ЛитМир - Электронная Библиотека

Агент секретной службы умирал, но это был отважный человек. Несмотря на агонизирующую боль, он дюйм за дюймом прополз до открытой дверцы машины, вытащил микрофон из-под приборного щитка и прохрипел свое последнее послание. Он уже не заботился об обычных правилах радиопереговоров, никаких вызовов или кодов, ему было уже не до этого.

Когда через пять минут подъехала помощь, он был уже мертв. Он успел сказать в микрофон: «Помощь… нам нужна помощь. Кто-то только что похитил Саймона Кормэка».

Глава 4

После этого сообщения, переданного умирающим агентом американской секретной службы, произошли многочисленные события, причем с нарастающей скоростью. Похищение единственного сына президента произошло в 7 часов 05 минут. В это же время было зарегистрировано радиосообщение. Хотя передавший его использовал специальный диапазон, он говорил открытым текстом. Хорошо, что в это время никто из посторонних лиц не слушал радио на полицейских частотах. Сообщение было услышано в трех местах.

В арендованном доме недалеко от Вудсток-роуд находились десять других агентов секретной службы, охранявших сына президента во время его учебы в Оксфорде. Восемь из них все еще были в постелях, а двое уже встали, включая ночного дежурного, слушавшего на предназначенной для них частоте.

Директор секретной службы Крейтон Бербанк с самого начала выступал против того, чтобы сын президента учился за рубежом во время пребывания президента у власти. Но президент Кормэк настоял на своем, так как не видел причины лишать сына возможности провести год в Оксфорде, о котором он давно мечтал. Примирившись в этим Бербанк попросил группу из пятидесяти человек для охраны сына в Оксфорде.

И опять Джон Кормэк согласился с просьбой сына: «Дай мне жить нормально, папа, а не выглядеть как экспонат на выставке скота, если вокруг меня будут ходить пятьдесят человек». И они согласились на группе в двенадцать агентов. Американское посольство в Лондоне сняло большую виллу, стоявшую в стороне от других домов на севере Оксфорда, сотрудничало с британскими властями несколько месяцев и наняло трех хорошо проверенных британских слуг – садовника, кухарку и женщину для стирки и уборки. Это было сделано для того, чтобы дать Саймону Кормэку возможность нормально насладиться студенческой жизнью.

Обычно в группе постоянно дежурили как минимум восемь человек, четыре человека отдыхали по субботам и воскресеньям. Дежурившие разделились на четыре пары: три пары дежурили двадцать четыре часа в три смены у дома, а два человека сопровождали Саймона повсюду, когда он был вне Вудсток-роуд. Охранники пригрозили уволится, если им не разрешат иметь оружие, а у британцев было железное правило – ни один иностранец не имеет право носить оружие на британской земле. Был найден типичный компромисс – один вооруженный сержант британских специальных частей будет находиться в машине. Таким образом, американцы будут официально якобы под его руководством и смогут иметь оружие. Это была фикция, но служащие специальных частей, будучи хорошо знакомыми с Оксфордширом, оказались полезными гидами, и вскоре у них установились очень хорошие отношения. И это был британский сержант, который выскочил с заднего сиденья машины, попавшей в засаду, и который пытался стрелять из своего «Смит-и-Вессона» перед тем, как его убили на Шотовер-плейн.

Через несколько секунд по получении сообщения от умирающего сержанта в доме на Вудсток-роуд остальная группа бросилась к двум другим машинам и помчалась к Шотовер-плейн. Маршрут пробежки был обозначен, и они хорошо знали его. В доме остался дежурный офицер и еще один агент.

Офицер сделал два телефонных звонка. Первый был Крейтону Бербанку в Вашингтон, который крепко спал в этот утренний час, так как разница во времени составляла пять часов. Второй звонок был юридическому советнику посольства США в Лондоне, он застал его бреющимся в своем доме на Сэйнт-Джонс-Вуд-стрит.

В американских посольствах должность юридического советника всегда занимает представитель ФБР, и в Лондоне это был весьма ответственный пост. Правоохранительные организации двух стран находятся в постоянном контакте. Патрик Сеймур занял этот пост два года назад, сменив Даррелла Миллза. У него были хорошие отношения с британскими коллегами, и его работа ему нравилась. Услышав это известие, он побледнел и тут же позвонил по телефону со скремблером Дональду Эдмондсу, директору ФБР, крепко спавшему в резиденции на Чейви-Чейз.

Второй слушатель радиосообщения был патрульный автомобиль полиции Тэймз-Вэлли, действующей в старых графствах Оксфордшир, Беркшир и Бакингемшир. Хотя американская группа и ее спутник из специальных частей всегда находились неподалеку от Саймона Кормэка, полиция Тэймз-Вэлли решила, что одна из ее машин должна находиться от нее на расстоянии не более чем в одну милю. Радио патрульной машины было настроено на дежурную волну. В то время она ехала через Хедингтон, и покрыла милю за пятьдесят секунд. Позже говорили, что сержанту и водителю следовало не останавливаться на месте засады, а попытаться догнать фургон. Но увидев три тела на дороге Шотовер, они остановились посмотреть, нельзя ли оказать помощь или получить описание происшедшего. Но для того или другого было слишком поздно.

Третий пост прослушивания находился в штабе полиции Тэймз-Вэлли в деревне Кидлингтон. Констебль полиции Дженет Рен готовилась уйти с дежурства после ночной смены, заканчивавшейся в 7.30 утра. Она зевала, когда услышала в наушниках хриплый голос с американским акцентом. Она была настолько поражена, что на секунду подумала, что это шутка. Затем она проверила список и набрала номер на компьютере, стоявшем слева от нее. И сразу же на мониторе появился ряд инструкций, которые перепуганная женщина стала неукоснительно выполнять.

За год до этого, после длительных согласований между руководством полиции Тэймз-Велли, Скотланд-Ярдом, Министерством внутренних дел Великобритании, посольством США и Секретной службой была разработана совместная программа по охране Саймона Кормэка, получившая название «Операция Янки Дудд». Все процедуры были введены в компьютер, и были предусмотрены самые различные ситуации, такие, как участие сына президента в драке в баре, в уличной драке, несчастный случай на дороге, политическая демонстрация, внезапная болезнь, или желание провести время в другой стране. Констебль Рен вызвала код «похищение» и компьютер тут же стал выдавать инструкции.

Дежурный офицер немедленно оказался рядом с ней и стал звонить по телефону. Один звонок был старшему суперинтенданту уголовной полиции, который взял на себя задачу привлечь своего коллегу – суперинтенданта, возглавляющего Специальный отдел полиции Тэймз-Вэлли. Офицер в Кидлингтоне позвонил также помощнику старшего констебля оперативного отдела, который в это время расправлялся с вареными яйцами у себя дома.

Он внимательно выслушал сообщение, выдал ряд распоряжений и задал несколько вопросов.

– Где это точно произошло?

– На Шотовер-плейн, сэр, – ответил Кидлингтон. – «Дельта-Браво» уже на месте происшествия. Они уже отправили обратно частную машину, ехавшую из Уитли, двух бегунов и даму с собакой с окраины Оксфорда. Оба американца убиты, сержант Данн тоже убит.

– Боже мой! – вздохнул помощник.

Это будет самый большой прокол в его карьере, и, будучи руководителем оперативного отдела, функционирующего на острие полицейской работы, он должен найти выход из положения.

Никаких ошибок в этом деле быть не должно.

– Пошлите как минимум пятьдесят полицейских в форме. Столбы и веревки для оцепления. Я хочу, чтобы это место было оцеплено. Сейчас же. Используйте все резервы. Теперь заставы на дорогах. У этой дороги два выезда, не так ли? Они скрылись через выезд у Оксфорда?

– «Дельта-Браво» сообщает, что нет, – ответил офицер из штаба. – Мы не знаем, сколько времени прошло между нападением и сообщением американца. Но если времени прошло мало, то «Дельта-Браво» была на дороге у Хедингтона и сообщает, что никого, едущего из Шотовера не встретили. Следы шин покажут нам, там дорога покрыта грязью.

22
{"b":"638","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ледовые странники
Не благодари за любовь
Дети судного Часа
Мертвый вор
Карильское проклятие. Наследники
История матери
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Нёкк
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо