ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Грудное вскармливание. Настольная книга немецких молодых мам
Шестнадцать деревьев Соммы
Охотник на вундерваффе
Клад тверских бунтарей
Сломленный принц
Слишком близко
Земля лишних. Треугольник ошибок
Охота на Джека-потрошителя
Сантехник с пылу и с жаром

— И уже ей передал. Она меня прогнала, даже не позволив лизнуть ее знаменитый соус, — поведал Картер, состроив смешную гримасу. — Какие еще дела остались?

— Вроде бы никаких, — ответила Стейси, обводя озабоченным взглядом длинный ряд раскладных столов. Она махнула рукой двум женщинам, уходившим домой, и с беспокойством сказала: — Завтрашний день покажет, что к чему. Все мои просчеты вылезут наружу.

— Куда делась та девушка, которая никогда не боялась превратностей судьбы? — поддразнил Картер с огоньком в глазах. Он обнял ее за плечи, и они направились к дому. — День окончен. Давай-ка выпьем чего-нибудь холодненького.

Стейси рассмеялась, несмотря на напряжение. Немного расслабиться не повредит, особенно накануне завтрашнего испытания. В ее глазах мелькнула боль — каким кошмаром стала бы эта неделя, если бы не подоспел Картер. Украдкой посмотрев на его загорелое лицо, она заметила, что в уголках рта залегли складки. Внешне отношение Картера к ней не изменилось, а о злополучном вечере в среду они больше не вспоминали.

— Жалеешь о том, что близится конец? — тихо спросил Картер, ласково сжимая ее локоть.

— Нет, — вздохнула Стейси. И, подумав о Корде, как бы про себя добавила: — Я буду чувствовать себя лучше вдалеке отсюда.

Они вошли через парадную дверь и сразу направились к веранде, пристроенной к кирпичному зданию. Стейси села на стул, а Картер пошел в дом за напитками. Огненный шар заходящего солнца не вызвал в потемневших глазах Стейси обычной радости — она хмуро взирала на окружавший ее ландшафт, к которому так привыкла за последние несколько недель. Какая-то неведомая сила приковала ее взгляд к холму за домом. Она смутно слышала, как в гостиной зазвонил телефон и Картер снял трубку. Словно во сне она встала и двинулась к холму, на вершине которого находилось пока еще скрытое от глаз кладбище. Она не слышала, как Картер окликнул ее по имени, не видела его застывший силуэт со стаканами в руках на каменном полу веранды.

Она, не останавливаясь, шла к черной чугунной кладбищенской ограде. Минуя кресты и могильные плиты, она направилась к памятнику, на котором было выгравировано имя Елены Терезы Гаррис. Она медленно опустилась на колени перед ее могилой. Осторожно и трепетно водила она по буквам смуглыми пальцами. Стейси надеялась обрести утешение среди тех, кого любил Корд; по ее щекам скатились две блестящие слезинки. Она молча припала к серому камню — сердце ее сжималось от горя и боли.

В ушах снова зазвучал голос Корда, на сей раз столь явственно, что она повернула голову. Должно быть, зрение сыграло с ней злую шутку — перед ней стоял Корд. Она, вероятно, бредила; она взглянула ему в лицо — его глаза излучали невероятную нежность. Вдруг Стейси заметила тени, сгущавшиеся вокруг могил. Она быстро посмотрела на небо — солнце уже село, отбрасывая в небо лишь полоску пурпурного отсвета. Это была явь! Осознание того, что перед ней стоит настоящий Корд, мгновенно отразилось в ее глазах. Заметив столь разительную перемену в выражении ее лица, Корд отдернул большую мускулистую руку, которую протянул было Стейси, а она тут же вскочила на ноги.

— Что вы здесь делаете? — мягко спросил Корд, читая на ее лице боль, смешанную с чувством вины.

— Я пришла сюда, чтобы… — Правдивое признание чуть не сорвалось у нее с языка, но она вовремя спохватилась. В растерянности она бросила взгляд на серый камень с именем доньи Елены, затем глаза ее скользнули на соседнее надгробие. — Здесь могила вашего отца, — наконец проговорила она с запинкой, ощущая на себе взгляд сузившихся глаз. — Я вспоминала об отце и подумала, что, может быть, здесь мне станет легче.

Трудно было определить, поверил ли он ее невразумительному объяснению. Схватив ее за руку, он молча повел ее с кладбища. Стейси с усилием подняла на него глаза. Его лицо хранило непроницаемое выражение. Она была не в силах вынести это молчание, продолжавшееся вот уже несколько минут.

— Как вы узнали, где я?

— Ваш друг видел, что вы скрылись в этом направлении. — Он говорил с нескрываемым сарказмом, увлекая ее вниз большими шагами.

— А-а, — едва слышно произнесла Стейси, когда железная рука вытолкнула ее вперед.

Она бросила быстрый взгляд в сторону веранды и вновь сосредоточилась на неровной почве под ногами. Когда они дошли до каменных плит веранды, Корд выпустил ее руку с чувством, похожим на отвращение. Картер протянул Стейси ее стакан — губы его были плотно сжаты, синие глаза впились в ее смертельно бледное лицо.

— С тобой все в порядке? Где ты была? — тихо спросил он.

Стейси с усилием кивнула вместо утвердительного ответа на первый вопрос, закончил же за нее Корд. Сделав большой глоток из своего стакана, он проговорил насмешливым тоном:

— Она, видите ли, лила слезы на могиле моего отца, представляя себе, что там покоится ее отец.

С секунду Картер напряженно всматривался в глаза Стейси — он отмел объяснение Корда. Но тот еще не договорил до конца.

— Жалеть себя — непозволительная роскошь в здешних краях, по крайней мере для коренных жителей. — Ледяной, враждебный взгляд Корда еще сильнее растревожил сердечную рану Стейси, так что девушку бросило в жар.

Корд повернулся на каблуках и направился за конюшни, где шли приготовления к приему. Стейси и Картер шли следом за ним на расстоянии нескольких шагов. Все трое молчали. Корд, казалось, не замечал их присутствия, а Картер лишь однажды бросил взгляд в сторону Стейси.

Они миновали длинные ряды столов и направились к полыхавшему за деревьями костру. Корд замедлил шаг, и все трое подошли к костру одновременно. Здесь, в рощице, была вырыта канава, в которой и был разложен костер. Какой-то человек в отсветах пламени подбросил в огонь поленьев. Стейси узнала в нем Хэнка и улыбнулась.

Привыкнув к мерцающему свету, она стала с интересом наблюдать за сложными приготовлениями к пикнику. Любопытство пересилило внутреннее напряжение, заставлявшее ее молчать все это время.

— Мясо что, кладут на старые кровати?

— Это солдатские койки, — с улыбкой ответил Корд. — Мы заворачиваем ноги в фольгу, чтобы не остывали. В течение ночи рабочие по очереди следят за костром и поливают мясо специальным соусом.

— Боже мой! — воскликнула Стейси, глядя на туши мяса, лежавшие на металлических койках. — Не слишком ли много еды?

— У нас, техасцев, хороший аппетит, — хмыкнул Хэнк. — Что нам ваши восточные бутербродики. Если бы вы последили за огнем, я бы ненадолго отлучился — надо кое-что сделать, — сказал он в заключение. Уже повернувшись, чтобы уйти, он обратился к Картеру: — Вы мне не подсобите, а то уж годы мои не те.

Не дожидаясь ответа, он зашагал в темноту. Стейси, обмерев, поняла, что Хэнк сделал это нарочно, чтобы оставить их с Кордом наедине. Она чувствовала, что Картер выжидательно смотрит на нее — мол, только намекни, чтобы я остался. Но ей ничего не приходило в голову. С глухим бормотанием Картер скрылся за деревьями следом за Хэнком.

Корд первым нарушил молчание, заговорив нараспев низким голосом:

— Что ж, через день вы уезжаете. Наверно, ждете не дождетесь.

— Вовсе нет, — тихо и спокойно сказала Стейси, не кривя душой. — Мне было здесь понастоящему хорошо.

Последовала короткая пауза — Корд как будто обдумывал ее ответ.

— По-моему, человек с радостью возвращается к своему привычному окружению.

При этих словах Корда Стейси невольно сжалась. Его высокомерное превосходство — вечно он знал, что для нее лучше, что хуже, — вызвало вспышку старого гнева. Она сдержалась и ничего не ответила, продолжая смотреть в огонь.

— Вы с Картером уже назначили день свадьбы? — спросил Корд, бросая веточку в костер.

— Нет. Наверно, мы это сделаем по возвращении, — ответила Стейси, стараясь подавить обиду. Ее гордость подсказывала: пусть думает, что свадьба состоится.

— Пришлете мне приглашение?

— Конечно, — хмуро ответила она, вытянув ноги и опираясь на руки. — А вы пришлете мне приглашение на вашу?

34
{"b":"6370","o":1}