ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Пока все идет нормально, – размышлял Маккриди. – Вероятно, оружие уже подготовлено к отправке, и теперь они ждут только приказа «Вперед!» Появление Маони и аль-Мансура в одном отеле на Кипре не может означать ничего другого. Теперь нам нужно знать – когда, где и как? По суше, морем, воздушным транспортом? Откуда и куда? И средство перевозки. Трейлер, транспортный самолет, грузовое судно?

– Вы все еще уверены, что они отправят оружие? Не отменят операцию?

– Уверен.

Объяснять Раусу подробнее не было нужды. Ему незачем было знать, что от ливийского врача, который лечил Муамара Каддафи, поступило еще одно сообщение. Когда придет оружие, оно будет распределено по нескольким адресам. Часть его будет направлена в Испанию для организации баскских сепаратистов – ЭТА, чуть больше оружия будет выделено французской крайне левой группе «Аксьон Директ». Другая часть должна была уйти в Бельгию, для малочисленной, но очень опасной местной террористической группы. Большой подарок предназначался немецкой «Роте Армее Факцьон». По меньшей мере половина этого подарка, без сомнения, будет пущена в ход в тех барах, в которые часто заходят американские солдаты. Но больше половины оружия будет направлено Ирландской республиканской армии.

Ливийский врач сообщил также, что одной из задач ИРА будет убийство американского посла в Лондоне. Маккриди полагал, что руководители ИРА, памятуя о своих финансовых операциях в Америке, кому-то перепоручат выполнение этой операции, скорее всего, немецкой «Роте Армее», преемникам знаменитой банды, которую возглавляли Баадер и Майнхоф. «Роте Армее» не очень многочисленна, но все еще очень активна и готова на любую работу в обмен на оружие.

– Вас не спрашивали, куда нужно будет доставить оружие для американских террористов, если ливийцы дадут согласие?

– Спрашивали.

– И что вы им ответили?

– В любое место в Западной Европе.

– А как насчет его отправки в Штаты?

– Я сказал, как вы меня инструктировали. Куда бы они ни доставили товар, я его заберу, ведь по объему он будет совсем небольшим, и перевезу в гараж, который я взял в аренду заранее. Где находится этот гараж, известно только мне. Потом я вернусь с автофургоном или с дачей-прицепом. Поеду на север: сначала в Данию, потом на пароме – в Швецию, оттуда – в Норвегию, а в Норвегии сяду на любое грузовое судно, отправляющееся в Канаду. Обычный турист, который скитается по свету в поисках нетронутой природы.

– И как они приняли такой план?

– Терпилу он понравился. Он сказал, что план почти беспроигрышный. Аль-Мансур засомневался, дескать, мне придется несколько раз пересекать границы, а я возразил, что в сезон отпусков автофургонами забиты все европейские дороги и что на любой границе я могу сказать, будто бы собираюсь забрать жену и детей в аэропорту следующей столицы, куда они должны прилететь к моему приезду. Аль-Мансур закивал.

– Хорошо. Мы свой ход сделали. Теперь остается ждать в надежде, что вы их убедили. Или что их жажда отомстить Белому дому перевесит обычную осторожность.

– Что будет дальше? – спросил Раус.

– Вы вернетесь в отель. Если они проглотят американскую наживку и при распределении оружия учтут ваш заказ, то аль-Мансур даст вам знать – или сам, или через посыльного. Точно выполняйте все его инструкции. Я свяжусь с вами только тогда, когда берег очистится и можно будет получить очередную оперативную сводку.

– А если не проглотят?

– Тогда они попытаются заставить вас замолчать. Возможно, они доверят эту работу Маони и его дружкам. В таком случае у вас появится шанс расквитаться с Маони. Сержанты будут рядом. Они сделают все, чтобы вытащить вас живым.

Черта с два, подумал Раус, они и пальцем не пошевелят. Иначе сразу станет известно, что Лондон знает об операции, ирландцы исчезнут, а весь груз будет переправлен к ним другим путем, в другое время и в другом месте. Если сам аль-Мансур или кто-то по его поручению возьмется за Рауса, ему придется выкручиваться самому.

– Хотите генератор сигналов тревоги? – спросил Маккриди. – Чтобы мы быстрее примчались на помощь?

– Нет, – коротко ответил Раус.

Зачем ему этот генератор? Все равно никто не примчится.

– Тогда возвращайтесь в отель и ждите, – сказал Маккриди. – И постарайтесь не очень утомляться в компании прекрасной миссис Браун. Силы могут понадобиться вам позже.

Маккриди растворился в толпе туристов. Хотя он не признался в этом Раусу, он тоже понимал, что не сможет вмешаться, когда ливийцы или ирландцы всерьез возьмутся за Рауса. Все же на тот случай, если ливийский лис не поверит Раусу, Маккриди нашел другой выход. Тогда нужно будет усилить бригаду наблюдателей и не сводить глаз с Маони. Куда поедет Маони, туда направят и оружие для ИРА. Теперь Маони сам выведет их на оружие.

Раус завершил экскурсию по храму, вышел на залитый ослепительными солнечными лучами монастырский двор и направился к своему автомобилю. Из укрытия на склоне холма, под соснами, ниже могилы президента Макариоса, Билл увидел Рауса и предупредил Дэнни, что его подопечный возвращается. Через десять минут Маккриди и Маркс тоже покинули монастырь. На спуске, у обочины дороги, стоял крестьянин-киприот с поднятой рукой – они остановились и подвезли Билла до Педуласа.

До деревни было минут сорок езды, но уже через четверть часа ожило радио Маккриди. Это был Дэнни.

– Маони и его дружки вошли в номер нашего подопечного. Устраивают настоящий погром. Все переворачивают вверх дном. Мне выйти на дорогу и предупредить его?

– Нет, – ответил Макриди. – Оставайтесь на месте и держите нас в курсе дел.

– Если я нажму, может, мы его догоним, – предложил Маркс.

Маккриди бросил взгляд на часы и безнадежно покачал головой. Он даже не стал высчитывать, сколько миль осталось до Педуласа и какую скорость им нужно будет развить.

– Слишком поздно, – сказал он. – Нам его не догнать.

– Бедняга Том, – вздохнул сидевший сзади Билл.

Маккриди, обычно очень сдержанный в разговорах с подчиненными, на этот раз вышел из себя:

– Если мы провалим операцию, если тонны этого дерьма попадут в Ирландию, то беднягами станут старые лавочники в Харроде, пожилые туристы в Гайд-парке, старухи и дети всей нашей чертовой страны, – рявкнул он.

До самого Педуласа никто не произнес больше ни слова.

Ключ от номера Рауса висел в холле у стола администратора. Раус взял ключ сам – за столом в этот момент никого не оказалось – и поднялся по лестнице. Замок был в порядке. Маони открыл дверь ключом и снова повесил его на место. Но дверь была не заперта. Раус подумал, что горничная еще не закончила уборку, и шагнул в номер.

Стоявший за дверью ирландец нанес сильнейший удар, и Раус покачнулся, едва не упав лицом вниз. Дверь тотчас захлопнули, подход к ней заблокировал коренастый ирландец.

У Дэнни был фотоаппарат с мощным телеобъективом. Фотографии отослали с курьером в Никозию еще до рассвета и телефаксом отправили в Лондон. Из Лондона пришел ответ: коренастый ирландец оказался Тимом О'Херлихи, профессиональным убийцей из отряда «Дерри», а стоявший сейчас у камина рыжеволосый здоровяк – Имонном Кейном, исполнителем из Западного Белфаста. Маони сидел в единственном кресле, спиной к зашторенному окну, сквозь которое пробивались лучи яркого солнца.

Кейн молча схватил шатавшегося англичанина, развернул его и припечатал лицом к стене. Ирландец умело похлопал руками по рубашке, по карманам брюк Рауса. Если бы у англичанина оказался предложенный Маккриди генератор сигналов тревоги, то ирландцы его обязательно нашли бы. Тогда игра закончилась бы тут же.

В номере все было перевернуто вверх дном, каждый ящик выдвинут и опустошен, висевшие в шкафу вещи разбросаны по комнате. Раус мог утешаться разве только тем, что у него не было ничего, что не должен возить с собой писатель, разъезжающий по свету в поисках материалов для романа; ирландцы нашли лишь записные книжки, планы романа, туристические карты и брошюры, портативную печатную машинку, кое-что из одежды и туалетные принадлежности. Из заднего кармана брюк Рауса Кейн вытащил паспорт и бросил его Маони. Тот перелистал страницы, но не нашел ничего такого, что он уже не знал.

84
{"b":"637","o":1}