ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Хозяйка остановилась посреди лестницы, держась рукой за перила, и, повернув голову, посмотрела на него сверху вниз, улыбнувшись бледными губами.

– Вот вроде вас, – прибавила она.

Ее голубые глаза медленно скользнули по всей фигуре Билли.

– Этот этаж мой, – сказала она на площадке второго этажа.

Они поднялись еще выше.

– А этот весь ваш... Вот ваша комната. Я так надеюсь, что она вам понравится.

Хозяйка провела Билли в уютную спальню и включила свет.

– Солнце по утрам светит прямо в окно, мистер Перкинс. Вас ведь Перкинсом зовут?

– Нет, – ответил он. – Моя фамилия Уивер.

– Мистер Уивер. Как мило. Под простыню я положила грелку, чтобы было теплее, мистер Уивер. Так приятно, когда в чужой постели с чистыми простынями есть горячая грелка, вы согласны? И можете в любую минуту включить обогреватель, если только почувствуете, что вам холодно.

– Благодарю вас, – сказал Билли. – Большое вам спасибо.

Он обратил внимание на то, что покрывало снято с кровати, а уголок одеяла откинут – все готово для того, чтобы забраться в постель.

– Я так рада, что вы появились, – сказала хозяйка, глядя ему в лицо. – Я уже начала было волноваться.

– Все в порядке, – весело ответил Билли. – Насчет меня можете не беспокоиться.

Он поставил свой чемодан на стул и стал открывать его.

– А как же ужин, мой дорогой? Вы поели, прежде чем прийти сюда?

– Я ничуть не голоден, спасибо, – сказал Билли. – Думаю, мне нужно побыстрее лечь спать, потому что завтра я должен встать довольно рано, чтобы объявиться в конторе.

– Что же, очень хорошо. Не буду мешать вам распаковываться. Однако, прежде чем лечь в постель, не могли бы вы заглянуть в гостиную на первом этаже и расписаться в книге? Таков местный закон, а мы ведь не станем нарушать законы на этой стадии наших отношений, не правда ли?

Она махнула ему ручкой и быстро удалилась из комнаты, закрыв за собой дверь.

То, что хозяйка пансиона, похоже, была с приветом, ничуть не тревожило Билли. Совершенно очевидно – это добрая и благородная душа. Он подумал, что она, наверное, потеряла сына в войну и так и не смогла пережить горе.

Через несколько минут, распаковав чемодан и вымыв руки, он спустился на первый этаж. Хозяйки в гостиной не было, в камине горел огонь, около него спала маленькая такса. В комнате было удивительно тепло и уютно. Ну и повезло же мне, подумал Билли, потирая руки. Просто удача.

Книга для записи гостей лежала в раскрытом виде на рояле, и он достал ручку и записал в нее свое имя и адрес. На этой же странице поместились еще две записи, и Билли машинально их прочел. Одним гостем был некий Кристофер Малхоллэнд из Кардиффа, другой – Грегори У. Темпл из Бристоля.

Забавно, подумал Билли. Кристофер Малхоллэнд – знакомое имя.

Где он раньше его слышал? Может, он с этим парнем вместе в школе учился? Нет... Может, это кто-то из бесчисленных поклонников его сестры или знакомый отца? Нет, нет, все не то... Он снова заглянул в книгу.

Кристофер Малхоллэнд. 231, Катэдрал-роуд, Кардифф.

Грегори У. Темпл. 27, Сикамор-драйв. Бристоль.

И второе имя показалось ему почти таким же знакомым, как и первое.

– Грегори Темпл, – громко произнес Билли, напрягая память. – Кристофер Малхоллэнд...

– Такие милые мальчики, – прозвучал голос у него за спиной, и, обернувшись, он увидел хозяйку, вплывающую в комнату с большим серебряным чайным подносом в руках. Она держала его далеко перед собой и довольно высоко, будто поводья, с помощью которых она управляла резвой лошадью.

– Почему-то эти имена показались мне знакомыми, – сказал Билли.

– В самом деле? Как интересно.

– Я почти уверен, что где-то раньше слышал их. Странно, правда? Может, видел в газете? Они случайно ничем не знамениты? То есть, я хочу сказать, может, это известные игроки в крикет, или футболисты, или еще кто-то в таком роде?

– Знамениты? – сказала хозяйка, ставя чайный поднос на низкий столик возле дивана. – О нет, не думаю, что они знамениты. Но они были необычайно красивы, притом оба, можете мне поверить. Они были высокие, молодые и красивые, мой дорогой, в точности как вы.

Билли снова заглянул в книгу.

– Послушайте, – сказал он, обратив внимание на числа. – Да ведь эта запись сделана больше двух лет назад.

– Неужели?

– Ну да, правда. А Кристофер Малхоллэнд записался еще за год раньше, – то есть больше трех лет назад.

– Боже праведный, – сказала хозяйка, покачав головой и изящно вздохнув. – Никогда бы не подумала. Как летит время, не так ли, мистер Уилкинс?

– Меня зовут Уивер, – сказал Билли. – У-и-в-е-р.

– Ах, ну конечно же! – воскликнула она, усаживаясь на диван. – Как это глупо с моей стороны. Прошу простить меня. В одно ухо влетает, из другого вылетает, вот я какая, мистер Уивер.

– Знаете что? – сказал Билли. – Знаете, что во всем этом особенно удивительно?

– Нет, дорогой, не знаю.

– Видите ли, оба эти имени – Малхоллэнд и Темпл, – я кажется, не только помню каждое в отдельности, так сказать, но почему-то, каким-то странным образом они, по-моему, как-то связаны между собой. Будто они знамениты в чем-то одном, вы меня понимаете – как... ну... как Демпси и Танни[57], например, или Черчилль и Рузвельт.

– Как забавно, – сказала хозяйка. – Но идите же сюда, дорогой, и присядьте рядышком со мной на диван. Я налью вам чашечку чаю и угощу имбирным пирожным, прежде чем вы отправитесь спать.

– Право, не стоит беспокоиться, – сказал Билли. – Мне бы не хотелось, чтобы вы все это затевали.

Он стоял возле рояля, глядя, как она возится с чашками и блюдцами, и заметил, что у нее маленькие белые проворные руки и красные ногти.

– Я почти уверен, что встречал эти имена в газетах, – повторил Билли. – Сейчас вспомню, точно вспомню.

Нет ничего более мучительного, чем пытаться извлечь из памяти нечто такое, что, кажется, уже вспомнилось. Сдаваться он не собирался.

– Погодите минуту, – сказал он. – Одну только минутку. Малхоллэнд... Кристофер Малхоллэнд... не так ли звали школьника из Итона, который отправился в туристический поход по юго-западным графствам, как вдруг...

– Молока? – спросила хозяйка. – Сахару?

– Да, пожалуйста. Как вдруг...

– Школьник из Итона? – переспросила она. – О нет, мой дорогой, этого никак не может быть, потому что мой мистер Малхоллэнд точно не был школьником из Итона. Он был студентом последнего курса из Кембриджа. Идите же сюда, присядьте рядышком и погрейтесь возле этого чудесного огня. Да идите же. Ваш чай готов.

Она похлопала по дивану рядом с собой и, улыбаясь, ждала, когда Билли подойдет к ней.

Он медленно пересек комнату и присел на краешек дивана. Хозяйка поставила перед ним чашку на столик.

– Ну вот, – сказала она. – Теперь нам хорошо и удобно, не правда ли?

Билли прихлебывал чай. Она тоже. С полминуты оба молчали. Она сидела полуобернувшись к нему, и он чувствовал, что она смотрит ему в лицо поверх своей чашки. Время от времени он ощущал какой-то странный запах, исходивший от нее. Запах не был неприятным, а напоминал ему... Хм, трудно сказать, что он ему напоминал. Может, так пахнут соленые каштаны? Или новая кожа? Или это запах больничных коридоров?

– Вот уж кто любил чай, так это мистер Малхоллэнд, – произнесла наконец хозяйка. – Никогда в жизни не видела, чтобы кто-нибудь пил столько чаю, сколько дорогой, бесценный мистер Малхоллэнд.

– Он, должно быть, уехал совсем недавно, – сказал Билли.

– Уехал? – переспросила она, подняв брови. – Но, мой дорогой мальчик, он никуда и не уезжал. Он еще здесь. И мистер Темпл здесь. Они оба здесь, на третьем этаже.

Билли осторожно поставил чашку на столик и уставился на хозяйку. Она улыбнулась ему в ответ, а потом протянула свою белую руку и, как бы утешая его, похлопала по коленке.

– Сколько вам лет, мой дорогой? – спросила она.

вернуться

57

чемпионы мира по боксу в тяжелом весе Джек Демпси (с 1919 по 1926 г) и Джин Танни (с 1926 по 1928 г.)

101
{"b":"6374","o":1}