ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В сущности, в то время план свержения Каддафи был уже сорван усилиями ЦРУ (которое впоследствии сожалело об этом) и окончательно похоронен итальянской службой безопасности по просьбе правительства США. Но поступок аль-Мансура не остался незамеченным – он заслужил продолжительное собеседование в парижском посольстве.

Хаким аль-Мансур заучил наизусть большинство сбивчивых речей и сумасшедших идей Каддафи. Энтузиазм молодого смутьяна произвел должное впечатление на опрашивавшего его чиновника. Было решено, что аль-Мансур заслужил возвращение на родину. Два года спустя он был принят в службу безопасности – Мухабарат.

С молодым человеком встретился сам Каддафи. Диктатор проникся симпатией к аль-Мансуру и, несмотря на молодость, выдвинул его на руководящую работу. По поручению Каддафи в период с 1974 по 1984 год аль-Мансур провел несколько «мокрых» операций за рубежом. Благодаря своему безупречному английскому и отменному воспитанию, он беспрепятственно ездил по Великобритании, Америке и Франции, а в гнездах террористов Среднего Востока он превращался в истинного араба. Аль-Мансур лично ликвидировал трех политических противников Каддафи за рубежом и установил тесный контакт с Организацией Освобождения Палестины, став другом и почитателем организатора и вдохновителя террористической группы «Черный сентябрь» Абу Хассана Саламеха, с которым у него было много общего.

В 1979 году только простуда помешала аль-Мансуру сыграть с Саламехом традиционную партию в сквош. В то утро израильский Моссад наконец захлопнул капкан, выследив человека, который организовал бойню израильских спортсменов на олимпийских играх в Мюнхене. Бомба израильских «кидонов» разорвала Саламеха в клочья, но израильтяне так и не узнали, насколько близки они были к тому, чтобы одним ударом разделаться с двумя очень похожими арабами.

В 1984 году Каддафи возложил на аль-Мансура руководство всеми террористическими операциями за рубежом. Двумя годами позже американские бомбы и ракеты сделали из Каддафи неврастеника. Каддафи жаждал мести, а карающей десницей диктатора стал аль-Мансур. Ему приходилось пошевеливаться. Британский сектор не был проблемой; люди из ИРА, которых аль-Мансур втайне считал грубыми животными, дай им только деньги, станут сеять смерть по всей Британии. Найти такую же террористическую организацию в Америке – вот в чем была проблема. И вдруг появляется этот молодой британец… Может, он и в самом деле ренегат, а может, и нет…

– Повторяю, моя виза в полном порядке, – возмущенно говорил Раус. – Могу я спросить, почему со мной так обращаются?

– Разумеется, мистер Раус, можете, и ответ будет очень прост. Потому что вам отказано в разрешении на въезд в Ливию.

Аль-Мансур пересек комнату и подошел к окну, откуда открывался вид на ангары.

– Но почему? – недоумевал Раус. – Виза выдана в Валлетте только вчера. Она в порядке. Я хочу лишь попытаться отыскать несколько сюжетов для своего будущего романа.

– Мистер Раус, прошу вас, не считайте нас слишком наивными. Вы служили в британских войсках специального назначения, потом, очевидно, стали писателем. Теперь вы объявляетесь здесь и говорите, что хотели бы в следующем романе описать нашу страну. Признаться, я сомневаюсь, что ваше повествование о моей стране будет очень лестным, а в отличие от британцев ливийский народ, увы, не умеет и не любит смеяться над собой. Нет, мистер Раус, вам нельзя оставаться в Триполи. Пойдемте, я провожу вас к самолету, который вылетает на Мальту.

Аль-Мансур что-то крикнул по-арабски. Дверь распахнулась, и в комнату вошли два солдата. Один из них крепко схватил Рауса за локоть. Аль-Мансур взял паспорт Рауса. Второй солдат, пропуская гражданских, сделал шаг в сторону.

Аль-Мансур провел Рауса по другому коридору. Они вышли на залитое горячими солнечными лучами поле аэродрома, где стоял готовый к взлету ливийский самолет.

– Мой чемодан, – напомнил Раус.

– Уже на борту, мистер Раус.

– Могу я узнать, с кем я говорил? – спросил Раус.

– Не сейчас, дорогой мой. Пока называйте меня… мистером Азизом. Кстати, где вы теперь будете искать материалы для вашего романа?

– Не знаю, – ответил Раус. – Кажется, я оказался в тупике.

– Тогда сделайте передышку, – посоветовал аль-Мансур. – Устройте себе маленькие каникулы. Почему бы вам не слетать на Кипр? Изумительный остров. Лично я в это время года предпочитаю горы Троодос, там всегда прохладно. В долине Маратасса, рядом с Педуласом, есть очаровательный старинный отель, он называется «Аполлония». Рекомендую. Там останавливаются такие интересные люди. Удачного полета, мистер Раус.

Лишь благодаря счастливой случайности один из сержантов полка специального назначения заметил Рауса, когда тот выходил из аэропорта Валлетты. Никто не ожидал столь быстрого возвращения. Сержанты жили в двухместном номере отеля при аэропорте и несли круглосуточное дежурство в зале для прибывающих пассажиров, сменяя друг друга каждые четыре часа. Когда Раус вышел после таможенного контроля с чемоданом в одной руке и с сумкой в другой, дежуривший в тот момент сержант читал спортивный журнал. Не поднимая головы, сержант пропустил Рауса, заметил, что тот направился к столу, над которым было написано «Кипрские авиалинии», потом подошел к настенному телефону и позвонил напарнику в отель. Напарник поднял Маккриди, который жил в центре Валлетты.

– Проклятье, – выругался Маккриди. – Какого черта он вернулся так быстро?

– Не знаю, босс, – ответил сержант. – Но Дэнни сказал, что он наводит справки у стола «Кипрских авиалиний».

Маккриди отчаянно пытался срочно отыскать верное решение. Он надеялся, что Раус на несколько дней останется в Триполи, где его наивная легенда в поисках источников современного оружия для вымышленных американских террористов в конце концов закончится тем, что его арестует и допросит сам аль-Мансур. Теперь же получалось, что его попросту вышвырнули из Ливии. И при чем здесь Кипр? Или Раус вышел из-под контроля? Обязательно нужно встретиться с ним и узнать, что случилось в Триполи. Но Раус не собирался брать номер в отеле, где к нему можно было бы незаметно подойти и взять оперативную сводку. Он куда-то собирался лететь. Может быть, он думает, что за ним следят эти негодяи…

– Билл, – сказал Маккриди в трубку, – передайте Дэнни, пусть остается с ним. Когда берег очистится, подойдите к столу «Кипрских авиалиний» и постарайтесь узнать, куда он летит. Потом закажите два билета на тот же рейс и еще два – на следующий, на тот случай, если я не успею вовремя приехать. Я выезжаю.

На закате в центре Валлетты улицы забиты транспортом, и к тому времени, когда Маккриди добрался до аэропорта, вечерний самолет на Никозию уже улетел. Им сообщили, что следующий рейс будет только завтра. Маккриди остался в отеле при аэропорте. В полночь позвонил Дэнни.

– Привет, дядюшка. Я в отеле никозийского аэропорта. Тетя уже легла спать.

– Должно быть, она устала, – сказал Маккриди. – Отель приличный?

– Да, роскошный. У нас номер «люкс». Шестьсот десятый.

– Очень хорошо. Возможно, когда я прилечу, остановлюсь в том же отеле. Как проходит отпуск?

– Отлично. На завтра тетушка заказала напрокат машину. Думаю, поедем в горы.

– Это было бы великолепно, – бодро отозвался Маккриди с другого конца восточного Средиземноморья. – Почему бы тебе не забронировать этот номер для меня? Как только освобожусь, я к вам присоединюсь. Спокойной ночи, дорогой.

Маккриди положил трубку.

– Этот мерзавец собрался завтра в горы, – мрачно сказал он. – Что, черт возьми, стало ему известно за те минуты, что он был в Триполи?

– Узнаем завтра, босс, – сказал Билл. – Дэнни оставит записку в обычном месте.

Билл никогда не упускал возможности – если она представлялась – поспать. Он повернулся на другой бок и через тридцать секунд крепко спал. В его работе никогда не знаешь, когда удастся поспать в следующий раз.

78
{"b":"637","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Говорите ясно и убедительно
Популярная риторика
Почти касаясь
Железный Человек. Экстремис
Пока-я-не-Я. Практическое руководство по трансформации судьбы
Золотое побережье
Мифы о болезнях. Почему мы болеем?
Идеальная собака не выгуливает хозяина. Как воспитать собаку без вредных привычек
Луна для волчонка