ЛитМир - Электронная Библиотека

Он с ужасом осознал, что Стив Пайл, которого он уважал, был неизбежно замешан в этом. Это был не первый случай, когда банковский чиновник вступал на такую стезю, но, тем не менее, это был шок. И подумать только, что он пошел со своим открытием прямо к преступнику! Остаток ночи он провел у себя в квартире, склонившись над своей портативной пишущей машинкой, Волею судьбы вышло так, что его взяли на работу не в Нью-Йорке, а в Лондоне, где он работал в другом американском банке, когда его пригласил «Рокман-Куинз».

Лондон был также базой для европейских и средневосточных операций «Рокман-Куинза», это было крупнейшее отделение банка, не считая нью-йоркского, и в нем находился офис внутренней проверки заморских операций. Лэинг знал свой долг, и именно этому чиновнику он направил свой доклад, приложив четыре распечатки с компьютера в подтверждение своих выводов.

Был бы он чуть-чуть похитрее, он послал бы этот пакет обычной почтой.

Но она шла медленно и была не всегда надежна. Поэтому он бросил пакет в курьерский мешок банка, который обычно идет из Джидды прямо в Лондон. Но это обычно. А после визита Лэинга в Эр-Рияд за неделю до этого, генеральный менеджер распорядился, чтобы все вложения в мешок из Джидды шли через Эр-Рияд. На следующий день Стив Пайл просмотрел исходящую почту, вынул доклад Лэинга, отправил мешок дальше и очень внимательно прочел то, что написал Лэинг. Закончив читать, он снял трубку телефона и набрал местный номер.

– Полковник Истерхауз, у нас тут проблема, я думаю, нам надо встретиться.

* * *

По обеим сторонам Атлантического океана средства массовой информации сообщили все, что только можно было сообщить о похищении, затем повторили все снова и, тем не менее, продолжали говорить на эту тему.

Эксперты всех мастей – от профессоров психиатрии до медиумов – предлагали свои анализы и советы правительству. Медиумы связывались со своим спиритическим миром и получали всяческие послания, противоречащие друг другу. От частных лиц и богатых фондов поступали предложения уплатить любую сумму выкупа. Телевизионные проповедники доводили себя до исступления, на ступенях церквей и соборов верующие проводили бдения.

Для любителей саморекламы был праздник. Несколько сот человек предложили себя в заложники взамен Саймона Кормэка, зная заранее, что этого никогда не случится. На десятый день после звонка Зэка Куинну в некоторых программах для американского народа появилась новая нота.

Некий евангелист, проповедующий в Техасе и получивший в свой фонд неожиданное пожертвование от некоей нефтяной корпорации, заявил, что его посетило божественное вдохновение в форме видения. Зверство по отношению к Саймону Кормэку, а через него по отношению к его отцу, президенту страны, то есть по отношению к Соединенным Штатам, было совершено коммунистами. В этом не могло быть сомнения. Это послание от Бога через проповедника было подхвачено национальными средствами массовой информации и в течение краткого времени упоминалось в программах. Таким образом, были сделаны первые шаги по плану «Крокетт» и посеяны первые семена.

* * *

Без своего сшитого по заказу рабочего костюма, который она не надевала со времени первого вечера в квартире, специальный агент Сэм Сомервиль была поразительно привлекательной женщиной. За время своей карьеры она два раза использовала свою красоту, чтобы помочь закрыть дело. Один раз она неоднократно встречалась с высокопоставленным чиновником из Пентагона. В конце концов она притворилась, что потеряла сознание от выпитого в его квартире. Введенный в заблуждение ее состоянием чиновник провел весьма компрометирующий телефонный разговор, доказавший, что он организовывал оборонные контракты от имени производителей, которым оказывалось предпочтение, и получал вознаграждение за счет полученной прибыли.

В другой раз она приняла приглашение на ужин от одного руководителя мафии, и пока они ехали в его лимузине, спрятала «жучок» в обивку сидения. То, что ФБР услышало с помощью этого прибора, дало возможность предъявить ему обвинение в нарушении нескольких федеральных законов.

Кевин Браун хорошо знал об этом, когда он выбрал ее в качестве агента Бюро, чтобы она всегда следила за посредником, отправленным в Лондон по настоянию Белого дома. Он надеялся, что она произведет на Куинна такое же впечатление, как и на нескольких других мужчин в свое время, и таким образом он расслабится и доверит Сэм Сомервиль все свои мысли и намерения, которые не смогут уловить микрофоны.

Но он никак не рассчитывал, что все будет наоборот. На одиннадцатый вечер в кенсингтонской квартире Сэм и Куинн встретились в узком коридоре, ведущем из ванны в гостиную. Коридор был настолько узок, что разойтись в нем было трудно. Повинуясь импульсу, Сэм Сомервиль обняла Куинна за шею и поцеловала. Она всю неделю хотела сделать это. Она не разочаровалась и не была отвергнута, ее несколько удивила страсть ответного поцелуя.

Объятия продолжались несколько минут в то время, как ничего не подозревающий МакКри колдовал над сковородой в кухне за гостиной.

Твердая загорелая рука Куинна гладила ее блестящие светлые волосы. Она почувствовала, как напряжение и усталость покидают ее.

– Сколько еще ждать, Куинн? – прошептала она.

– Не долго, – пробормотал он. – Если все пойдет хорошо, то еще несколько дней, может быть неделя.

Когда они вернулись в гостиную и МакКри пригласил их к столу, он ничего не заметил.

* * *

Полковник Истерхауз прошел, хромая, по пушистому ковру кабинета Стива Пайла и уставился в окно. На кофейном столе сзади него лежал доклад Лэинга. Пайл наблюдал за ним с беспокойным выражением лица.

– Я боюсь, что этот молодой человек может нанести огромный вред интересам нашей страны здесь, – сказал мягко Истерхауз. – Конечно, сам того не желая. Я уверен, что он сознательный молодой человек. И тем не менее…

На самом деле он был обеспокоен гораздо больше, чем он выказал. Его план организовать массовое убийство и уничтожить Дом Саудов находился на средней стадии и был весьма чувствителен к помехам.

Имам, шиитский фундаменталист, находился на нелегальном положении в полной безопасности от секретной полиции, так как его досье в центральном компьютере управления полиции было стерто, а с ним были уничтожены и все сведения о его известных контактах, друзьях, сторонниках и возможных местах проживания. Его рьяный сторонник из религиозной полиции «Мутавайн» поддерживал с ним контакт. Вербовка добровольцев среди шиитов продолжалась. Им сообщали только, что их готовят для акции во имя имама и, следовательно, Аллаха, которая принесет им вечную славу.

Строительство новой арены шло по плану. Ее огромные двери, окна, боковые выходы и система вентиляции контролировались центральным компьютером, программа которого была разработана Истерхаузом.

Разрабатывались также планы военных маневров в пустыне с тем, чтобы вывести регулярную армию из столицы в день генеральной репетиции. Он подкупил египетского генерал-майора и двух палестинских специалистов по вооружению с тем, чтобы в нужную ночь они заменили оружие королевской гвардии на неисправное.

Американские автоматы «пикколо» вместе с обоймами и патронами должны были прибыть морем в начале нового года, и уже была достигнута договоренность о том, где их хранить и подготовить перед тем, как раздать шиитам. Как он и обещал Сайрусу Миллеру, американские доллары нужны были только для закупок за рубежом, а внутренние расходы будут покрыты риалами.

Но Стиву Пайлу он рассказал не эту историю. Генеральный менеджер банка слыхал о полковнике и его завидном влиянии на королевскую семью и был польщен, когда два месяца назад Истерхауз пригласил его на обед.

Прекрасно подделанное удостоверение ЦРУ полковника произвело на него большое впечатление. Подумать только, этот человек был не просто независимым работником, а на самом деле работал на свое правительство, и только он – Стив Пайл – знал об этом.

47
{"b":"638","o":1}