ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Менеджмент. Стратегии. HR: Лучшее за 2017 год
Очарованная мраком
Какие наши роды
Наследница Вещего Олега
Lagom. Секрет шведского благополучия
Кровь деспота
Она
Как запомнить все! Секреты чемпиона мира по мнемотехнике
Фантомные были

Русский пожал плечами.

– Небольшой знак признательности. Нечто попавшее в поле нашего зрения.

Они расплатились и разошлись. Через четыре часа оперативный отдел и отдел по борьбе с терроризмом нагрянули в дом на Милл-Хилл, стоящий отдельно от других домов, и арестовали там всех четырех членов отрядов активной службы Ирландской республиканской армии, а также захватили оборудование для изготовления такого количества бомб, что их хватило бы на дюжину крупных взрывов в столице.

* * *

Куинн предложил Кюйперу найти бар, который еще открыт, и отметить там свое освобождение. На этот раз возражений не последовало. Кюйпер не держал на него зла за драку в баре, на самом деле ему было скучно, а эта потасовка подняла ему настроение. А к тому же его долю штрафа заплатили другие. И помимо всего прочего, его похмелью требовалось некое облегчение в виде одной или пары кружек пива, так что если высокий человек платит…

Кюйпер говорил по-французски медленно, но довольно внятно. Пожалуй, он понимал язык лучше, чем говорил на нем. Куинн представился как Жак Дегелдр, француз от бельгийских родителей, уехавший много лет назад и работавший моряком на торговых судах Франции.

Когда они пили по второй кружке пива, Кюйпер заметил татуировку на руке Куинна и с гордостью продемонстрировал свою для сравнения.

– Хорошие были времена, не так ли? – Куинн широко улыбнулся.

При воспоминании о них Кюйпер коротко рассмеялся.

– Проломил я несколько голов в те дни, – вспомнил он с удовлетворением. – А где ты вступил?

– Конго, 1962 год, – ответил Куинн.

Кюйпер наморщил брови, стараясь вспомнить, как можно было вступить в организацию «Спайдер» (Паук) в Конго. Куинн заговорщицки наклонился к нему.

– Воевал там с 62-го по 67-й, у Шрамма и Вотье. Там все были бельгийцы в те времена. В основном фламандцы. Лучшие солдаты в мире.

Кюйперу было приятно это слышать. Он торжественно кивнул, соглашаясь со всем сказанным.

– Скажу тебе, эти черные ублюдки получили хороший урок.

Кюйперу это понравилось еще больше.

– Я почти что поехал туда, – сказал он с сожалением. Он явно упустил шанс убить массу африканцев. – Но я был в тюрьме.

Куинн заказал еще пива, по седьмой кружке.

– Мой лучший кореш там родом из этих мест, – сказал Куинн, – Там было четверо с такой татуировкой, но он был самый лучший из них. Однажды мы все поехали в город, нашли там татуировщика, и они приняли меня в свои ряды как выдержавшего испытания. Да ты, может быть, помнишь его, если встречал здесь – Большой Пауль.

Кюйпер некоторое время раздумывал, морщил брови и, наконец, покачал головой. «Какой Пауль?»

– Не помню, черт меня побери! Тогда ведь нам было по двадцать лет. Давно это было. Мы просто звали его Большой Пауль. Здоровый парень, ростом шесть футов шесть дюймов, широкий как грузовик, весил, наверное, фунтов двести пятьдесят. Черт… как же была его фамилия?

Кюйпер расправил брови.

– Вспоминаю его, – сказал он. – Хороший товарищ в драке. Но ему пришлось убраться отсюда. Он опередил полицию на один шаг. Поэтому он и отправился в Африку. Здесь его эти сволочи обвинили в изнасиловании. Подожди… Марше, да, точно – Поль Марше.

– О, и я вспомнил, добрый старый Марше! – подтвердил Куинн.

* * *

Стив Пайл, генеральный менеджер банка в Эр-Рияде, получил письмо Энди Лэинга через десять дней после его отправки. Он прочел его в тиши своего кабинета, и когда положил на стол, рука его тряслась. Вся эта затея обернулась кошмаром.

Он знал, что новые данные в компьютере банка выдержат электронную проверку, работа полковника по стиранию старых данных была на уровне гениальности, и все же… Допустим, с министром, принцем Абдулом что-то случится? Допустим, министерство в апреле проведет аудиторскую проверку, а принц откажется подтвердить, что он санкционировал создание этого фонда? А у него, Стива Пайла, было лишь слово полковника…

Он попытался связаться с полковником Истерхаузом по телефону, но его не было на месте. Пайл не знал, что он был в горах на севере страны и строил планы с шиитским имамом, который верил, что над ним была рука Аллаха, а туфли Пророка были у него на ногах. Пайл сможет связаться с ним только через три дня.

* * *

Куинн накачивал Кюйпера пивом до второй половины дня. Ему пришлось быть очень осторожным: если поставить слишком мало пива, то язык Кюйпера не развяжется настолько, чтобы преодолеть природную осторожность и замкнутость, а если дать слишком много, то он просто отключится.

– Я потерял его из вида в 67-м году, – рассказывал Куинн об ихнем общем знакомом Поле Марше. – Я убрался, когда дело стало дрянь для нас, наемников. Держу пари, он так и не смог выбраться оттуда. Наверное, погиб где-нибудь во рву с водой, бедолага.

Кюйпер хмыкнул, оглянулся и похлопал пальцем по носу, как бы говоря, что вот есть все же люди, знающие нечто особое, неведомое другим.

– Он вернулся, – заявил он с видимым удовольствием. – Он выбрался оттуда и вернулся прямо сюда.

– В Бельгию?

– Ага. Кажется в 1968-м, я как раз вышел из тюрьмы и видел его сам.

Прошло двадцать три года, подумал Куинн, сейчас он может быть где угодно.

– Хотел бы я выпить пива с Большим Паулем и вспомнить добрые старые времена.

– Ничего не выйдет, – сказал Кюйпер заплетающимся языком и покачал головой. – Он исчез. Из-за полиции и всего такого. Последнее, что я слышал, он работал на какой-то ярмарке на юге страны.

Через пять минут он заснул. Куинн вернулся в отель не совсем твердой походкой. Он также хотел спать.

– Пора отрабатывать свое содержание, – сказал он Сэм. – Иди в какую-нибудь туристическую компанию и узнай у них о развлекательных ярмарках, таких парках и иных аттракционах на юге страны.

Было шесть часов вечера. Он проспал двенадцать часов.

– Есть две таких ярмарки, – сказала ему Сэм утром за завтраком в их номере. – Одна в парке «Бельведер». Это около города Ипр на крайнем Западе, около побережья и французской границы. И есть еще «Валиби» рядом с Вавром, это к югу от Брюсселя, у меня есть буклеты.

– Не думаю, чтобы они сообщали в них, что там работает бывший наемник из Конго, – сказал Куинн. – Этот кретин сказал «на юге», так что мы сначала проверим «Валиби». Спланируй маршрут, и мы выписываемся из отеля.

Около десяти утра он погрузил их багаж в машину. Когда они разобрались в системе дорог, то быстро поехали на юг, мимо Мишелина, вокруг Брюсселя по кольцевой дороге, а затем снова на юг по шоссе Е40 на Вавр. После этого они увидели объявление о парке развлечений.

Конечно, парк был закрыт. Все такие заведения выглядят весьма печально зимой с их закрытыми брезентом колясками и лодочками, холодными и пустыми павильонами, когда дождь стучит по поручням американских гор и гонит желтые листья в пещеру Али-Бабы. Из-за дождя были приостановлены даже работы по поддержанию парка. И в кабинете администрации тоже никого не было. Они отправились в кафе, находившееся неподалеку.

– Ну, что теперь? – спросила Сэм.

– Визит на дом к мистеру Ван Эйку, – ответил Куинн и попросил местный телефонный справочник.

Веселое лицо директора парка Берти Ван Эйка смотрело с титульного листа буклета над его приветствием всем посетителям. Поскольку это было фламандское имя, а Вавр находился в середине франко-говорящей провинции, в справочнике было всего три человека с такой фамилией. Одного звали Альберт, сокращенно Берти, и судя по сравочнику, жил он за городом. Они позавтракали и отправились искать его. По пути Куинн несколько раз спрашивал дорогу.

Это был приятный отдельный дом на длинной сельской дороге, называвшийся Шмен де Шарон. Дверь им открыла миссис Ван Эйк. Она позвала своего мужа, который вскоре пришел в свитере и ковровых шлепанцах. Из комнаты, откуда он вышел, была слышна спортивная программа по телевизору.

Берти Ван Эйк родился от фламандских родителей, а будучи занят туристическим бизнесом, говорил одинаково хорошо по-французски и по-фламандски, и его английский язык был отличным. Он с первого взгляда понял, что визитеры – американцы, и сказал: «Да, я Ван Эйк, чем могу вам помочь?»

78
{"b":"638","o":1}