ЛитМир - Электронная Библиотека

В отличие от своего предшественника на посту госсекретаря Джорджа Шульца, который иногда допускал матерные выражения, Джим Дональдсон был человек неизменно строгих правил, что часто делало его мишенью шуток со стороны Оделла, которые Джим не мог оценить.

Худой и угловатый, даже выше, чем Джон Кормэк, он напоминал фламинго по дороге на похороны. Он всегда носил тройку темно-серого цвета, золотую цепочку от часов и твердый накрахмаленный воротничок. Оделл нарочно упоминал о функциях человеческого тела, когда хотел поддразнить строгого адвоката из Нью-Хэмпшира, и каждый раз тонкий нос Дональдсона брезгливо морщился. Его отношение к насилию было таким же, как к грубости.

– Да, – согласился Уолтерс, – но вы не прочли страницу 18.

Дональдсон и Майкл Оделл прочли ее. Вице-президент свистнул.

– Он совершил это? – спросил он. – Ему следовало дать медаль Конгресса.

– Для этого нужно иметь свидетелей, – уточнил Уолтерс. – Как вы видите, после этой операции в Меконге осталось в живых только двое, и Куинн тащил раненого сорок миль на себе. А потом тот умер от ран в военном госпитале в Дананге.

– И тем не менее, – сказал радостно Юберт Рид, – он получил Серебряную звезду, две Бронзовых и пять Пурпурных Сердец.

Как будто получить ранение ради лишних нашивок было таким приятным делом.

– Со всеми этими медалями у него четыре ряда наград, – размышлял вслух Оделл. – Здесь не сказано, как они встретились с Вайнтраубом.

Там действительно этого не было. Сейчас Вайнтраубу было пятьдесят четыре года, на восемь лет больше чем Куинну. Он поступил в ЦРУ в двадцать четыре года, прямо из колледжа, в 1961 году, прошел обучение на Ферме (название Кэмп-Пири на Иорк-ривер в Вирджинии) и был послан во Вьетнам в качестве GS-12, провинциального чиновника в 1965 году, когда молодой зеленый берет по имени Куинн прибыл туда из Форт-Брагта.

В период 1961–1962 годов десять подразделений американских частей специального назначения создавали в провинции Дарлач стратегические укрепленные деревни с помощью местных крестьян, используя теорию «масляных пятен», разработанную британцами для борьбы с коммунистическими партизанами в Малайе, с целью лишить террористов поддержки местного населения в виде поставок продуктов, убежищ, информации и денег. Американцы называли это политикой по завоеванию сердец и умов. Под руководством частей Специального назначения эта система работала.

В 1963 году к власти пришел Линдон Джонсон. Армия доказывала, что части специального назначения должны быть выведены из ЦРУ и переданы ей.

Армия победила. Это означало конец программы «завоевание умов и сердец», хотя понадобилось еще два года, чтобы она полностью развалилась. Именно в эти два года Вайнтрауб и Куинн встретились. Агент ЦРУ занимался сбором информации о Вьетконге и делал это с умением и хитростью, питая отвращение к методам людей типа Ирвинга Мосса (которого он не встречал, поскольку они находились в разных местах), хотя он знал, что такие методы иногда применяются программой «Феникс», частицей которой он был.

Все больше и больше частей специального назначения выводились из программы создания таких деревень и посылались с заданием «найти и уничтожить» в самые дикие джунгли. Они встретились в баре за кружкой пива. Куинну был двадцать один год, и он имел за плечами целый год службы во Вьетнаме. Они сошлись в общем убеждении, что высшее командование армии не победит в этой войне, если будет просто тратить все больше и больше боеприпасов. Вайнтраубу нравился этот бесстрашный молодой солдат. Пусть у него не было формального образования, зато у него был прекрасный ум, и он научился бегло говорить по-вьетнамски, что было редкостью среди военных. Они поддерживали связь друг с другом.

Последний раз Вайнтрауб видел Куинна во время операции в Сон-Тай.

– Значит этот парень был в Сон-Тай, – сказал Оделл.

– С таким послужным списком, я удивляюсь, почему он не стал офицером, – сказал Мортон Стеннард. – В Пентагоне есть люди с такими же наградами за Вьетнам, но они комиссуются при первой возможности.

Дэвид Вайнтрауб мог бы сам рассказать им, но ему еще оставалось лететь целый час. Получив обратно управление специальными частями, ортодоксальные военные, ненавидевшие специальные части, так как не могли их понять, постепенно, в течение шести лет, до 1970 года, принижали их роль, передавая программу «сердца и умы», а также миссии «найти и уничтожить» все больше и больше в руки южновьетнамской армии. Гибельные результаты этого широко известны.

Тем не менее, зеленые береты пытались сражаться с Вьетконгом с помощью тайных акций и хитрости, а не массовых бомбардировок и дефолиации, которые только увеличивали приток добровольцев во Вьетконг. Были oперации типа «Омега», «Сигма», «Дельта» и «Дубинка». Куинн участвовал в «Дельте» под командованием Чарли Бекуита, который позже, в 1977 году создал подразделение «Дельта» в Форт-Брагге и уговаривал Куинна вернуться из Парижа в армию.

Проблема с Куинном состояла в том, что он считал приказы просьбами и иногда не соглашался с ними. К тому же он предпочитал действовать один.

Ни одно из этих качеств не способствовало продвижению по службе. Его сделали капралом через шесть месяцев, а сержантом через десять. Затем опять он – рядовой, затем сержант и снова рядовой. Его карьера напоминала игру «йойо», где деревянная катушка бегает по ниточке то вверх, то вниз.

– Мне кажется, мы можем ответить на ваш вопрос, Мортон, – сказал Оделл, – вот здесь, после операции в Сон-Тай.

Он усмехнулся: «Парень сломал челюсть генералу».

Наконец пятая группа специальных частей была выведена из Вьетнама 31 декабря 1970 года, за три года до полномасштабного вывода американской армии, где тогда служил полковник Истерхауз, и за пять лет до позорной эвакуации под крышей посольства всех остававшихся в стране американцев.

Операция в Сон-Тай была в ноябре 1970 года.

Поступали сообщения о том, что ряд американских военнопленных находится в тюрьме в Сон-Тае, расположенной в двадцати четырех милях от Ханоя. Было решено, что части специального назначения должны пробраться туда и освободить их. Это была сложная и отчаянная операция. Пятьдесят восемь добровольцев прибыли из Форт-Брагга в Северной Каролине через базу ВВС во Флориде для того, чтобы пройти подготовку в джунглях. У них было все, кроме одного, – человека, бегло говорящего по-вьетнамски.

Вайнтрауб, принимавший участие в операции со стороны разведки, сказал, что знает такого. Куинн присоединился к группе в Таиланде и они прилетели вместе.

Операцией командовал полковник Артур «Бык» Саймонс, а головная группа, проникшая на территорию тюрьмы, была под командованием капитана Дика Мидоуза. Куинн был с этой группой. Буквально через несколько секунд после высадки он узнал от потрясенного вьетнамского часового, что американцев перевели в другое место две недели назад. Солдаты Специальных частей вышли из операции, имея лишь несколько легко раненых.

Вернувшись на базу, Куинн отругал Вайнтрауба за негодную разведку.

Тот заявил, что тайные агенты знали, что пленных перевели, и сообщили командующему об этом. Куинн пошел в офицерский клуб, подошел к стойке бара и сломал генералу челюсть. Дело было, естественно, замято. Хороший адвокат защиты может окончательно испортить военную карьеру из-за такого происшествия. Куинна вновь разжаловали в рядовые и отправили самолетом домой вместе с остальными. Через неделю он уволился из армии и поступил в страховую компанию.

– Этот человек – бунтарь, – сказал государственный секретарь с неодобрением, закрывая его досье. – Он работает один, он диссидент, и к тому же склонный к насилию. Боюсь, в данном случае мы ошиблись с выбором.

– Но у него рекордное число удачных переговоров по поводу заложников, – сказал генеральный прокурор. – Здесь сказано, что он искусен и тонок в переговорах с похитителями. Четырнадцать удачных освобождений в Ирландии, Франции, Голландии, Германии и Италии. Все они сделаны им или при его участии.

32
{"b":"638","o":1}