ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Возвращение
Горький, свинцовый, свадебный
Верховная Мать Змей
Дочь авторитета
Время генома: Как генетические технологии меняют наш мир и что это значит для нас
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
Институт неблагородных девиц. Чаша долга
Фантомная память
Масштаб. Универсальные законы роста, инноваций, устойчивости и темпов жизни организмов, городов, экономических систем и компаний

– Мы можем быть вам полезны, – сказал МакКри, – принести или отнести что-нибудь, в чем-нибудь помочь.

Со своими спутанными волосами, постоянной улыбкой и неуверенностью в себе, он казался гораздо моложе своих тридцати четырех лет и выглядел скорее как студент колледжа, а не оперативник ЦРУ. Разговор продолжила Сомервиль.

– Я хорошо готовлю, – сказала она, – теперь, когда вы отказались от резиденции посла и всей его обслуги, вам нужен кто-то, умеющий готовить. Ну, а в этой квартире – это в любом случае был бы тайный агент.

В первый раз со времени их знакомства Куинн улыбнулся. Сомервиль подумала, как улыбка меняет его обычно загадочное лицо.

– Хорошо, – сказал он Коллинзу и Сеймуру. – Все равно вы наставите здесь «жуков» и будете подслушивать телефон. А вы двое занимайте оставшиеся спальни.

Молодые агенты вышли.

– Вот так, – сказал он Коллинзу и Сеймуру. – Больше никаких гостей. Мне нужно поговорить с британской полицией. Кто там отвечает за это дело?

– Заместитель помощника комиссара Крэмер, Найджел Крэмер. Человек номер два в оперативном отделе. Знаете его?

– Что-то знакомое, – сказал Куинн, и в этот момент зазвонил телефон.

Коллинз подошел, послушал и, прикрыв рукой микрофон, сказал: «Это Крэмер, из Уинфилд-Хауза, он поехал туда встретиться с вами, только сейчас узнал о вашем решении, хочет приехать сюда. Вы согласны?»

Куинн кивнул. Коллинз поговорил с Крэмером и попросил его приехать.

Через двадцать минут он приехал в машине без опознавательных полицейских знаков.

– Мистер Куинн? Я Найджел Крэмер. Мы когда-то с вами встречались на короткое время.

Он вошел в квартиру с осторожностью, так как не знал о существовании этого конспиративного дома и теперь ему стало об этом известно. Он знал также, что когда операция закончится, ЦРУ найдет себе новый дом.

Увидев Крэмера, Куинн вспомнил где они встречались.

– Ирландия, много лет назад. Дело Дона Тайди. Тогда вы возглавляли отдел по борьбе с терроризмом.

– Отдел S.О.13, да. У вас хорошая память, мистер Куинн. Думаю, нам надо поговорить.

Куинн провел его в гостиную, предложил сесть и сам сел в кресло напротив. Жестом он показал, что квартира наверняка прослушивается. Лу Коллинз мог быть хорошим парнем, но ни один агент не может быть настолько уж хорошим. Британский полицейский мрачно кивнул. Он сознавал, что фактически находился на американской территории в центре собственной столицы, но то, что он намеревался сказать, он сам доложит комитету «КОБРА».

– Позвольте мне, как вы говорите в Штатах, быть с вами на равных, мистер Куинн. В расследовании этого преступления столичной полиции дан полный приоритет. Ваше правительство согласно с этим. До сих пор у нас не было радикальных успехов, но прошло еще слишком мало времени, и работа идет полным ходом по всем направлениям.

Куинн кивнул. Ему приходилось много раз беседовать в прослушиваемых помещениях и говорить по таким телефонам. И всегда ему приходилось делать усилие, чтобы вести разговор нормально. Он понял, что Крэмер говорил для магнитофона, и отсюда его педантичность.

– Мы просили предоставить нам приоритет в вопросе переговоров с преступниками, но по просьбе Вашингтона нам было отказано. Я вынужден с этим согласиться, но это не значит, что мне это нравится. Мне также поручено оказывать вам всяческое содействие со стороны полиции Лондона и всех наших государственных учреждений. Это вам будет обеспечено, даю вам мое слово.

– Я очень благодарен вам за это, мистер Крэмер, – сказал Куинн.

Он знал, что это звучит ужасно высокопарно, но ведь где-то это записывалось на пленку.

– Что вам нужно конкретно?

– Прежде всего подоплеку дела. Последнее, что я читал в Вашингтоне… – Куинн взглянул на часы, в Лондоне в то время было 8 часов вечера, – около семи часов назад. – Похитители до сих пор не вышли на контакт?

– Насколько нам известно, нет, – сказал Крэмер. – Были, конечно, телефонные звонки. Часть явно ложные, часть не совсем, а дюжина – весьма правдоподобные. Последних мы просили представить какие-либо доказательства, что Саймон Кормэк действительно находится у них…

– Каким образом? – спросил Куинн.

– Им задавали вопрос, на который нужно было ответить. Что-то из жизни Саймона в Оксфорде в течение девяти месяцев, что было бы трудно обнаружить постороннему человеку. Ни один из звонивших не дал правильного ответа.

– Сорок восемь часов – довольно обычное время для установления первого контакта, – сказал Куинн.

– Согласен, – сказал Крэмер. – Они могут связаться по почте, прислав письмо или магнитофонную запись – в таком случае послание может быть уже в пути. Или связаться по телефону. Если это будет по почте, мы доставим послание прямо сюда, хотя я хочу, чтобы наши эксперты сначала исследовали бумагу, конверт, обертку на отпечатки пальцев, состав слюны или иные следы. Это справедливо, надеюсь? Ведь у вас здесь нет лаборатории.

– Совершенно справедливо, – согласился Куинн.

– Но если первый контакт будет установлен по телефону, как бы вы хотели, чтобы мы поступили?

Куинн подробно рассказал о своих требованиях. Надо сделать объявление в программе «Новости в десять» о том, чтобы лица, у которых находится Саймон Кормэк, связались с американским посольством, и только с посольством, по любому из следующих телефонов (дать несколько номеров). Проинструктировать телефонисток посольства, чтобы они отфильтровывали явно ложные звонки, а более или менее серьезные переключали на его номер. Куинн продолжал:

– Ваши специалисты могут отследить каждый звонок в посольство и, может быть, даже арестовать нескольких обманщиков, достаточно глупых, чтобы звонить не с автомата на улице или разговаривать слишком долго. Не думаю, чтобы настоящие похитители были настолько глупы.

– Согласен, до сих пор они вели себя умнее.

– Да, и переводить на мой номер надо, не прерывая разговора и только на один из трех телефонов в этой квартире. Я правильно говорю?

Коллинз кивнул. В любом случае, один из телефонов был напрямую связан с его кабинетом в посольстве.

– Используйте этот номер, – сказал Куинн. – Когда я установлю контакт с подлинными похитителями, если вообще это случится, я хочу дать им новый номер, закрытый, который идет ко мне и только ко мне.

– Я обеспечу вам такую связь через полтора часа, номер, которым никогда раньше не пользовались. Естественно, мы будем подслушивать, но вы не услышите ни звука. И, наконец, я бы хотел, чтобы с вами здесь жили два старших инспектора, мистер Куинн. Это хорошие и опытные работники. Не может же человек не спать двадцать четыре часа!

– Сожалею, сэр, но это невозможно, – сказал решительно Куинн.

– Они могут оказать большую помощь вам, – настаивал Крэмер. – Если похитители британцы, встанет вопрос о местных акцентах, жаргонных выражениях, намеках на стресс или отчаяние в голосе на другом конце провода, такие тонкости, которые может заметить только британец. Они ничего не будут говорить, только слушать.

– Они могут слушать по другой, параллельной линии, – сказал Куинн. – В любом случае вы будете все записывать на магнитофон, давать на прослушивание филологам, добавите свои комментарии, как плохо я работаю, а потом принесете сюда результаты. Но я работаю один.

Крэмер сжал губы, но у него были свои инструкции. Он встал, чтобы уйти. Куинн тоже встал. «Позвольте проводить вас к машине», – сказал он.

Они оба знали – это означает то, что на лестнице не было микрофонов. У двери Куинн кивком дал знак Сеймуру и Коллинзу, чтобы они отстали. Они послушались с явной неохотой. На лестнице он прошептал в ухо Крэмеру:

– Я знаю, вам это не нравится, мне самому это тоже не по сердцу. Попробуйте довериться мне. Я не намерен потерять этого мальчика, если только смогу. Вы будете слышать любой звук по телефону. Мои собственные люди будут слышать меня на толчке в сортире. Ведь здесь целая радиолаборатория.

– Хорошо, мистер Куинн. Вы получите все, что я могу предложить вам. Я обещаю.

38
{"b":"638","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Масштаб. Универсальные законы роста, инноваций, устойчивости и темпов жизни организмов, городов, экономических систем и компаний
Превыше Империи
Посею нежность – взойдет любовь
Слова на стене
Клинки императора
Собиратели ракушек
Бэтмен. Ночной бродяга
Метро 2033: Край земли-2. Огонь и пепел
Разбивая волны