ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы абсолютно правы. — Ее тон был насмешливо-презрительным. — Мы не умираем от любви друг к другу, и нечего притворяться. Суть разговора предельно проста: не тяните с ответом Картеру в надежде на то, что вам сделает предложение Корд — этого не будет. Неужели вы думаете, Корд настолько слеп, что не замечает вашей влюбленности?

— Побаиваетесь конкуренции или не хотите рисковать, понимая, что не слишком-то много для него значите? — парировала Стейси, стоя встретив вызов более зрелой женщины.

— Вы просто нелепы! — воскликнула Лидия. — Умудренная опытом женщина в состоянии отличить увлеченность от жалости. В воскресенье вы куксились целый вечер, а как только Корд пригласил вас танцевать, вспыхнули, как новогодняя елка. Неужели вы не видите, что он вас всего лишь жалеет и делает красивые жесты из-за своего преувеличенного чувства ответственности! Или у вас нет гордости, или вы еще не переросли подростковую восторженность. Как это ни смешно, из страха причинить вам боль Корд скрывает свои истинные чувства.

— Я уже сказала об этом Корду, а теперь повторяю вам: я уезжаю после аукциона, — резко ответила Стейси. — Мы уедем вместе с Картером, так что вам больше не придется беспокоиться. Через несколько дней я навсегда исчезну из поля вашего зрения, и вы можете делать с Кордом все, что вам вздумается. А сейчас я прошу вас покинуть этот дом и постараться не попадаться мне на глаза. — Голос Стейси дрожал от сдерживаемого гнева.

Каблуки Лидии простучали победоносным эхом, когда та выходила из гостиной. Неподвижно застывшая Стейси слышала, как Лидия самодовольным тоном поздоровалась с Картером, только что вошедшим в дом. С порога гостиной Картер с минуту смотрел на Стейси, стоявшую со сжатыми кулаками.

— Что случилось? У нее был такой вид, словно она с успехом примерила хрустальный башмачок.

— Правда? — переспросила Стейси с оттенком горечи. Увидев недоумение в глазах Картера, она торопливо проговорила: — У меня сейчас встреча. На моем столе лежат кое-какие письма. Проследи, пожалуйста, чтобы они были отправлены сегодня.

Захватив свой блокнот, она поспешила вон.

На следующий день, после ужина, Стейси и Картер отправились прокатиться верхом. На обратном пути Стейси беззаботно болтала с Картером, отдохнув и набравшись сил после прогулки под закатным солнцем.

— Если ты не против, то я пойду смою с себя пыль твоего любимого Техаса, — сказал Картер уже у дверей дома. — А через полчасика давай выпьем чего-нибудь на веранде.

— Договорились, — улыбнулась Стейси, первой взбегая по лестнице.

Через некоторое время они встретились на веранде. Он сидел на диване, рассеянно поглаживая немецкую овчарку и всматриваясь в глубокую ночную тьму. Увидев Стейси, Каюн радостно бросился к своей хозяйке, а Картер встал ей навстречу. Он взял ее за руку и усадил на диване рядом с собой, девушка с каштановыми волосами не противилась.

— Как ты быстро, — улыбнулся Картер. — Я думал, что успею пропустить еще стаканчик до твоего прихода. — Он указал на поднос с высокими стаканами, стоявший на столике.

— А так он мне достанется, — поддразнила Стейси, взяв холодный стакан обеими ладонями. — Какой потрясающий вечер. А куда, интересно, делись все звезды?

— По законам жанра мне следовало бы сказать: они в твоих глазах.

— О Картер! — Стейси озорно рассмеялась, откинувшись на подушки.

Он ласково взял ее за подбородок и нахмурился, пристально глядя в ее посерьезневшие глаза.

— Как бы мне хотелось это сказать и поверить в то, что это правда. — Отпустив ее подбородок, он резко встал.

Сунув руки в карманы, Картер подошел к колонне и устремил глаза вдаль. Стейси нервозно теребила карман своего оранжевого с желтым платья. Последняя фраза Картера всколыхнула в ней то отчаяние, с которым она боролась изо всех сил.

— Знаешь, как я ждал этого вечера с первого дня своего приезда? — Стейси никогда прежде не слышала таких горестных интонаций в его голосе. — И вот мы одни, никто нам не мешает. Обстановка самая что ни на есть благоприятная — ночная завеса отделяет нас от мира, звезды одобряюще подмигивают, и красивая девушка с замиранием сердца ждет тех слов, которые я должен сказать. — Светловолосая голова повернулась к Стейси. — Только твое сердце не замирает, верно? — Он посмотрел на нее.

Соленые слезы потекли по щекам на плотно сжатые губы, и под его укоризненным взглядом она опустила голову.

— Сегодня вечером я намеревался сделать тебе предложение по всем правилам — опуститься на колено и сказать: «Стейси, я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой», — проговорил Картер почти на одной ноте. — Банально, не правда ли? Я люблю тебя, но, видишь ли, у меня есть гордость. Я не хочу обладать чемто, что мне не принадлежит. Видимо, есть такие мужчины, которые, хоть и опасаются отказа в глубине души, все равно рискнут предложить тебе руку и сердце. Я же не прошу тебя выйти за меня замуж, потому что опасаюсь другого. Ты можешь согласиться, а мне будет очень тяжело жить с сознанием того, что ты любишь некоего фермера из Техаса.

Стейси было стыдно за ту боль и страдания, которые она причинила Картеру. Преодолев чувство жалости к себе, Картер взглянул на тихонько плакавшую Стейси, затем приблизился к ней и нерешительно протянул руку, чтобы погладить по волосам.

— О Стейси, почему, ну почему все получилось именно так? — Голос его дрогнул, и он порывистым движением притянул ее к себе.

— Картер, я хотела тебе признаться, но не могла, — сдавленно произнесла она, орошая слезами его рубашку. — Я не могла причинить тебе такую боль после того, как сама ее испытала.

— Все образуется, — сказал он с улыбкой, ему было приятно ее утешать. — Ты ведь знаешь поговорку: «Поболит и перестанет».

— Я бы не ответила тебе «да». Я бы тебя так не унизила.

— А я знал это, — отстранив ее от себя, он утирал ей слезы. — Я интуитивно чувствовал, какая ты сильная.

— Ты ведь останешься? — спросила Стейси. — И заберешь меня домой в воскресенье?

— Конечно. Разве ты не знаешь, глупышка, что я все для тебя сделаю. — Картер широко улыбнулся, тем самым смягчив горечь своих слов.

— Что бы я делала, если бы ты не приехал! Мне не хватало гордости уехать и не было сил оставаться, — призналась она, прижимаясь к нему, он обнял ее за плечи, и они направились к освещенным стеклянным дверям.

Из ее груди вырвался тревожный вздох, когда Картер подался вперед, чтобы открыть дверь. Войдя в комнату, она остановилась и обернулась. Картер вошел следом, напряженно глядя поверх ее головы. Ей стало не по себе от мертвенного холода синих глаз, и она проследила за его взглядом. Чуть правее стоял Корд, держа в одной руке книгу, в другой — сигарету. Его непроницаемые глаза сузились — он смотрел на Картера, не замечая Стейси. Резко отвернувшись, Корд подошел к пепельнице и с сердцем затушил сигарету.

— Что-то вы сегодня рано возвращаетесь, молодые люди, — ехидно бросил он.

— Тяжелый был день, — еле слышно пролепетала Стейси и двинулась к лестнице.

— Надеюсь, все приготовления к субботе идут своим чередом?

— Конечно. Если вы хотите обсудить… — начала было Стейси, задетая пренебрежением, сквозившим в его словах.

— Нет, в этом нет нужды, — перебил Корд, заметив на ее лице следы утомления. — Утром времени хватит. — Это прозвучало резко и окончательно.

— Спокойной ночи, мистер Гаррис, — произнес Картер с едва различимым сарказмом.

— Спокойной ночи. Корд. — Стейси заспешила прочь от его сверлящего взгляда.

— Спокойной ночи, — донесся до них из комнаты голос Корда.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

— Привет! — раздалось с холма.

Стейси задрала голову и увидела длинные ноги Картера, бегущие вниз.

— Привет, — ответила она с улыбкой.

— Могла бы предупредить, где тебя искать, — попенял Картер. — Ты знаешь, сколько сейчас времени? Ты пропадаешь с восьми утра.

— Сейчас только половина восьмого, мне еще надо кое-что сделать к завтрашнему дню, — сказала Стейси, не обращая внимания на легкий упрек в его голосе. — Линда и Диана решили накрыть столы не завтра утром, а сегодня вечером. Я не могла им не помочь. Ты забрал у Молли то, что просила миссис Грейсон?

33
{"b":"6370","o":1}