ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)
Перевертыш
Апельсинки. Честная история одного взросления
Мне снова 15…
Академия темных. Преферанс со Смертью
Потерянные девушки Рима
Особенности кошачьей рыбалки
Всё, о чем мечтала
Во имя Империи!
A
A

Аэробус, на котором летели главный инспектор Ханна и детектив-инспектор Паркер, приземлился в Нассау в три часа дня по местному времени. Старший офицер багамской полиции поднялся в салон, нашел двух сотрудников Скотленд-Ярда, представился и поздравил их с благополучным прибытием в Нассау. Все трое вышли из самолета раньше других пассажиров и сели в поджидавший их «Лендровер». Ханна ощутил жаркий, влажный воздух тропиков. В своем лондонском костюме он моментально вспотел.

Багамский офицер взял талончики на багаж Ханны и Паркера и передал их констеблю, который побеспокоится о чемоданах. Гостей провели в зал для особо важных персон, где их ждали заместитель британского высокого комиссара мистер Лонгстрит и сотрудник британского представительства мистер Баннистер.

– Я полечу на Саншайн с вами, – сказал Баннистер. – Там возникли какие-то проблемы со связью. Кажется, там не могут открыть сейф губернатора. Я установлю новый аппарат, чтобы вы могли разговаривать с представительством высокого комиссара по прямой линии радиотелефонной связи. Разумеется, защищенной от подслушивания. И конечно, как только коронер закончит вскрытие, нам нужно будет вернуть тело.

Деловой подход мистера Баннистера понравился Ханне. Потом Ханна встретился с криминалистической бригадой; багамская полиция любезно предоставила в его распоряжение четырех специалистов. Совещание со специалистами продолжалось около часа.

Из окна Ханна бросил взгляд на бетонное поле аэродрома. В тридцати ярдах стоял готовый к взлету десятиместный самолет, который должен был доставить Ханну и его теперь большую команду на Саншайн. Между зданием и самолетом в ожидании подходящего момента томились две бригады телеоператоров. Ханна вздохнул.

Когда вопросы были окончательно согласованы, все направились из зала ожидания вниз. Ханну тут же атаковали репортеры с микрофонами, с раскрытыми записными книжками.

– Мистер Ханна, вы уверены, что скоро удастся арестовать… Не окажется ли это убийство политическим… Не связано ли убийство сэра Марстона с избирательной кампанией?..

Ханна приветливо кивнул репортерам, но не произнес ни слова. Под охраной багамских констеблей он и его команда вышли под горячие лучи тропического солнца и направились к самолету. Телевизионные камеры следили за каждым их шагом. Как только полицейские поднялись на борт, журналисты бросились к своим самолетам, взятым напрокат за огромные деньги или заказанным из лондонских офисов. Беспорядочной стаей чартерные самолеты выруливали к взлетной полосе. Было четыре часа двадцать пять минут.

* * *

В три часа тридцать минут небольшая «сессна» развернулась в воздухе для захода на посадку на заросшую травой посадочную полосу Саншайна.

– Довольно дикое место, – прокричал американский пилот сидевшему за его спиной пассажиру. – Красиво, но пусто. Я хочу сказать, здесь ничего нет.

– Современной технологии маловато, – согласился Сэм Маккриди.

Сквозь пластиковый колпак кабины он смотрел на приближающуюся пыльную полосу. Слева от нее стояли три здания – ангар из гофрированной листовой стали, низкий сарай с красной металлической крышей (здание аэропорта) и белый кубик с развевающимся над ним британским флагом (полицейский участок). Рядом со зданием аэропорта возле автомобиля стояли двое мужчин и разговаривали – один в рубашке с короткими рукавами, другой в шортах и майке.

«Сессна» опустилась ниже верхушек пальм, и колеса самолета ударились о гравий. Мимо быстро пролетели немногочисленные здания. Опустилось переднее колесо, поднялись закрылки. В конце взлетно-посадочной полосы пилот развернул самолет и подрулил к зданию аэропорта.

– Конечно, я помню тот самолет. Потом я узнал, что бедняги все погибли. Это ужасно.

Фаваро разыскал носильщика, который в ту пятницу загружал багаж в отсек «Навахо чифа». Носильщика звали Бен, он всегда загружал багаж в самолеты. Подобно большинству островитян, раскованный, честный, он готов был оказать любую помощь. Фаваро показал ему фотографию.

– Вы помните этого человека?

– Конечно. Он просил хозяина самолета подбросить его до Ки-Уэста.

– Откуда вы это знаете?

– Я стоял рядом с ним, – объяснил Бен.

– Он был неспокоен, возбужден, торопился?

– Вы бы на его месте тоже заторопились. Он сказал хозяину, что ему позвонила жена и сказала, что их ребенок заболел. Девушка сказала, это ужасно, надо помочь человеку. Ну, тогда хозяин сказал, что вот этот может лететь с ними до Ки-Уэста.

– Рядом был кто-нибудь посторонний?

Бен задумался.

– Был там еще один, он помогал грузить чемоданы. Думаю, его нанял хозяин.

– Как он выглядел, тот второй грузчик?

– Я его раньше никогда не видел, – объяснил Бен. – Чернокожий, не с Саншайна, пестрая рубашка, темные очки. Молчал, как рыба.

К зданию аэропорта подрулила «сессна». Защищаясь от пыли, Фаваро и Бен прикрыли рукой глаза. Из самолета вышел мужчина среднего телосложения в помятом костюме, извлек из багажного отделения сумку и «дипломат», отошел на два-три шага, помахал пилоту рукой и скрылся в здании.

Фаваро было над чем подумать. Хулио Гомес не любил врать. Но у него не было ни жены, ни детей. Стало быть, ему очень нужно было попасть на тот самолет – и как можно скорее добраться до Майами. Но почему? Зная своего друга, Фаваро был убежден, что Хулио Гомесу грозила опасность. Бомба предназначалась не Клингеру, а Гомесу. Фаваро поблагодарил Бена и пошел к ожидавшему его такси. Фаваро уже распахнул дверцу, когда его остановили произнесенные на хорошем английском слова:

– Я понимаю, что прошу слишком много, но не могли бы вы подбросить меня до города? На стоянке здесь ни одной машины.

Это был мужчина, прилетевший на «сессне».

– Конечно, – сразу согласился Фаваро. – Будьте моим гостем.

– Чертовски любезно с вашей стороны, – сказал англичанин, бросая сумку в багажник.

За те пять минут, что такси ехало до города, он представился:

– Фрэнк Диллон.

– Эдди Фаваро, – сказал американец. – Приехали ловить рыбу?

– К сожалению, нет. Я не большой любитель рыбной ловли. Сейчас я в отпуске, просто ищу спокойный, мирный уголок.

– Ничего не выйдет, – разочаровал англичанина Фаваро. – Здесь настоящее столпотворение. С минуты на минуту прилетят детективы из Лондона и репортеры со всего света. Вчера вечером кто-то застрелил губернатора в его саду.

– Боже милостивый. – отозвался англичанин. Казалось, он был искренне удивлен.

Фаваро высадил попутчика у входа в «Куортер Дек», отпустил такси и по узким улочкам пешком направился к пансиону миссис Макдоналд. До пансиона было несколько сотен ярдов. На противоположной стороне площади Парламент-сквер с кузова грузовика к небольшой покорной толпе островитян обращался с речью крупный мужчина. Сам мистер Ливингстон. До Фаваро донесся громкий голос оратора:

– Я говорю вам, братья и сестры, вы должны получить свою долю богатства этих островов. Вы должны получить свою долю рыбы, которую ловят в океане, свою долю прекрасных вилл немногих богачей, которые живут на холмах, вы должны…

Толпа воспринимала страстную речь без особого энтузиазма. Рядом с грузовиком стояли те двое громил, которые во время ленча в отеле «Куортер Дек» срывали плакаты с изображением Джонсона и на их место клеили свои. Похожие на громил другие сторонники Ливингстона рассеялись в толпе и ждали сигнала, чтобы приветствовать речь вождя бурными аплодисментами и радостными воплями. Никто из островитян не стал аплодировать. Фаваро пошел дальше. На этот раз миссис Макдоналд оказалась дома.

Самолет с Десмондом Ханной и его помощниками приземлился без двадцати шесть, когда уже заметно стемнело. Тут же совершили посадку еще четыре небольших самолета; их пилоты торопились в обратный рейс, пока не стало совсем темно. Они выгрузили бригады репортеров и операторов из Би-би-си, Ай-ти-ви, объединенную команду «Санди таймс» и «Санди телеграф», а также Сабрину Теннант и ее помощников из компании Британского спутникового вещания.

104
{"b":"637","o":1}