ЛитМир - Электронная Библиотека

Annotation

Содержание:

1. Завещание Стэнли Брука

2. Обещаю ответить

3. Кошка и мышка

4. Ночное дежурство

5. Конец летнего дня

6. Возрождающееся поколение

7. Там

8. Выводок

9. Чертик из табакерки

10. Welcomeland

11. Пой, это поможет

12. Сошествие

13. Забава

14. Без струн

15. Вечное веселье

16. Прямо за тобой

17. Объявление

18. Рождественские декорации

19. Глубоко под землей

20. Чаки пришел в Ливерпуль

21. Вместе с ангелами

22. Недопонимание

23. Страница

24. Угадай мое имя

25. Кошмар

26. Не та игра

Рэмси Кэмпбелл

Завещание Стэнли Брука

Обещаю ответить

Кошка и мышка

Ночное дежурство

Конец летнего дня

Возрождающееся поколение

Там

Выводок

Чертик из табакерки

Welcomeland

Пой, это поможет

Сошествие

Забава

Без струн

Вечное веселье

Прямо за тобой

Объявление

Рождественские декорации

Глубоко под землей

Чаки пришел в Ливерпуль

Вместе с ангелами

Недопонимание

Страница

Угадай мое имя

Кошмар

Не та игра

notes

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

Рэмси Кэмпбелл

РАССКАЗЫ

Часть 1

Автор обложки: mikle_69

Завещание Стэнли Брука

Будучи скорее близким знакомым Стэнли Брука, нежели другом, Эрнест Бонд, вероятно, имел больше шансов заметить странности, возникшие в его поведении.

Эти странности стали очевидными вскоре после того, как Брук узнал, что он умирает от рака. Вначале он направился в библиотеку, где стал изучать медицинские книги и журналы, чтобы найти средство исцеления, которое упустили из виду доктора. Затем, не найдя утешения в классической медицине, Брук начал просматривать книги об исцелении верой, и Бонд осознал, в каком отчаянии пребывал его приятель. Бонд начал беспокоиться только на заключительном этапе, когда застал Брука за чтением древних гримуаров, где тот также искал способы лечения. Увы, Бонд ничем не мог помочь умирающему и только наблюдал, как с каждым днём Брук всё глубже погружается в депрессию.

Бонд был весьма удивлён, когда навестил Брука — после того, как тот позвонил ему — и обнаружил хозяина дома, сидящего в постели и с улыбкой на лице.

Брук заложил закладкой страницу пожелтевшей книги, которую читал, и положил её рядом с собой.

— Присаживайтесь, Бонд, — усмехнулся он. — Боюсь, я пригласил вас не только ради праздной болтовни. Я предупреждал по телефону, что у меня к вам деловой разговор.

— Да, конечно, что я могу сделать для вас?

— Я хочу составить завещание, — заявил Брук.

— Но вы его уже составили, — удивился Бонд, решив, что у хозяина дома началась амнезия.

Брук и вправду составил завещание, согласно которому после его смерти пять человек получат значительное наследство. Своим трём сестрам и брату Брук завещал по несколько тысяч фунтов, в то время как его четвёртой сестре Эмили и племяннице Памеле, которая многие годы стремилась стать домохозяйкой, доставался его дом. И это вызывало удивление, ведь Брук был известным скрягой и понимал, что его наследники подобно стервятникам слетятся на его наследство, как только он умрёт. Но он не мог позволить себе быть щедрым при жизни.

— Я знаю, что уже составлял завещание, — раздражённо произнёс Брук. — Знаете ли, я ещё не сошёл с ума. Я хочу составить новое. Мои соседи выступят свидетелями. Сейчас они, вероятно, уже внизу. Моё новое завещание будет совсем не таким, как старое. Вот увидите, я кое-что нашёл…

Брук коснулся книги, лежащей рядом на постели, поколебался и оставил её на месте.

— Но прежде обещайте мне, что до наступления моей смерти вы сохраните в тайне условия этого завещания… Согласны? Отлично. Теперь давайте позовём сюда свидетелей.

Пока Брук диктовал текст нового завещания, адвокат понял, почему умирающий взял с него слово хранить его в тайне. Условия завещания чрезвычайно потрясли Бонда; и в течение некоторого времени он думал: стоит ли держать своё обещание, не должен ли он, по крайней мере, намекнуть Эмили, сестре Брука, о сделанных им поправках? Но она обязательно пошла бы разбираться с Бруком; и, помимо того, что Бонд покажет себя человеком, не умеющим хранить тайны, будет неуместно тревожить умирающего человека такими нападками. Поэтому адвокат продолжал думать обо всём этом деле наедине.

Он так ни на что и не решился, а 6 августа 1962 года Брук умер.

Его похоронили в четыре часа дня на кладбище Святого Марка в Брайчестере, и во второй половине того дня Бонд в общих чертах рассказал о новом завещании покойного его родственникам.

— Немыслимо, — сказал Теренс Брук, брат умершего. — Я просто отказываюсь этому верить.

— Боюсь, это всё равно правда, — настаивал адвокат. — Я не могу разглашать подробности завещания до тех пор, пока не явится получатель наследства, но могу сообщить вам, что в соответствии с новыми условиями никто из вас ничего не получит.

— Червяк! — воскликнула Эмили. — И это после всего того, что я и моя дочь сделали для него!

Памела Джеймс, её дочь, была явно расстроена всем этим делом.

— Я не хочу, чтобы ты использовала это ужасное слово, мама, — возразила она. — В конце концов, этот человек унаследовал деньги дяди, тут ничего не поделаешь.

— Ох, заткнись, девчонка! — огрызнулась Эмили. — Не знаю, как остальные, но я буду здесь, когда мистер Бонд огласит завещание. Может быть, тот человек, увидев, что мы ждём чего-то, отдаст нам сколько-нибудь денег. Думаю, это меньшее, что он может сделать.

— И как вы узнаете этого парня, если никто не видел его раньше? — поинтересовался Теренс Брук.

— И это самое загадочное в данном деле, — ответил Бонд. — Этот человек — Вильям Колльер, так он себя называет, — точная копия покойного мистера Брука. Если этого вам недостаточно, он принесёт письмо, подтверждающее его личность. Оно будет в незапечатанном конверте с его именем, написанное почерком Брука.

— Когда вы ожидаете его приезда? — вмешалась в разговор Джойс, другая сестра умершего.

— И это тоже странно, — сказал Бонд. — Я спрашивал об этом Брука, поскольку, как вы знаете, я не могу огласить завещание, пока Колльер не явится, а Брук просто сказал: «Он появится здесь примерно через неделю после моих похорон.» Не знаю, что он имел в виду.

17 августа адвоката пригласили в дом на Кинг-Эдвардс-Уэй, в который Эмили и Памела Джеймс переехали жить, несмотря на его возражения. Бонд прибыл в пять часов и присоединился к чаепитию. Вскоре приехали Теренс, Джойс и Барбара, третья сестра покойного.

Довольно скоро истинная причина этой встречи стала очевидной.

— Мистер Бонд, — спросила Эмили. — Как вы думаете, будет ли этично, если вы сообщите этому человеку, насколько расстроило нас это новое завещание? Нам не нужно всё его наследство — было бы неправильно вмешиваться в подобные желания Стэнли — но, возможно, если бы мы все шестеро получили равные доли…

— Ох, пожалуйста, мама! — зарыдала Памела. — Тебе обязательно нужно быть стервятником?

— Должен сказать, что я согласен с девушкой, — сказал Теренс. — Мы не знали, что придём к этому, знаете ли.

— Вы все, пожалуйста, замолчите! — крикнула Эмили, ударив рукой по столу. — Мистер Бонд, вы хотели что-то сказать?

Неожиданный стук в дверь спас адвоката от втягивания в споры.

— Не вставайте, я схожу, — быстро сказал он и открыл дверь, за которой оказался Вильям Колльер.

Бонд узнал его сразу, ему даже на мгновение показалось, что это вернулся сам покойный. Каждая деталь Колльера напоминала о Бруке, за исключением одной — бледной и неестественно прозрачной кожи, и это создавало неприятную иллюзию.

1
{"b":"637025","o":1}