ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это почему?

– Думаешь, только у нас свой «штаб» и куча неучебных задач? Я вообще сильно сомневаюсь, что борцы когда-нибудь ходят на эти лекции.

– Да, только из меня борец, как… Ладно, пойду искать аудиторию семь. Увидимся!

– Хорошего дня! – отозвалась Альбина и осталась в комнате.

С таким подходом к обучению ей спешить было некуда.

Первыми на сегодня значились «Основы ясновидения». Порадовавшись, что для начала мне выпало нечто обобщающее, я зашла в аудиторию. И едва сдержалась, чтобы сразу не выйти. Косые неприветливые взгляды подростков, казалось, прожигали во мне дыры, пока я искала свободное место. Как меня угораздило ввязаться в эту авантюру?

– Добрый день! – поздоровалась подтянутая дама средних лет с аккуратно забранными сверху русыми волосами. – Сегодня, как и договаривались, разберем те из проявлений тонкого видения, которые чаще всего случаются в пограничном между сном и явью состоянии, и способы автоматизации принимаемых сигналов, – произнесла она, а я мысленно застонала. Переводчик на лекции не полагается?

Чувствуя себя крайне неловко в компании пятнадцатилетних «однокашников», я изо всех сил старалась сосредоточиться на материале. Однако выходило с трудом. Учебный год близился к концу, и с надеждой на обобщающую лекцию я, конечно, погорячилась.

В конце занятия я подошла к лектору и попросила выдать список литературы, способной хоть как-то помочь мне догнать остальных. С минуту дама смотрела на меня совершенно ошарашенно, явно не понимая, что от нее требуется, но потом все же взяла себя в руки.

– Поймите… Оксана, верно? Предметы, изучаемые в нашей школе, никак не отнесешь к широко распространенным, а озаботиться созданием собственной учебной литературы мы еще не успели. Впрочем, кое-какие записи я для вас, конечно, соберу и, пожалуй, назначу дополнительные занятия, – сказала она и углубилась в свой ежедневник. Я же стояла рядом и никак не могла решить, хорошо это или плохо.

После первого урока шел часовой перерыв на завтрак. Щедро.

Сразу в столовую я не пошла. Вернулась в комнату, минут пять поизучала трещинки на потолке, лежа на застеленной кровати, и достала ноутбук.

Увы, в усадьбе не обнаружилось ни одной доступной сети. Что было весьма странно, учитывая множество компьютеров в логове у аналитиков. Что ж, разберемся.

Поела быстро и в одиночестве. Альбина, судя по всему, тусила где-то внизу.

Телепатия, стоящая второй, далась мне еще тяжелее, чем ясновидение. А если быть до конца честной, то вообще никак, ибо попала я даже не на лекцию, а прямиком на практическое занятие.

После моей десятой безрезультатной попытки ответить верно Юрий Николаевич, молодой симпатичный учитель с копной взъерошенных темно-русых волос, снял очки, потер переносицу и выдал мне простейшие тесты, которые, по его словам, с легкостью проходят и вовсе не одаренные люди. Что сказать, к концу занятия надо мной начали откровенно посмеиваться, что мне ой как не понравилось!

Самым обидным было то, что когда-то я и безо всякой школы магии порой угадывала мысли людей. Вплоть до того, что играть со мной в некоторые настольные игры и разного рода «угадайки» было делом заведомо проигрышным. Ведь я и в самом деле каким-то шестым чувством всегда знала правильный ответ. Но не сейчас.

Унылая и рассерженная, я двинулась на поиски указанного в расписании ангара номер пять. Для этого пришлось облачиться в верхнюю одежду, все же апрель в этом году стоял довольно промозглый, и выйти во двор.

Никаких ангаров перед центральным входом, разумеется, не было. Однако, обойдя здание, я тоже ничего похожего не обнаружила. Возвращаться казалось глупым, и я решила пройтись дальше. Впереди виднелся неприветливый серый лес, справа постройка, возможно, служившая когда-то конюшней, а за ней действительно несколько серебристо-серых ангаров с покатыми крышами.

Отыскав нужный, я с трудом приоткрыла широкую дверь, зашла внутрь и очутилась в кромешной тьме. Хотела было ступить назад, но в металлическую стену рядом со мной вдруг что-то со свистом ударилось, разлетевшись на множество оранжевых искр. Вздрогнув, я рефлекторно отскочила в глубь помещения, чудом увернулась от очередного снаряда и, наконец, налетела на кого-то в темноте.

Пространство прорезалось слабой вспышкой. Серебристо-голубой и до боли напоминающей электрический разряд. Ладоням стало жарко.

– Свет! – прокричали у меня над ухом.

Почти тут же громко щелкнул выключатель, я зажмурилась и услышала крайне рассерженное:

– Ненормальная! Никогда не заходи в ангары во время тренировок. Слышишь? Никогда!

– Не ори на меня. Вот мое расписание.

И я ткнула Волку под нос сложенный вдвое лист А4.

– Ты издеваешься? – спросил он, лишь мельком взглянув на написанное.

– Еще как-нибудь прокомментируешь? Или мне только это Аркадию Борисовичу передать?

– Получается, все-таки перевели? – воскликнули у Волка из-за спины. – Я за!

– А ты права голоса здесь вообще не имеешь, – ответил Волк на это с беззлобной усмешкой, и я увидела рыжеволосого паренька лет тринадцати.

– Ты зануда, – сказал мальчишка Волку и протянул мне руку: – Я Тим. Для меня честь расширить круг своих знакомств магом с золотым уровнем! У меня черный, я потомственный! – гордо заявил он. – Моя мама ведьма.

– Ведьма? – опешила я.

– Ну называет она так себя по старинке, – пояснил он.

– Ты же не будешь терпеть этот балаган? – угрюмо спросила Милена, обращаясь, судя по всему, к Волку.

Завернувшись с головы до пят в темно-коричневый клетчатый плед, она сидела на диванчике рядом с заставленным чашками столом. Похоже, Альбина была права. «Штаб» имелся не только у аналитиков.

– Аркадий Борисович пожалеет о своем решении, но отменить его я не могу, – ответил ей Волк.

– Вы тут все свято уверены, что я навязываюсь и страсть как мечтаю попасть в ваши ряды? – не выдержала я. – Да у аналитиков в сотню раз интереснее и комфортнее, чем среди вас! И да, это, – я потрясла ненавистным листочком, – очень большая и крайне дурацкая ошибка.

Подавив желание топнуть напоследок ногой, я гордо пошла к выходу. Но путь неожиданно преградила до того молча стоявшая в стороне миниатюрная блондинка, которую я уже не раз видела в компании Волка и остальных.

– Прекратите! – зло сказала она. – Хотите вы того или нет, Оксана одна из нас, и ваше недовольство этого не изменит. Только от нас сейчас зависит, ослабит это нас или укрепит.

– Ты права, – поддержал ее Грег. – Добро пожаловать в Альфу, Окси.

– Не торопись, – прошипела Милена.

Волк не сказал ничего.

– Ну на фиг, – шепнула я, взвесив тех, кто «за», и тех, кто «против». И сделала шаг к двери.

– Оксана, постой, – окликнул меня Волк.

– Не знаю, чем я вам не угодила, – сказала я, развернувшись и вдруг оказавшись прямо напротив него, – и почему так не нравлюсь тебе, но…

– Кто тебе сказал, что ты мне не нравишься? – спросил он тихо и как-то чересчур проникновенно.

Я подняла на него глаза и, уловив в синих просторах хитрые искорки, смутилась еще сильнее. А затем услышала, как отчетливо скрипнула зубами Милена.

– Я тебя не понимаю, – пробормотала совершенно искренне.

– Это проблема, – усмехнулся Волк. – Придется наверстывать.

Глава 4

Ничего определенного о тренировках в группе Волк мне не сказал, а потому на следующий день я снова отправилась на занятия, руководствуясь выданным расписанием.

Увы, я по-прежнему понимала лекторов через слово, но усердно старалась запомнить услышанное, а кое-что даже записывала. На будущее.

На основах ясновидения нам поведали о том, что помимо собственно ясновидения существуют также яснослышание и особое обоняние, позволяющее улавливать запахи другого мира. И если с первыми двумя все было более-менее понятно, то запахи вызвали недоумение. И не у меня одной.

– И чем нам это поможет? – спросил паренек с заднего ряда. – Духи будем на пару с тварью из разрыва составлять?

7
{"b":"637686","o":1}