ЛитМир - Электронная Библиотека

Он знал страну и ее историю не хуже любого араба. Еще мальчиком он восхищался рассказами о том, как изгнанный кочевник Шейх Абдель Азиз аль Сауд налетел из пустыни, взял штурмом крепость Мусмак и начал свой путь к власти над страной. Он восхищался проницательностью Абдель Азиза, когда тот за тридцать лет завоевал тридцать семь племен, присоединил их к Неджду и Хадрамауту, женился на дочерях побежденных противников и объединил племена в нацию или подобие таковой.

Затем Истерхауз увидел истинное положение вещей, и его восхищение сменилось разочарованием, презрением и отвращением. Его работа в компании IBM состояла в том, чтобы обнаруживать и предотвращать обман в компьютерных системах, разработанных кудесниками из США, следить за тем, как добыча нефти переводится на язык бухгалтерии и в конце концов на банковские счета. Эта система не допускала ошибок, и ее можно было интегрировать в саудовское казначейство. И именно расточительство последнего и потрясающая коррупция в стране повлияли на то, что его пуританские убеждения изменились настолько, что он решил, что в один прекрасный день он сделает все, чтобы положить конец игре случая, давшего такое огромное богатство и власть таким людям. Именно он восстановит порядок и ликвидирует дикие контрасты Среднего Востока с тем, чтобы этот дар Божий – нефть – служил прежде всего свободному миру, а затем всему человечеству.

Он мог бы использовать свои знания и составить себе огромное состояние на доходах от нефти, как это делали местные принцы, но его моральные принципы восставали против этого. Так что для осуществления своей мечты ему нужна была поддержка влиятельных людей, а также немалые средства. И вот тогда его пригласил Сайрус Миллер и предложил свергнуть это корумпированное чудовище на благо Америки. И сейчас ему нужно было убедить этих варваров из Техаса, что он именно тот человек, который им нужен.

– Полковник Истерхауз, – прервал его размышления медовый голос Луизы. – Мистер Миллер просит вас зайти.

Он встал, постоял, опершись на трость, пока не стихла боль, а затем последовал за ней в кабинет Миллера. Он поздоровался с Миллером и был представлен Скэнлону. Миллер тут же перешел к делу:

– Полковник, я хотел бы, чтобы мой друг и коллега убедился, так же как и я, в осуществимости вашего проекта. Я уважаю его мнение и хотел бы, чтобы он присоединился к нам.

Скэнлон оценил комплимент. Истерхауз понял, что это была ложь, что на самом деле Миллер не испытывал уважения к мнению Скэнлона, но им нужны его суда для того, чтобы скрытно перевезти оружие для этой операции.

– Вы прочли мой доклад, сэр? – спросил его Истерхауз.

– Да, я прочел кусок о Хезбалла. Трудно читать, масса смешных имен. Как вы думаете использовать их, чтобы свергнуть монархию? И, самое главное, чтобы доставить нефтяные залежи Газа в Америку?

– Мистер Скэнлон, вы не сможете контролировать эти нефтяные залежи и направлять их продукцию в Америку до тех пор, пока вы не установите контроль над правительством в Эр-Рияде, расположенном в сотнях миль от них. Это правительство должно быть заменено на марионеточное, которым будут полностью управлять американские советники. Америка не может свергнуть семейство Саудов открыто. Реакция арабов будет ужасной. Мой план состоит в том, чтобы спровоцировать небольшую группу шиитских фундаменталистов, преданных идее Священного Террора, совершить эту акцию. Сам факт, что сторонники Хомейни захватили власть на полуострове Саудовской Аравии, вызовет панику во всем арабском мире. От Омана на юге, из Эмиратов, Кувейта, Сирии, Ирака, Иордании, Ливана, Египта и Израиля пойдут открытые и скрытые просьбы к Америке о вмешательстве, которое спасло бы их от Священного Террора. Поскольку я в течение двух лет устанавливал в Саудовской Аравии компьютеризированную систему внутренней безопасности, я знаю, что такая группа фанатиков Священного Террора действительно существует. И возглавляет ее имам, который относится к королю и его братьям – внутренней мафии, известной под именем «Аль-Фахд», и всему семейству, состоящему из трех тысяч мелких принцев и составляющему династию, с патологической ненавистью. Имам публично осудил их как проституток ислама и осквернителей священной Мекки и Медины. После этого ему пришлось уйти в подполье, но я могу обеспечить его безопасность до тех пор, пока он нам не потребуется. Я просто сотру всю информацию в центральном компьютере о его местонахождении. Кроме того, у меня есть человек, который связан с ним, – это разочаровавшийся член «Мутавана», вездесущей и ненавидимой религиозной полиции.

– Но какой смысл отдавать Саудовскую Аравию этим полудуркам? – спросил Скэнлон. – При том, что Саудовская Аравия может получать в день доход в триста миллионов долларов, можно себе представить, какой жуткий хаос они сотворят в мире.

– Совершенно верно. Арабский мир и сам не потерпит этого. Каждая страна этого региона, за исключением Ирана, будет призывать Америку вмешаться. На Вашингтон будет оказано огромное давление с тем, чтобы он направил силы быстрого реагирования на свою базу в Омане, а оттуда в Эр-Рияд, Дхахран и Бахрейн, чтобы не дать уничтожить нефтяные месторождения. А затем нам придется там остаться, чтобы не допустить повторения таких событий.

– А этот имам? – спросил Скэнлон, – что будет с ним?

– Он умрет, – спокойно ответил Истерхауз, – и его заменит один из мелких принцев Дома, который во время этих событий будет похищен и спрятан в моем доме. Я его хорошо знаю – он получил образование на Западе, настроен проамерикански, подвержен колебаниям и любитель выпить. Но своим призывом, сделанным по радио из нашего посольства в Эр-Рияде, он придаст видимость законности обращения других арабских государств. Как единственный оставшийся в живых член королевской семьи, он может обратиться к Америке с просьбой о вмешательстве с целью восстановления легитимности. И тогда он станет нашим человеком на всю жизнь.

Скэнлон задумался над таким вариантом. Он оставался верен себе.

– А что это нам даст? Я имею в виду не Соединенные Штаты, а нас?

В разговор вступил Миллер, он знал Скэнлона и предвидел его реакцию.

– Мель, если в Эр-Рияде правит принц, который в любое время дня и ночи прислушивается к советам нашего полковника, то мы увидим крушение монополии «Арамко». У нас будут новые контракты на доставку и переработку нефти, а также на импорт. А кто будет стоять во главе этой цепи?

Скэнлон кивнул в знак согласия.

– Когда вы планируете это… событие?

– Вы, вероятно, помните, что крепость Мусмак была взята штурмом в январе 1902 года, а декларация о создании нового королевства была принята в 1932 году, – сказал Истерхауз. – Через пятнадцать месяцев, начиная с сегодняшнего дня, король и его двор будут отмечать девяностолетие первого события и бриллиантовый юбилей королевства. Они планируют огромное торжество на миллиард долларов, чтобы удивить весь мир. Идет строительство нового крытого стадиона, и я отвечаю за всю его компьютеризированную систему безопасности – ворота, двери, окна, кондиционирование воздуха. За неделю до великого торжества состоится генеральная репетиция, в которой примут участие шестьсот ведущих членов Дома Саудов со всех концов земного шара. И вот тогда я организую акцию «Священный Террор». Когда они будут на стадионе, все двери будут закрыты по сигналу компьютера, а у пятисот солдат королевской гвардии будут бракованные патроны, которые будут привезены на ваших судах вместе с автоматами для террористов Хезбалла.

– А что будет, когда акция завершится? – спросил Скэнлон.

– Когда она закончится, мистер Скэнлон, Дом Саудов перестанет существовать, и террористов тоже уже не будет. Стадион загорится и будет гореть, пока не расплавятся телевизионные камеры. А затем новый аятолла, самозванный Живой Имам, наследник духа и души Хомейни, выступит по телевидению и объявит о своих планах миру, который только что видел, что произошло на стадионе. И я уверен, что тогда начнутся обращения к Вашингтону.

11
{"b":"638","o":1}