ЛитМир - Электронная Библиотека

– Если бы я был более мягкосердечным человеком, я мог бы посочувствовать вам, – сказал Куинн, – но дело в том, что я абсолютно ничего не могу сделать в этом отношении. Больше не могу.

– Возможно. – Генерал кивнул головой, – Давайте посмотрим. Я верю, что вы достаточно умный человек и смогли разобраться в том, что заговор этот – не наших рук дело. Если бы это было поручено мне, то зачем бы я стал использовать для убийства Кормэка прибор, советское происхождение которого так легко доказать?

Куинн кивнул головой: «Хорошо, я думаю, что это не ваших рук дело».

– Спасибо. Скажите, можете ли вы представить себе, кто мог бы стоять за всем этим?

– Я полагаю, что это было задумано в Америке. Может быть, какие-то ультраправые. Если их целью было сорвать ратификацию Нэнтакетского договора в Сенате, то они, несомненно, ее достигли.

– Совершенно верно.

Генерал Кирпиченко подошел к столу и вернулся с пятью увеличенными фотографиями. Он положил их перед Куинном.

Куинн посмотрел на паспортные фотографии Сайруса Миллера, Мельвиля Скэнлона, Лайонела Мойра, Питера Кобба и Бена Салкинда.

– Вы видели когда-нибудь этих людей, мистер Куинн?

– Никогда не видел.

– Жаль. Их имена написаны на обратной стороне. Они посетили мою страну несколько месяцев тому назад. Человек, с которым они совещались, с которым, как я полагаю, они совещались, имел возможность передать им этот пояс. Этот человек – маршал Советского Союза.

– Вы арестовали и допросили его?

Впервые за все время генерал Кирпиченко улыбнулся.

– Мистер Куинн, ваши западные писатели и журналисты с удовольствием пишут о том, что организация, где я работаю, обладает неограниченной властью. Это не вполне так. Даже для нас невозможно арестовать советского маршала без каких-либо улик. Я был откровенен с вами. Отплатите и вы мне тем же. Вы можете рассказать о том, что вы обнаружили за последние тридцать дней?

Куинн задумался над этой просьбой. Он не видел причин отказать в этом, так как с точки зрения концов, которые можно было бы распутывать дальше, дело было закончено. Он рассказал генералу все, начиная с того момента, когда он выбежал из Кенсингтонской квартиры, до его приватной встречи с Зэком. Кирпиченко внимательно слушал. Он несколько раз кивнул головой, как будто то, что он услышал, совпадало с тем, что он уже знал.

Куинн закончил рассказ смертью Орсини.

– Кстати, – добавил он, – можно спросить, как вы проследили меня до аэропорта Аяччо?

– О, понимаю. Видите ли, мое Управление с самого начала было заинтересовано в этом деле. После гибели юноши и преднамеренной утечки информации о деталях пояса, мы активно включились в расследование. Вы не были совсем незаметной фигурой, когда вы путешествовали по Нидерландам. Сообщение о стрельбе в Париже обошло все вечерние газеты. Описание человека, убежавшего с места происшествия, данное барменом, соответствовало вашей внешности. Проверка списков улетающих пассажиров в Париже, да у нас есть там свои люди, показала, что ваша приятельница из ФБР вылетела в Испанию, но о вас ничего не было известно. Я предположил, что вы, наверное, вооружены и поэтому постараетесь избежать проверки в аэропорту, и проверил заказы на билеты на паром. Нашему человеку в Марселе повезло – он обнаружил вас на пароме, идущем на Корсику. Человек, которого вы видели в аэропорту, прилетел в тот же день, но опоздал. Теперь я знал, что вы поехали в горы. Он занял наблюдательный пункт там, где сходятся дорога с аэропорта и другая, ведущая в док, и увидел, как ваша машина поехала в аэропорт вскоре после восхода солнца. Кстати, вам известно, что четыре вооруженных человека вошли в зал, когда вы были в туалете?

– Нет, я их не видел.

– Гм… По всей видимости, вы им не понравились. И, судя по тому, что вы мне рассказали об Орсини, я понимаю почему. Но это не имеет отношения к делу. Мой коллега… позаботился о них.

– Ваш ручной англичанин?

– Андрей? Он не англичанин. Этнически он даже не русский, он казак. Я ни в коем случае не недооцениваю, мистер Куинн, ваших способностей постоять за себя, но ради Бога, не пытайтесь ссориться с Андреем. Он действительно один из моих лучших агентов.

– Поблагодарите его от моего имени, – попросил Куинн. – Послушайте, генерал, мы очень хорошо поговорили, но этим все кончается. Мне некуда податься, кроме как на свой виноградник в Испании, и попытаться начать все сначала.

– Я не согласен с вами, мистер Куинн. Думаю, вам следует возвратиться в Америку. Ключ к разгадке лежит где-то в Штатах, вам надо вернуться.

– Но меня задержат через час, – сказал Куинн. – ФБР не любит меня. Там кто-то думает, что я замешан в этом деле.

Генерал Кирпиченко возвратился к столу и подозвал Куинна. Он вручил ему паспорт, канадский, не новый, с дюжиной въездных и выездных виз. Его лицо было трудно узнать из-за новой прически, очков в толстой оправе и щетине на подбородке.

– К сожалению, фотография сделана, когда вы спали, – сказал генерал. – Но, с другой стороны, все такие фотографии похожи друг на друга. А паспорт этот вполне подлинный, наша лучшая попытка. Вам нужна будет одежда с канадскими ярлыками, багаж и все такое прочее. У Андрея все готово для вас. Да, и, конечно, вот это.

Он положил три кредитных карточки, канадские водительские права и 20 000 канадских долларов. Паспорт, права и кредитные карточки были выписаны на имя Роже Лефевра, канадца французского происхождения. Для американца, говорящего по-французски, такой акцент не проблема.

– Я предлагаю, чтобы Андрей отвез вас в Бирмингем на первый утренний рейс в Дублин. Оттуда вы можете полететь в Торонто. Пересечь границу в США на арендованном автомобиле, должно быть, не трудно. Ну, вы готовы ехать, мистер Куинн?

– Генерал, я, вероятно, недостаточно ясно выразился. Орсини перед смертью не сказал ни слова. Если он и знал, кто был этот толстый человек, а я думаю, что он знал, он ничего не сказал. След оборвался. Толстый человек в безопасности, а заодно и те, кто ему платил, а также и ренегат в верхнем эшелоне истеблишмента, который был источником информации. Все они в безопасности, так как Орсини замолчал навеки. У меня на руках нет козырей, королей, дам или валетов. У меня на руках ничего нет.

– Ах, опять эта аналогия с картами. Вы, американцы, всегда ссылаетесь на тузы и козыри. Вы играете в шахматы, мистер Куинн?

– Немного и довольно слабо, – ответил Куинн.

Советский генерал подошел к полке с книгами и провел пальцем по ряду, как будто желая найти какую-то определенную книгу.

– Напрасно. Вам следовало бы играть в шахматы, – сказал он. – Как и моя профессия, эта игра состоит из хитрости и умения, а не грубой силы. Все фигуры перед глазами, и тем не менее… в шахматах больше элементов обмана чем в покере. Ага, вот она.

Он протянул книгу Куинну. Автор был русский, а текст на английском языке. Перевод. Частное издательство. «Великие гроссмейстеры. Очерки».

– Вам объявлен шах, мистер Куинн, но, возможно, пока еще не мат. Возвращайтесь в Америку, мистер Куинн, прочтите книгу в самолете. С вашего разрешения могу порекомендовать обратить особое внимание на главу, посвященную Тиграну Петросяну. Этот армянин давно скончался, это был, пожалуй, величайший тактик из всех, когда-либо живших на этом свете. Желаю удачи, мистер Куинн.

Генерал Кирпиченко вызвал Андрея и выдал серию распоряжений на русском языке. Андрей пригласил Куинна в другую комнату и дал ему чемодан и новую одежду, все канадского производства. Куинн получил также багаж и авиабилеты. Затем он отвез Куинна в Бирмингем, где тот успел на дневной рейс в Дублин. Андрей проводил его, а сам возвратился в Лондон.

Из Дублина Куинн доехал до аэропорта Шэннон, подождал там несколько часов и сел на самолет Кэнедиан Эйрлайнз до Торонто.

Как он обещал, он начал читать книгу еще в зале ожидания и читал ее во время полета над Атлантическим океаном. Главу о Тигране Петросяне он прочел шесть раз. Перед тем, как приземлиться в Торонто, он понял почему так много побежденных им противников называли хитрого армянского гроссмейстера Великим Обманщиком.

106
{"b":"638","o":1}