на ум, чтобы уйти из-за стола в разгаре обеда. Она вышла, преследуемая одной мыслью: сколько еще раз они переглянутся в ее отсутствие?

Стейси проклинала свое богатое воображение, но ее догадку подкреплял удовлетворенный блеск в глазах Корда и отсутствие горькой насмешки на его губах.

Выходя из дома, Стейси уже твердо знала, что больше не сможет делить с ними трапезу, не обращая при этом внимания на безмолвные послания, которые они передают друг другу. Она решила не подвергать себя подобной пытке.

В последующие дни Стейси сменила тактику, чтобы как-то повлиять на ситуацию. Не давая себе окончательно потерять здравый смысл, она привлекла к делу Трейвиса и без зазрения совести использовала его в качестве буфера. Со дня приезда Полы она каждую неделю приглашала его на ужин. Теперь же она назначала ему встречи на ранчо в обеденное время. Даже если Трейвис счел ее поведение странным, он позаботился, чтобы ничем этого не выдать, и внешне вполне спокойно отнесся к ее причудам.

Стейси старалась не думать, чем все это может кончиться. Ежедневные гонки на выживание не могут продолжаться вечно. Как долго она сможет не замечать отношений между Кордом и Полой, набиравших обороты прямо у нее под носом?

Где же выход? Выложить Корду свои подозрения и потом выглядеть полной дурой, если они не оправдаются? Или предъявить обвинения Поле и предупредить, чтобы та держалась от Корда подальше?

Удрученно вздохнув, Стейси убрала за уши каштановые пряди. Ноги сами несли ее к дому, и она шла, не поднимая глаз.

Подходя к, коттеджу, она вдруг испытала пронзительное, почти детское наслаждение, услышав плеск воды. Поднявшись на небольшой холмик, открывающий вид на бассейн и часть усадьбы, Стейси остановилась.

Еще пару шагов, и она целиком увидит бассейн с тремя пловцами. Даже на таком расстоянии был слышен заливистый смех Корда. Стейси вся сжалась, пытаясь припомнить, когда в последний раз она слышала его счастливый смех. Должно быть, сразу после аварии, когда он радовался, что остался в живых.

Стейси разглядела на воде две головы рядышком. Когда Пола повернулась к Корду и что-то ему сказала, он закатился снова. Стейси кусала губы, пока не почувствовала солоноватый привкус крови. Ей давно не удавалось вызвать у него такой смех, а вот Пола в этом преуспела.

Ревность нанесла ей еще один удар. Вся сцена в бассейне — мужчина, женщина и играющий ребенок — смотрелась как картинка идеальной семейной жизни. Но ведь на месте Полы должна быть она, Стейси! Почему все они вместе выглядят такими счастливыми? Стейси заплакала.

— Неужели им и вправду очень весело? — Мужской голос заставил Стейси обернуться. От неожиданности, под участливым взглядом Трейвиса ее глаза тревожно расширились, а лицо побледнело. — Я не хотел напугать тебя.

19
{"b":"6369","o":1}