ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да будет вечной жизнь падишаха! Пусть царствование его длится долго, пусть он пользуется господней поддержкой. Известно, что судьба и рок всецело властны над природой и людьми, никакой хитростью их не отвратить, ничем не предупредить. Если судьба предначертала мне на листе счастья волю, то свобода достанется мне вопреки подстрекательству везиров и наветам врагов.

Два дня не следует остерегаться смерти
В тот день, что рок избрал, и в тот, что не избрал.

– Но что касается деяний и поступков людей, то не следует отказываться от усилий и пренебрегать старанием. Поскольку эта целомудренная девушка была невиновна в возведенной на нее клевете, то ее пола не вспыхнула от огня завистников, ее гумно не загорелось. Поскольку я, твой нижайший раб, не осквернен никаким преступлением, я ухватился рукой надежды за прочную опору и взираю глазами надежды на грядущее освобождение. Моя просьба к всеобъемлющему благородству шаха, к твоей справедливой природе та, чтобы ты помедлил столько, сколько нужно, чтобы ночь сомнения сменилась рассветом доказательства истины. Быть может, хитрость завистников иссякнет и твои благословенный взор получит сведения о моей невиновности.

Когда гонец слова достиг этих мест, а невесты ясного изложения пришли к этому паланкину, падишах приказал отвести Бахтияра в темницу.

Допустим, ныне рок мне покорился.
Допустим, ныне мир мне подчинился.
Но кто вернет мне годы молодые,
Кто дни вернет, когда в темнице я томился?
Доколь душа страданию обречена?
Доколе жизнь превратностей полна?
Сама судьба раскаиваться станет,
Что заточенье мне в удел дала она.

Когда утро десятого дня подняло знамена восхода и продало одетую в черное рать ночи с простора небес, когда свет ожерелья дней дошел до десяти, когда стан терпения и покорности стал короче, собрались сановники, знатные мужи и хаджибы сошлись вместе, все они явились во дворец и провозгласили в один голос:

– Кротость падишаха – эта основа милосердия и прощения, плод силы духа. Лишь когда человек станет отражением нисходящих с неба божественных лучей и бесконечного света господней милости, в его сокровищнице соберутся жемчуга совершенных нравственных качеств, из источников его кротости и рудников его знаний забьют прозрачные ключи мудрости. Но, если преступление переходит границы дозволенного, это свидетельствует о бездеятельности правосудия и отсутствии руководства. Именно из-за этого основы шариата и устои власти начинают шататься, а цветущие области и края, обитель пречистых мужей и питомник великих умов, приходят в запустение. Мед, хоть полезен и сладок, если поесть его много, вызывает лихорадку. Кротость, которая знаменует человечность, если не знать в ней меры, приводит к смуте и легкомыслию. Все неверные в страхе готовы принять ислам, но такое обращение неискренно, и место сих лицемеров – в аду и геенне огненной. Нельзя достояние мужей грузить на детский кораблик, нельзя из-за глупых россказней вырывать с корнем правосудие.

Охрана царства – меч, а страж его – стрела,
Из сабель сад его, из копий и кинжалов.

Шах, выслушав эти слова, тут же приказал привести Бахтияра из темницы и повесить. Когда Бахтияра ввели в тронный зал падишаха, он поцеловал прах перед ним и заговорил:

– Да будет известно шаху, завоевателю крепостей, что в море, подвластном человеку, невозможно бежать от небесного рока, что от всесильной судьбы никакой хитростью или сообразительностью не спрятаться. Бесполезно бежать от судьбы или сражаться с ней. Шах Хиджаза, хоть и был одним из самых предусмотрительных людей, пытался отвратить то, что предначертано свыше, но в конце концов попал в когти сокола рока и испытал удары клюва ворона судьбы. Я, твой нижайший раб, смирился с судьбой и запомнил на будущее предостережение рока.

Это дело Аллах предрешил – и конец!
Нет насилия в том, что решает творец.

– Если же падишаху угодно выслушать об удивительном приключении и чудесах, которые случились с шахом Хиджаза, – продолжал Бахтияр, – то твой нижайший раб расскажет.

– Рассказывай, – приказал шах.

Глава десятая

Рассказ о шахе Хиджаза и о бессилии человека перед судьбой и роком

Бахтияр сказал:

– Да будет вечен шах всей земли в нетленном царстве и непреходящем счастье, пусть расцветет его веселье, подобно весеннему саду, а жизнь его пусть пребудет под сенью покровительства творца. В стране Хиджаз жил падишах из рода Парвиза. Он обладал покорным воинством и великим счастьем. Но у него не было сына, и он постоянно говорил себе: «Ах, если бы у меня родился сын, который мог бы наследовать мне в царстве и счастье!»

Бывает злосчастье, из-за которого древо царства из сада правления попадает в солончаковую степь чужбины; бывает и такая злая доля, из-за которой царский венец с головы избранного переходит в руки какого-нибудь чужеродца. Он непрестанно, словно Закария, восклицал: «Подари мне от себя потомство».

Наконец его мольбы были услышаны, и сын был зачат в хранилище лона. Божественный рок и бесконечная милость создателя даровали ему мальчика приятной наружности, несравненной красоты, базилик в саду любви, аргаван на лужайке дружбы. Звездочеты шаха стали составлять гороскоп ребенка, изучили положение планет, сопоставили тайну значений и законы передвижения звезд, пришли к падишаху и сказали:

– Твоему сыну в возрасте семи лет угрожает опасность от лап льва. Если он избавится от этой опасности, то придется падишаху из-за сына расстаться с жизнью.

Шах удивился такому странному гороскопу, стал размыи1 лять о трудностях предстоящих событий и сказал себе:

Жизнь человека – словно метеор:
Сверкнет в ночи и превратится в пепел.

Он смирился с судьбой, а «примирение с судьбой – врата к великому Аллаху». Каждый костер в конечном итоге превращается в пепел, каждое царство подвержено разрушению.

Любой твердыне, чьи прочны основы,
Ход времени разрухою грозит.
Ты отгоняешь ворона злосчастья,
Но знай, тебя судьба не пощадит.
Мир подобен преходящей тени,
Гостю, что простился и ушел,
Или веренице сновидений:
Ты глаза открыл – и сон прошел.

Власть и богатства этого мира преходящи, счастье и высокое положение в этом мире тленны. Не следует привязываться сердцем к тому, что дано на подержание. Всем людям дети приносят радость, падишаху же сын принес только скорбь. Он смотрел в лицо ребенку и говорил:

– Увы! Этот плод таит в себе шип, это наслаждение влечет горькое похмелье.

С тобой свиданье не дает мне счастья:
Я знаю, что разлука смерть сулит.
Самый малый из пороков мира
В том, что он для человека – враг.
Можно ли побег надежд лелеять,
Если скоро превратишься в прах?

И падишах решил так: «Моему сыну грозит беда от лап льва по прошествии семи лет. Эти семь лет его жизни – всего лишь несколько оборотов солнца, В эти годы я буду утолять жажду взора в источнике красоты, буду ждать, какой птенец вылупится из яйца его бытия, какую беду породит пламя несчастий».

31
{"b":"6373","o":1}