ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Луч света в тёмной комнате
Делай космос!
Серые пчелы
Где валяются поцелуи. Венеция
Три нарушенные клятвы
Призрачное эхо
Мертвый вор
Неоткрытые миры

Стейси уставилась на закрытую дубовую дверь, отчаянно пытаясь прогнать леденящий душу страх.

— Я предложил вам сесть, Эдамс, — чуть громче повторил глубокий голос.

— Ах да, простите, — пробормотала Стейси, еще сильнее смущаясь из-за своей рассеянности.

Она подошла к одному из стульев с прямыми спинками, стоявших вокруг стола, и села. Корд уже восседал за письменным столом и перебирал бумаги.

— Очень красивая женщина. Ее муж тоже приехал? — выпалила Стейси и только потом спохватилась.

— Нет, — ответил Корд, глаза его слегка улыбались, а на губах поигрывало самодовольное удовлетворение. — Миссис Маршалл, похоже, разводится.

— А-а, — почти шепотом откликнулась Стейси. Почему ее так огорчало то, что они наверняка опять будут вместе?

— А теперь — к вопросу о том, зачем я вас позвал, — начал он деловым тоном. — Совершенно очевидно, что наша прежняя договоренность должна быть аннулирована — она себя не оправдала.

— Я не отказываюсь от своих обещаний выписать чек, чтобы компенсировать убытки, которые вы понесли по моей вине, — предложила она, нервно ерзая на краешке стула. — Я прекрасно понимаю, что вы хотите как можно скорее от меня избавиться, и уверяю вас, наши желания совпадают.

— Боюсь, вы меня неправильно поняли, — сказал он, вскинув одну бровь. — Я настаиваю на том, чтобы вы отработали свой долг. Однако же вы, конечно, не можете выполнять мужскую работу — даже наполовину. Поэтому я предлагаю вам взять на себя более женские обязанности.

— Пока до меня не доходит, к чему вы клоните.

— Как-то раз я сказал вам, что каждую весну провожу аукцион, с тем чтобы продать определенное число зарегистрированных лошадей американской породы — техасской разновидности. Сюда же входит организация приема и пикника. — Глаза Корда заблестели, когда на лице Стейси отразилось понимание. — Вы посещали сельский клуб, и я не сомневаюсь, что с вашим опытом вы сумеете организовать аукцион нынешнего года, а у меня будут развязаны руки для того, чтобы заниматься фермой.

— Сколько будет приглашенных? — спросила Стейси, не замечая скрытого сарказма последней фразы. — И когда это событие состоится?

— По моим подсчетам, в течение дня здесь побывают семьсот человек. Дата назначена — девятое июня, почти через четыре недели, — ответил он, внимательно изучая ее лицо. — Однако если вы считаете, что не в состоянии справиться…

— Вовсе нет, — возразила Стейси. — Но, честно говоря, я не понимаю, почему бы вам не попросить миссис Лидию Маршалл выступить в роли хозяйки и организатора?

— Хотя причины, по которым я решил прибегнуть к вашей помощи, вас не касаются, повторяю, я хочу, чтобы вы отработали долг, и это дело представляется мне единственным способом. — Он заговорил холодно после ее бесцеремонного заявления. — Что до миссис Маршалл, она переживает трудный период и находится в сильном эмоциональном напряжении, поэтому от нее нельзя требовать, чтобы она взвалила на себя организацию и подготовку к такому крупному событию. Кроме того, Лидии не пристало выступать сейчас в этой роли. Хотя я сомневаюсь, чтобы вы это поняли.

— Я и не подозревала, что чужое мнение может иметь для вас какое-то значение, — огрызнулась она, уязвленная тем, как виртуозно он отстаивает интересы своей бывшей невесты.

— Смотря о ком идет речь, — ответил Корд ледяным тоном. — Есть люди, чью репутацию я оберегаю, а есть такие, кто оказался здесь случайно, и о них не стоит беспокоиться.

— Если этот тонкий намек был сделан в мой адрес, то я бы предпочла, чтобы вы высказались прямо, — запальчиво сказала Стейси. — Вы вбили себе в голову нелепое представление, будто я кокетничаю и заигрываю с каждым встречным. Но я по крайней мере не унижаю гостей, живущих у меня в доме!

— Я думал, у вас хватит ума не затевать этот разговор, — произнес Корд угрожающе тихим голосом. Мускул на его щеке начал подергиваться — знакомый предупредительный сигнал. — О вчерашнем вечере лучше не вспоминать. Как правило, гордость удерживает женщин от подобных выяснений.

— А я вот не вписываюсь в ваши правила! — парировала Стейси, вскочив со стула и с силой ухватившись руками за спинку. — Вы, видно, думаете, что я способна забыть такое в два счета.

— Мне, честно говоря, все равно, — сказал Корд, гладя на тоненькую фигурку. — Если, разумеется, вы не желаете повторить это еще разок.

— Ну уж только не с вами! — Она залилась краской стыда при воспоминании о том, с каким жаром отвечала во сне на его поцелуй.

— Вот и хорошо, — заключил он и занялся кипой бумаг, лежавшей перед ним. — Кое-какие приготовления к распродаже уже сделаны, вам следует с ними ознакомиться. Этот кабинет в вашем распоряжении — отсюда можете руководить всей работой. Я вас беспокоить не буду, поскольку занимаюсь документацией в конторе. Вероятно, вам понадобится моя консультация для прояснения некоторых деталей. Обращайтесь по мере необходимости. Пожалуй, все.

Он положил конец разговору столь холодным тоном, что сердитые слова застыли у Стейси на языке. Минуту-другую она постояла возле своего стула, но он так и не поднял глаз от бумаг. Она резко повернулась и зашагала вон из комнаты, с силой захлопнув за собой дубовую дверь. Собрав свои пожитки, оставленные в холле, она поднялась по лестнице к себе в комнату, где швырнула вещи на пол и уставилась на свое метавшее молнии отражение в зеркале на туалетном столике.

Через час, когда Стейси приняла душ и переоделась, она столкнулась с Кордом в холле.

— Я забыл отдать вам ключи от вашей машины, — сухо проговорил Корд. — Вам понадобится транспорт, поэтому я попросил одного из моих людей пригнать сюда машину. Она в гараже.

— Какая трогательная забота, — не без ехидства произнесла Стейси.

При этом замечании его глаза сузились, и он добавил:

— Я также попросил перенести в кабинет пишущую машинку. Полагаю, я все предусмотрел.

— Более чем, — бросила она и двинулась дальше. Но он выставил вперед свою мускулистую руку, преградив ей путь. Стейси вперилась горящим взглядом в потемневшее лицо.

— Потрудитесь придать другое выражение своей физиономии, — угрожающе промолвил Корд. — Хорошая порка способна сотворить чудеса с такой избалованной девчонкой.

— По-вашему, силой можно решить все проблемы? — сказала она, не дрогнув под его сверлящим взглядом. — Будьте любезны, освободите проход и пропустите меня.

И хотя у нее тряслись поджилки, она оттолкнула его руку и быстро стала спускаться по лестнице. Внизу стояла темноволосая красавица Лидия Маршалл; когда Стейси проходила мимо, ее черные глаза были холодны как лед. Однако при виде Корда, спускавшегося следом, лед растаял.

— Вот ты где! — сладким голоском промурлыкала Лидия. — А я уже начала думать, что ты про меня забыл. Я приготовила нам выпить. Надеюсь, твои вкусы не изменились.

Голос Лидии окутал Стейси, подобно красному шелковому потащу, но она не стала дожидаться ответа Корда. Ничего не видя перед собой, Стейси влетела в кабинет и прислонилась к закрытой двери — надо было унять дрожь в коленках и дать колотившемуся сердцу успокоиться. Почему она допускает, чтобы Корд доводил ее до такого состояния? Он всякий раз вел с ней себя по-иному. То добродушно подшучивал, например у реки, то был оскорбительно груб, как тогда, когда так неистово ее целовал. Сегодня он изображал из себя эдакого профессора, снисходительного и в то же время властного, — мол, знай свое место, детка. По мнению Стейси, Корд был достоин античной красоты Лидии Маршалл, ее тошнотворно-чарующей прелести. Господи, как не хватало Стейси уравновешенного Картера Миллса. Быть барометром настроений Корда становилось уже невмоготу.

Подавленная и обессиленная после трех дней, проведенных в седле, она с удрученным видом села за письменный стол и занялась бумагами. В голове мелькнуло воспоминание о смуглых руках, перебирающих эти самые бумаги. Она продолжала рассеянно их просматривать, постепенно вникая влетали, пока наконец размах предстоящего мероприятия полностью не завладел ее мыслями.

24
{"b":"6370","o":1}