ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ее заветное желание
За час до рассвета. Время сорвать маски
Звездное небо Даркана
Октябрь
Багровый пик
Хронолиты
Убийство Мэрилин Монро: дело закрыто
Смерть в поварском колпаке. Почти идеальные сливки (сборник)
Твоя новая жизнь за 6 месяцев. Волшебный пендель от Счастливой хозяйки

– Я надеюсь, вы сможете помочь нам, сэр, – ответил Куинн.

Он вошел в роль простого незамысловатого американца, которая помогла ему обмануть девушку-администратора в Блэквуд-Отеле.

– Знаете, я и моя супруга, мы здесь в Бельгии пытаемся разыскать родственников в этой стране. Понимаете, мой дедушка по матери приехал из Бельгии, так что у меня здесь должны быть родственники в этих местах, и я подумал, что хорошо бы найти одного-двух и рассказать об этом в Штатах…

Из телевизора раздался рев, и Ван Эйк забеспокоился. Команда «Турне», возглавлявшая бельгийскую лигу, играла против чемпионов Франции команды «Сент-Этьен», и футбольный болельщик не мог пропустить такой матч.

– Боюсь, не состою в родстве ни с одним американцем, – начал он.

– Нет, нет, вы не так поняли. Мне сказали в Антверпене, что племянник моей матери мог работать в этих местах на развлекательной ярмарке. Поль Марше.

Ван Эйк поднял брови и покачал головой.

– Я знаю всех моих работников, и никого с таким именем у нас нет.

– Здоровый, крупный парень, шесть футов шесть дюймов, очень широкие плечи, татуировка на левой руке…

– Да, да, но его зовут не Марше, вы имеете в виду Поля Лефорта.

– Наверное, его. Я вспоминаю, что сестра моей матери была замужем дважды, так что, возможно, его фамилия изменилась. Не знаете ли вы случайно, где он живет?

– Подождите, пожалуйста.

Через две минуты Берти Ван Эйк вернулся с листочком бумаги. Затем он тут же побежал к телевизору. «Турне» забила гол, а он этого не видел.

По дороге обратно в Вавр, Сэм сказала:

– Я никогда не видела такой ужасной карикатуры на тупоголового американца в Европе.

Куинн усмехнулся.

– И все же это сработало, не так ли?

Они отыскали пансионат мадам Гарнье за железнодорожной станцией. Уже темнело. Это была иссохшая вдова, которая стала говорить Куинну, что у нее нет сейчас свободных комнат, но смягчилась, узнав, что он приехал не за этим, а просто хотел поговорить со своим старым другом Полем Лефортом. Он так хорошо говорил по-французски, что она приняла его за француза.

– Но его нет, мсье, он ушел на работу.

– В Валиби? – спросил Куинн.

– Конечно. Чертово колесо. Зимой он там перебирает двигатель.

Куинн галльским жестом выразил свое разочарование.

– Вот так всегда мне не удается встретиться с моим другом, пожаловался он. – В начале прошлого месяца я заехал на ярмарку, а он был в отпуске.

– Ах, мсье, это был не отпуск. Его бедная мама умерла. После долгой болезни. Он ухаживал за ней до конца. В Антверпене.

Значит, он рассказал им такую историю. Вторую половину сентября и весь октябрь его не было ни дома, ни на работе, подумал Куинн. Он широко улыбнулся, поблагодарил мадам Гарнье, и они поехали обратно на ярмарку.

Она была так же заброшена, как и шесть часов тому назад, но теперь, в сумерках, она выглядела, как город-призрак. Куинн перелез через наружный забор и помог перелезть Сэм. На фоне ночного неба можно было видеть очертания чертова колеса, самого высокого сооружения в парке.

Они прошли мимо разобранных каруселей, чьи старинные деревянные лошадки были на складе, и довольно потрепанного киоска, где продавались сосиски. В темноте над ними высилось чертово колеса.

– Подожди меня здесь, – тихо сказал Куинн.

Оставив Сэм в тени, он подошел к основанию машины.

– Лефорт, – позвал он негромко.

Ответа не было.

Двойные сиденья, висящие на стальных прутьях, были закрыты брезентом от сырости. На нижних сиденьях и под ними никого и ничего не было. Может быть, человек скрывался в тени, поджидая их. Куинн обернулся и посмотрел вокруг. С одной стороны колеса было машинное помещение, большой зеленый сарай, в котором стоял электромотор, а на нем желтая кабина управления.

Двери обоих помещений открылись от легкого прикосновения. Генератор не работал и звуков никаких не издавал. Куинн потрогал его и почувствовал остаток тепла.

Он поднялся к кабине управления, зажег лампочку освещения над панелью, посмотрел на рычаги и нажал кнопку пуска. Генератор под ним заработал. Он включил рычаги и поставил рычаг на «медленно». Гигантское колесо перед ним начало крутиться в темноте. Он нашел кнопку включения прожекторов и нажал ее. Место у основания колеса осветилось ярким светом.

Куинн слез и встал около мостика, с которого посетители входили на колесо. Сиденья беззвучно проплывали мимо него. Сэм подошла к нему.

– Что ты делаешь? – прошептала она.

– В моторном помещении лежит лишний чехол для сиденья, – сказал он.

Справа от них стало опускаться сиденье, которое было раньше в самой высшей точке колеса. Но человек, находившийся на нем, не получал никакого удовольствия от катания.

Он лежал на спине поперек двойного сиденья, и его огромное тело заполнило все пространство, предназначенное для двух человек. Рука с татуировкой безжизненно лежала на его животе, голова откинулась назад, на спинку кресла, а невидящие глаза смотрели в небо. Он медленно проезжал мимо них, всего в нескольких футах. Рот его был полуоткрыт, желтые от никотина зубы отражали свет прожектора. В центре лба было просверлено отверстие, края которого потемнели. Он проехал мимо и продолжил свой подъем к небу.

Куинн вернулся в будку управления и остановил колесо в том же положении, какое оно занимало раньше, а его единственный пассажир оказался на самом верху, и в темноте его не было видно. Он выключил генератор, погасил огни и запер обе двери. Он взял пусковой ключ и ключи от дверей и закинул их на середину декоративного озера. Лишний брезентовый чехол был заперт в моторном помещении. Он действовал очень тщательно. Он взглянул на Сэм, она стояла бледная и потрясенная.

По пути из Вавра к шоссе они проехали мимо Шмен де Шаррон, мимо дома директора ярмарки, который только что лишился работника. Снова начался дождь.

Проехав полмили, они увидели отель «Домейн де Шамп», огни которого призывно светились сквозь влажную тьму.

Когда они зарегистрировались, Куинн предложил Сэм первой воспользоваться ванной. Она не возражала. Пока она нежилась в ванне, он быстро просмотрел ее вещи. Сумка с одеждой не составила труда, у чемодана была мягкая крышка и стенки, и он проверил его за тридцать секунд.

Квадратная косметичка на стальном каркасе была тяжелой. Он вытряхнул из нее лак для волос, шампунь, духи, косметический набор, зеркальце, щетки и гребешки. Косметичка оставалась тяжелой. Он измерил ее высоту снаружи, а затем изнутри. Есть ряд причин, по которым люди не любят летать на самолетах, и одна из них – это просвечивание багажа рентгеном.

Разница в высоте составила два дюйма. Куинн достал перочинный нож и нашел щель во внутреннем дне косметички.

Сэм вышла из ванны через десять минут, расчесывая влажные волосы. Она собиралась что-то сказать, но, увидев то, что лежало на кровати, остановилась.

Это было не то, что по традиции называют дамским оружием. Это был револьвер «Смит и Вессон» с длинным стволом, калибра 38, и патроны, лежавшие рядом, были разрывные, способные остановить любого человека.

Глава 13

– Куинн, – сказала она, – клянусь Богом, Браун навязал мне эту штуку, прежде чем согласиться отпустить меня с тобой. На всякий случай, он сказал.

Куинн кивнул головой и продолжал ковырять в тарелке с великолепным блюдом, но аппетит у него пропал.

– Ты сам видишь, из него не стреляли, и с самого Антверпена я была у тебя на глазах.

Конечно, она была права. Хотя он тут проспал двенадцать часов, достаточно долго, чтобы можно было съездить из Антверпена в Вавр и спокойно вернуться, но мадам Гарнье сказала, что ее жилец отправился на работу на чертово колесо после завтрака. А Сэм была в постели с Куинном, когда он проснулся в шесть часов.

Но в Бельгии есть телефоны.

Сэм не могла добраться до Марше раньше него, но кто-то добрался.

Браун и его охотники из ФБР? Но ему нужен был Марше живой, с тем чтобы он мог рассказать о сообщниках.

79
{"b":"638","o":1}