ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Охота на Джека-потрошителя
Список ненависти
Око Золтара
Темные воды
Альвари
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Как купить или продать бизнес
Отель
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
Содержание  
A
A

– Я чувствую себя прекрасно. Прости меня за прошлый вечер.

– Давай-ка поступим так, – сказал он. – Теперь я буду кормить ее по ночам. А ты днем.

Она взглянула на него и нахмурилась.

– Нет, – сказала она. – Нет, этого я тебе не позволю.

– Я не хочу, чтобы у тебя случился нервный срыв, Мейбл.

– Ничего не случится, к тому же я хорошо выспалась.

– Будет гораздо лучше, если мы разделим обязанности.

– Нет, Алберт. Это моя обязанность, и я буду выполнять ее. То, что было этой ночью, больше не повторится.

Наступило молчание. Алберт Тейлор вынул трубку изо рта и повертел ее в руках.

– Хорошо, – сказал он. – В таком случае я освобожу тебя от дополнительной работы, вот и все, – буду стерилизовать бутылки, например. Может, хоть это тебе немного поможет.

Она внимательно посмотрела на мужа, недоумевая, что это с ним вдруг произошло.

– Видишь ли, Мейбл, я вот о чем подумал...

– Да, дорогой?

– До вчерашнего вечера я и пальцем не пошевелил, чтобы помочь тебе с ребенком.

– Неправда.

– Нет, правда. Поэтому я решил, что отныне буду выполнять свою часть работы. Я буду готовить для нее молочную смесь и стерилизовать бутылки. Хорошо?

– Очень мило с твоей стороны, дорогой, но думаю, совсем не обязательно...

– Не говори так! – вскричал он. – К чему все портить? Последние три раза я ее кормил, и ты только посмотри, каков результат! Когда следующее кормление? В два часа, так ведь?

– Да.

– У меня все готово, – сказал он. – И в два часа тебе нужно будет лишь сходить в кладовку, взять смесь с полки и подогреть. Разве это не помощь?

Она поднялась с коленей и поцеловала Алберта в щеку.

– Ты такой добрый, – сказала она. – С каждым днем я люблю тебя все сильнее и сильнее.

Днем Алберт возился на солнце среди ульев. Вдруг он услышал, как жена зовет его из дома.

– Алберт! – кричала она. – Алберт, иди сюда!

Она бежала к нему по траве, усеянной лютиками.

Он бросился ей навстречу, недоумевая, что могло произойти.

– О Алберт! Отгадай, что случилось!

– Что?

– Я только что ее кормила, и она все съела!

– Не может быть!

– До капли! О Алберт, я так счастлива! Она поправляется! Опасность миновала, как ты и говорил!

Она обвила его шею руками и стиснула в объятиях, а он стоял и похлопывал ее по спине, смеялся и говорил, какая она замечательная мать.

– Ты придешь посмотреть, когда я буду ее кормить, может, она опять поест, а, Алберт?

Он сказал ей, что ни за что этого не пропустит, и она снова рассмеялась, потом повернулась и побежала к дому, подпрыгивая и что-то напевая.

В воздухе повисло некоторое напряжение, когда настало время шестичасового кормления. К половине шестого оба родителя уже сидели в гостиной, ожидая этой минуты. Бутылочка с молочной смесью стояла на камине в кастрюле с теплой водой. Ребенок спал в переносной кроватке на диване.

Без двадцати шесть девочка проснулась и закричала во все горло.

– Вот видишь! – воскликнула миссис Тейлор. – Она просит есть. Быстро бери ее, Алберт, и неси ко мне, но сначала дай-ка бутылку.

Он протянул жене бутылку, а потом положил ребенка ей на колени. Мейбл осторожно коснулась губ ребенка концом соски. Девочка стиснула соску деснами и начала жадно высасывать содержимое бутылки.

– О Алберт, разве это не здорово? – смеясь, сказала счастливая мать.

– Потрясающе, Мейбл.

Минут через семь-восемь содержимое бутылки исчезло в горле ребенка.

– Ты умница, – проговорила миссис Тейлор. – Четырех унций как не бывало.

Алберт Тейлор склонился над девочкой и внимательно посмотрел ей в лицо.

– Знаешь что? – сказал он. – Похоже, она уже и в весе прибавила. Как ты думаешь?

Мать глянула на девочку.

– Тебе не кажется, Мейбл, что она выросла и пополнела по сравнению с тем, какой была вчера?

– Может, и так, Алберт, я не знаю. Хотя скорее всего вряд ли за такое короткое время можно прибавить в весе. Главное, она нормально поела.

– Опасность миновала, – повторил Алберт. – Думаю, тебе не следует теперь за нее волноваться.

– Я и не собираюсь.

– Хочешь, я схожу наверх и переставлю кроватку в нашу спальню, Мейбл?

– Да, сделай это, пожалуйста, – сказала она.

Алберт поднялся наверх и передвинул кроватку. Жена последовала за ним вместе с ребенком. Сменив пеленки, она бережно уложила девочку в кровать. Потом накрыла ее простыней и одеялом.

– Ну разве она не хороша, Алберт? – прошептала Мейбл. – Разве это не самый прекрасный ребенок, которого ты видел в своей жизни?

– Оставь ее, Мейбл, – сказал он. – Иди вниз и приготовь нам что-нибудь на ужин. Мы его оба заслужили.

Поужинав, родители устроились в креслах в гостиной – Алберт со своим журналом и трубкой, миссис Тейлор с вязаньем. Однако по сравнению с тем, что происходило накануне вечером, это была совсем другая картина. Напряжение исчезло. Красивое продолговатое лицо миссис Тейлор светилось от радости, щеки розовели, глаза ярко блестели, а на губах застыла мечтательная умиротворенная улыбка. Поминутно она отрывала глаза от вязанья и с любовью глядела на мужа. А то и вовсе переставала стучать спицами и сидела совершенно неподвижно, глядя в потолок, прислушиваясь, не слышится ли наверху плач или хныканье. Но там было тихо.

– Алберт, – спустя какое-то время произнесла Мейбл.

– Да, дорогая?

– А что ты мне хотел сказать вчера вечером, когда вбежал в спальню? Ты говорил, что тебя посетила какая-то идея насчет малышки.

Алберт Тейлор опустил журнал на колени и лукаво ей улыбнулся.

– Разве? – спросил он.

– Да.

Она ждала, что он что-нибудь еще скажет, но он молчал.

– Что тут смешного? – спросила она. – Почему ты так улыбаешься?

– Да забавно все это, – хмыкнул он.

– Расскажи же мне, дорогой.

– Не уверен, что стоит, – сказал он. – А вдруг ты мне не поверишь?

Она редко видела, чтобы он выглядел таким довольным собой, и, подзадоривая его, улыбнулась ему в ответ.

– Хотел бы я видеть твое лицо, Мейбл, когда ты узнаешь, что я собирался сказать.

– Алберт, да в чем же дело?

Он помолчал, обдумывая, с чего начать.

– Ты согласна, что девочке лучше? – спросил он.

– Конечно.

– Ты согласишься со мной, что нежданно-негаданно она стала лучше есть, да и выглядит на сто процентов иначе?

– Да, Алберт, это так.

– Хорошо, – сказал он, расплываясь в улыбке. – Видишь ли, это я сделал.

– Что сделал?

– Вылечил ребенка.

– Да, дорогой, я уверена в этом.

Миссис Тейлор снова занялась вязанием.

– Ты что, не веришь мне?

– Разумеется, я тебе верю, Алберт. Это твоя заслуга, целиком и полностью твоя.

– Тогда как же я это сделал?

– Хм, – произнесла она, задумываясь. – Наверное, все дело только в том, что ты мастерски готовишь молочную смесь. С тех пор, как ты ее готовишь, девочке все лучше и лучше.

– То есть ты хочешь сказать, что это своего рода искусство – готовить молочную смесь?

– Выходит, так.

Она продолжала вязать и тихо про себя улыбаться, думая о том, какие мужчины смешные.

– Я открою тебе секрет, – сказал Алберт. – Ты совершенно права. Хотя, обрати внимание, важно не как готовить, а что добавлять в эту смесь. Ты понимаешь, Мейбл?

Миссис Тейлор оторвалась от вязания и внимательно посмотрела на мужа.

– Алберт, – проговорила она, – не хочешь ли ты сказать, что ты что-то добавлял в молоко ребенка?

Он сидел и улыбался.

– Да или нет?

– Возможно, – сказал он.

– Не верю.

Его улыбка показалась ей несколько жестокой.

– Алберт, – сказала жена. – Не шути так со мной.

– Хорошо, дорогая.

– Ты ведь ничего не добавлял ей в молоко, правда? Ответь нормально, по-человечески, Алберт. Для такого маленького ребенка это может иметь серьезные последствия.

– Отвечу так. Да, Мейбл.

– Алберт Тейлор! Да как ты мог?

– Да ты не волнуйся, – ответил он. – Если ты так настаиваешь, я тебе все расскажу, но, ради бога, возьми себя в руки.

123
{"b":"6374","o":1}