ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Франциска Вудворт, Екатерина Васина

Аромат невинности. Дар

Глава 1

Счастье найти легко

Главное не дать ему замерзнуть…

* * *

Снег с еловой лапы мягко упал на капот машины. А я от неожиданности вздрогнула и послала неведомо кого и неведомо куда. Задумалась, расслабилась и отвлеклась. Дорога петляла узкой полосой между сугробами и заснеженными деревьями.

– А мы продолжаем наш праздничный репортаж и принимаем поздравления на Новый Год! – разносился по салону машины голос радиоведущего.

– Точно! – громко сообщила вслух я. – И, пользуясь случаем, хочу передать пожелания отправляться на собачий хвост своему бывшему мужу. Дорогой, я уверена, что тебе там будет хорошо. Особенно с твоей Настенькой.

Три дня до Нового Года! В прошлый раз я в это время бегала по магазинам, выбирала подарки и украшала квартиру. А вечерами варила какао, ставила новогодние и рождественские фильмы, звала Вадима смотреть их.

А он уже тогда сидел со мной, обнимал меня, а сам думал о любовнице!

Я стиснула руль посильнее, сжала зубы. Вчера нас развели, а сегодня, после обеда, я рванула в деревню. Очень глухую в это время года. В детстве, когда бабушка была жива, меня туда отвозили каждое лето. В те времена народу там было больше. И я целыми днями бегала и купалась с остальными ребятами.

Дорога завернула еще раз, мохнатые ели вокруг точно наблюдали за мной. А затем я увидела деревню, в свете зимнего солнца, утопающую в сугробах. Точно волшебный городок она сверкала и искрилась.

А вот дым поднимался буквально над пятью домиками. Остальные стояли пустые и заколоченные. В некоторые приезжали летом, некоторые уже оказались заброшенными.

Где-то гавкала потревоженная звуками мотора моей машины собака. Я же проехала по главной и единственной улице. Дом бабушки стоял на самом краю леса, дальше начинался самый настоящий лес. Сейчас весь искрящийся от инея.

«Ворота надо подправить», – подумала я, подъехав к домику.

А еще забор, и скамейку возле него, на которой бабушка любила сидеть летом со своими подружками. Все это постепенно ветшало, а у брата и папы все руки не доходили. Когда бабушки не стало, только я приезжала сюда на несколько летних дней: дома убраться и хоть как-то привести дом в порядок.

Я вышла из машины, вдохнула морозный чистый воздух. На миг закружилась голова. Да уж, точно городской житель, сейчас еще начнется ломка по смогу.

У соседнего дома кто-то возился с дровами, там же притулился трактор. Это им тут расчищали периодически дороги. И все, больше ни души. Я посмотрела на солнце, что уже начинало садиться за горизонт и начала открывать ворота. Те со скрипом, еле-еле, но послушались. Оставалось заехать на машине во двор, открыть дом и начинать приводить его в порядок. Хорошо еще дрова остались, не растащили.

К вечеру дом уже выглядел жилым. Печка топилась, внутри было тепло и уютно, дорожку к двери я расчистила и откопала дрова. Продукты, которые привезла с собой, закинула в урчащий холодильник, разобралась с плиткой. Хорошо еще электричество было, и за него я платила регулярно.

На улице стемнело, сразу и резко, как это бывает зимой в деревне. Фонарей на улице не было, разве что у некоторых домов.

Впервые я буду встречать Новый Год одна. Пусть родители ворчат, но выше моих сил приехать к ним и слушать намеки, что, мол, мы говорили про Вадима. Да, говорили. А потом хвалили его, какой он заботливый муж. Подарки дарит, квартиру убирает, а ты дома сидишь за компьютером. Угу, а то, что основные деньги в семью приносила я это так, мелочи.

Я вдруг заметила, что сижу возле окна, смотрю в темноту и вытираю слезы со щек. Ну не-е-ет! Хватит с меня хныканья! Даже когда Вадима застала с этой Настенькой то не ревела, а деловито вышвырнула ее за дверь. А его потом заставила запереться в ванной и орать: «Дура! Психичка! Я полицию вызову! Ты завтра собиралась вернуться!». Вот и делай сюрпризы уже бывшему любимому.

Так что долой грусть! Завтра прямо с утра отправлюсь на лыжах в лес, достану себе еловых веток и начну украшать дом к Новому Году. В конце концов, это же такая экзотика! Встретить праздник вдали от цивилизации. Шампанское я прихватила, мандарины тоже, да и остальных продуктов хватит с лихвой. А числа второго-третьего отправлюсь домой отдохнувшая и обновленная.

Я не помнила как уснула. Телевизора тут не было, радио слушать не хотелось. Я улеглась в постель с книгой, то и дело косясь в окно. Потом не выдержала, встала и задернула его занавеской. Не то, чтобы боялась чего-то в темноте. Просто… ну спокойнее что ли. Воображение у меня богатое, а тут еще в тишине всякое думалось. Например, история о том как девушка приезжает в таежную деревню, а ее похищает какой-то волосатый мужик, который оказывается оборотнем…

Тут я вспомнила, что нечто подобное уже писала. Зевнула, и… провалилась в сон. После привычного городского шума здесь слух и мозг просто обалдели и вырубились.

И вот теперь я потягивалась, зевала и смотрела как сквозь занавески пытается пробиться солнце. В доме стало прохладнее, так что пришлось набираться с духом, чтобы вылезти из-под одеяла и растопить печку.

А потом, надев голубой лыжный костюм, я вышла из дома. И окунулась в солнце и снег. Все сверкало и искрилось, казалось, я очутилась в царстве Снежной Королевы. Разве что соседский трактор, расчищавший дорогу, выбивался из общей картины.

Лыжню я даже не пыталась искать. У бабушки в сарае лежали охотничьи лыжи. Сначала в них ходил дедушка, а потом и она сама. Я тоже пробовала пару раз, но без особой охоты. А вот теперь сполна оценила прелесть широких лыж с мехом снизу. Спрятала волосы получше, проверила взяла ли с собой термос с чаем и не спеша направилась к лесу.

Погода выдалась морозная. За ночь температура опустилась почти до минус пятнадцати, воздух казался кристально прозрачным. И иней… он был везде, искрился на солнце. Изо рта вылетал пар, таял в воздухе. А я не спеша пробиралась вглубь леса, выискивая ветки покрасивее. Шары и дождик лежали в машине, дожидаясь своего часа. Вот найду то, что понравится, притащу в дом и начну украшать. До сих пор запах елки и мандаринов мог прогнать любое плохое настроение. А уж в сочетании с морозом и красивой природой…

Я остановилась и прищурилась: что-то яркое мелькнуло впереди. Что-то, чего в лесу быть не могло.

Зелень и золото.

Я прищурилась еще сильнее. Яркое пятно не двигалось. И стало как-то не по себе. Люди в деревне все пожилые, но крепкие. Тем не менее, они не терминаторы. Мог кто-то пойти в лес и почувствовать себя плохо? Теоретически – да. Но такую яркую одежду… здесь в ходу тулупы, шубы, ну пуховики еще. Но точно не таких расцветок.

– Эй… – нерешительно проговорила я, вытягивая шею.

Пятно не шевелилось. Может, кто палатку бросил? Но туристы сюда особо не забредали, тем более зимой.

Я развернулась в ту сторону. Палатка это или человек, но проверить надо. Тем более если что, пневматика есть в кармане. А за спиной рюкзак, где небольшая аптечка. В лес надо брать многое, даже если вышла ненадолго. Даже если недалеко от дома. По крайней мере, так меня научили бабушка с дедушкой.

Зеленое и золотое постепенно становилось все ближе.

– Вот блин! – вырвалось у меня, когда я поняла, что это. А точнее – кто.

Все сразу встало на свои места. Ну да, кто еще зимой мог оказаться среди леса в такой одежде?

Я резво добралась до лежавшего около ели незнакомца, присела на корточки, воткнула палки в снег.

Так, «находка» дышала, так что с полицией объясняться не придется.

– Мужчина! – потрясла я незнакомца за плечо. – Эй, мужчина, где там ваше племя, лагерь, стойло… или что там у ролевиков?

То, что я нашла ролевика, сомневаться не приходилось. Кто еще очутиться в лесу в таком виде, точно сбежал или со страниц моих книг, или со съемочной площадки. Ярко-зеленый теплый плащ, высокие светлые сапоги, в которые заправлены штаны из темной ткани. Под плащом виднелось что-то кружевное и бархатное, а волосы цветом буквально сливались со снегом. Что за краской он пользуется?

1
{"b":"637278","o":1}