ЛитМир - Электронная Библиотека

— За Техас.

— И за счастливое воссоединение после разлуки, — добавила Лидия, смерив Корда собственническим взглядом и только потом повернувшись к сидящей радом паре.

Стейси вздохнула с облегчением, когда ужин подошел к концу. По крайней мере в зале для отдыха за развлечениями почти не придется разговаривать. Встав из-за стола, Стейсн и Картер прошли в зал для отдыха следом за Кордом и Лидией. Взгляд Стейси был прикован к черным волосам, завитками ложившимся на воротник белого смокинга. Словно почувствовав это, он оглянулся, загадочно посмотрел в ее испуганные карие глаза и проговорил:

— Надеюсь, оркестр вас не слишком разочарует. Музыканты в основном мексиканцы, поэтому вы не услышите привычных ритмов — мелодии будут латино — и западноамериканские.

Уловив тонкий, но многозначительный подтекст в словах Корда, Стейси внутренне сжалась. У него уже сложилось о ней вполне определенное и весьма нелестное мнение, так что возражать в данном случае было бесполезно. Все четверо в молчании подошли к столику. Как только официантка приняла у них заказ на коктейли, Картер пригласил Стейси танцевать. Стейси охотно согласилась, с радостью покидая тяготившее ее общество Корда и Лидии. Три гитары в сопровождении мягкого ритма барабанов исполняли старинную балладу. Она чутко откликалась на хорошо знакомую танцевальную манеру Картера, и это вернуло ей уверенность в себе.

— Что с тобой сегодня? — неожиданно спросил Картер, его синие глаза внимательно следили за ее лицом. — У меня такое чувство, словно ты или что-то скрываешь, или чего-то боишься.

Оторопев от столь внезапной прямоты, Стейси оступилась. В голове ее теснились сотни возражений, но язык словно онемел, и она не смогла вымолвить ни слова, между тем Картер продолжал:

— Я не намерен принуждать тебя отвечать. Ты можешь солгать или о чем-то умолчать. — Он говорил невероятно серьезно. — И то, и другое причинит мне боль. Стейси, если когданибудь ты захочешь излить душу, я к твоим услугам, что бы ни случилось.

— Картер, я… — начала было Стейси, горькие слезы навернулись у нее на глаза.

— Тш! Давай прекратим. Может быть, потом, когда останемся наедине, поговорим, но только не сейчас, — прошептал он, уткнувшись лицом в ее волосы и крепче обнимая ее своими надежными руками.

Когда замерли последние звуки баллады, оркестрик заиграл бравурную мелодию, и наша пара осталась на танцевальной площадке. Уверенность в Картере придала Стейси сил, и она вернулась к столу, улыбаясь уже более естественно. Вечер тянулся мучительно долго. Насмешливый тон и кривая улыбка Корда действовали Стейси на нервы, а победоносный блеск в глазах Лидии усугублял пульсирующую боль, которая едва не прорывалась наружу. Всякий раз, когда Корд танцевал со жгучей брюнеткой, к горлу Стейси комком подкатывала ревность. Под конец вечера Картер пригласил на танец Лидию, оставив Стейси наедине с Кордом.

— У них хорошо получается, — с деланной непринужденностью заметила Стейси, наблюдая за слаженным дуэтом Картера и Лидии. Корд метнул на нее свой горящий взор и как-то коротко, невесело улыбнулся — такую улыбку Стейси видела впервые.

— Ревнуете? — спросил низкий баритон. — Ведь Лидия очень красивая женщина.

— Еще чего не хватало, — огрызнулась Стейси, но получилось фальшиво. Она ревновала Лидию, но ревность ее была иного свойства, чем это подозревал Корд.

— Потанцуем? — мягко спросил Корд и подошел к спинке ее стула.

Разумеется, ей следует отказаться. Незачем себя истязать — ведь, обнимая ее, он будет желать другую. Чего она добьется, кроме еще более острой душевной боли? Однако она не произнесла ни слова и, сама не ведая как, очутилась в его объятиях на танцплощадке. Пути к отступлению не было, и непроизвольно ее лицо осветилось такой радостью, что все сомнения показались просто смехотворными. Сильная рука, лежавшая на талии, странно волновала, а нежный взгляд его темных глаз наполнял ее сердце необъяснимым счастьем. Пускай он танцует с ней из жалости или из этикета — это не имело никакого значения. Она не заметила, как крепче сжала ладонь Корда, а он, ласково улыбнувшись, притянул ее к своей широкой груди, так что ее каштановая головка оказалась у него на плече. Не слыша ни мелодии, которую исполнял оркестр, ни разговоров танцующих, не чувствуя ничего, кроме пьянящей близости Корда, Стейси танцевала в молчании, ощущая лишь ритмичное покачивание его бедер, нежное, сильное тело, крепкую ладонь и дыхание на ее волосах.

Когда танец закончился, Корд, как будто заранее приготовившись, предложил отправиться домой. Стейси тут же согласилась, так как буря эмоций, вызванных его близостью, и вся безнадежность ее любви готовы были выплеснуться наружу.

На обратном пути в машине царило молчание. Стейси с облегчением вздохнула, когда «континентл» наконец свернул на подъездную аллею и она могла укрыться в своей комнате.

На следующее утро к Картеру вернулась его обычная жизнерадостность, он смеялся и шутил, как всегда. Он предложил Стейси помочь с организацией аукциона и энергично взялся за дело: ездил по делам в город, проверял вместе с Хэнком годовичков — словом, взвалил на себя наиболее трудоемкие обязанности. Корд вновь стал исчезать из дому, никому ничего не объясняя. Последние два дня он откровенно избегал Стейси и Картера, исключение составил лишь ужин в понедельник, после которого он сразу ушел. Куда — не сказал, но Стейси видела, что в конторе допоздна горел свет. К удивлению Стейси, Лидия тоже не появлялась, хотя с момента ее возвращения она стала практически неотъемлемой частью жизни дома.

Вынув страничку из пишущей машинки, Стейси заставила себя сосредоточиться на неотложных делах. Все утро она занималась составлением последних заявок и циркулярных писем по аукциону. Это было последнее. Она вложила листок с информацией в конверт, запечатала его и поместила сверху на пачку писем, которые дожидались Картера — он еще не вернулся из конюшни. Если повезет, то она успеет выпить чашку кофе и выкурить сигарету перед встречей с женами рабочих фермы — надо обсудить все детали предстоящего приема.

Выйдя из кабинета, Стейси направилась на кухню, чтобы налить себе кофе. Но в проходе между столовой и гостиной появилась Мария с подносом в руках — на нем была чашка дымящегося кофе и сладкая булочка.

— Вы ангел, — улыбнулась Стейси. — Я как раз шла на кухню за кофе.

Мария пропела, что ей приятно это слышать, и добавила:

— Наверно, сеньора Лидия составит вам компанию.

— Лидия?

— 81. Она только что подъехала на своей машине. Я подумала, может, она тоже захочет?

— Не знаю… — начала было Стейси, но в этот момент услышала, как открылась и закрылась входная дверь.

— Доброе утро, Стейси. Я очень рада, что вы свободны, — с улыбкой сказала Лидия, входя в комнату и видя удаляющуюся спину Марии. — Хотела с вами немножко поболтать, но опасалась, что вы не сумеете выкроить ни минуты в преддверии субботы.

— Я вот-вот должна бежать, — ответила Стейси, отнюдь не сгорая от желания еще раз «немножко поболтать» с Лидией. С нее вполне хватило и одного разговора.

Лидия грациозно опустилась на стул напротив Стейси и оправила подол элегантного открытого платья.

— Я по-прежнему не вижу кольца. Надеюсь, вы уже осчастливили бедного мальчика согласием.

— Если речь вдет о Картере, — сквозь зубы процедила Стейси, возмущенная беспардонностью Лидии, — то в последнее время я очень занята. К тому же куда нам спешить?

— На вашем месте я бы покрепче за него держалась.

— В том-то все и дело. У каждого свое место.

При этих словах глаза Лидии злобно сверкнули.

— Пусть так, но я прозорливее вас, — снисходительно произнесла Лидия.

— Что вы все ходите вокруг да около? — спросила Стейси, ее бесило фальшивое участие Лидии. — Так можно просудачить целый день. Однако у меня есть дела поважнее.

Удивившись столь неожиданному отпору, Лидия отошла за спинку стула и повернула к Стейси голову, увенчанную уложенной вокруг нее косой.

32
{"b":"6370","o":1}