ЛитМир - Электронная Библиотека

Потрясенные Мойр и Кобб, но не остальные три участника и, конечно, не полковник, подумали, что Истерхауз страдает классической манией величия.

Слишком поздно они поняли, что их повозка мчится вниз и ни остановить ее, ни соскочить они не могут.

Сайрус Миллер пригласил Истерхауза на приватный ленч в соседней комнате.

– Какие-нибудь проблемы, полковник? – спросил он, когда подали свежие персики из его оранжереи. – Действительно, никаких проблем?

– Может возникнуть одна, сэр, – сказал он осторожно. – До решающего часа осталось всего сто сорок дней. И достаточно одной утечки информации, чтобы все сорвалось. Есть один молодой человек, бывший банковский чиновник, он живет сейчас в Лондоне. Зовут его Лэинг. Я бы хотел, чтобы кто-нибудь поговорил с ним.

– Расскажите мне об этом мистере Лэинге, – попросил Миллер.

* * *

Через два часа после бегства из Ольденбурга Куинн и Сэм въехали в Гронинген, город на севере Голландии, столицу провинции, носящей то же название. Как и другие города по ту сторону границы, он уходит корнями в средние века и имеет свой внутренний город, Старый город, защищенный кольцом канала. В старые времена горожане могли укрыться в центре города, поднять четырнадцать мостов и отсиживаться за водным прикрытием.

Мудрый городской совет постановил, что Старый город не должен быть обезображен промышленными предприятиями и заливным бетоном, этой модной идеей конца двадцатого века. Вместо этого он был обновлен и восстановлен. Это был круг, в котором были аллеи, рынки, улицы, площади, церкви, рестораны, отели и торговые центры только для пешеходов. Почти все улицы были вымощены камнем. Под руководством Куинна Сэм подъехала к гостинице «Де Долен» на улице Гроте-Маркт, где они и остановились.

В Старом городе было мало современных зданий, и одно из них – пятиэтажный дом из красного кирпича, находилось на Раде-Маркт. Это было полицейское управление.

– Ты знаешь кого-нибудь здесь? – спросила Сэм.

– Знал когда-то, – ответил Куинн. – Возможно, он уже ушел в отставку. Надеюсь, что нет.

Он действительно еще не ушел в отставку. Молодой офицер в приемной подтвердил это. «Да, инспектор Де Гроот был теперь старшим инспектором и командовал коммунальной полицией. Как прикажете объявить о вас?»

Куинн слышал крики по телефону, когда офицер позвонил наверх. Молодой человек улыбнулся.

– Кажется, он знает вас, mijnheer.

Их тут же провели в офис старшего инспектора Де Гроота. Он ожидал их и пошел навстречу, чтобы поздороваться. Это был большой цветущий мужчина, настоящий медведь с редеющими волосами, в полной форме, но в домашних тапочках в качестве уступки ногам, топтавшим тридцать лет булыжные мостовые.

В полиции Голландии имеются три отдела: коммунальная полиция, криминальная полиция и дорожная. Де Гроот был похож на главу коммунальной полиции, его добродушная внешность и манера обращения снискали ему среди подчиненных и населения прозвище «Папа Де Гроот».

– Куинн, Боже праведный! Куинн, много лет прошло со времени Ассена.

– Четырнадцать лет, – признал Куинн, когда они пожали руки, и он представил Сэм.

Он не упомянул о ее статусе в ФБР. У нее не было никаких прав в королевстве Нидерландов, к тому же они были здесь неофициально.

Папа Де Гроот заказал кофе, это было вскоре после завтрака, и спросил, что привело их в этот город.

– Я ищу одного человека, – сказал Куинн, – полагаю, что он может жить в Голландии.

– Вероятно, старый друг? Кто-то знакомый со старых добрых времен?

– Нет, я никогда не встречался с ним.

Светлый лучик в глазах Де Гроота не дрогнул, но кофе он стал размешивать медленнее.

– Я слышал, вы ушли из Ллойда, – сказал он.

– Верно, – ответил Куинн, – мой друг и я делаем одолжение нашим друзьям.

– Разыскивание пропавших людей? – спросил Де Гроот. – Это новая сфера деятельности. Хорошо, как его имя и где он живет?

Де Гроот был обязан Куинну. В мае 1977 года группа южномолуккских фанатиков, пытаясь восстановить свою страну в бывшей голландской колонии Индонезии, решила привлечь внимание к своей борьбе, угнав поезд и захватив школу неподалеку от Ассена. В поезде было 54 пассажира, а в школе – около ста учеников. Голландия не знала подобных акций, и у нее в то время не было подготовленных бригад для освобождения заложников.

Куинн тогда работал первый год в компании Ллойд, которая специализировалась на таких операциях. Его послали туда в качестве советника вместе с двумя исключительно вежливыми сержантами британских спецслужб, таков был официальный вклад Лондона. Поскольку Ассен находился в соседней провинции Дренте, местной полицией командовал Де Гроот, а сержанты служили для связи с армией Нидерландов.

Де Гроот выслушал худого американца, который, казалось, понимал образ мыслей людей, захвативших поезд и школу. Он предположил, что может произойти, если начнет действовать армия, а террористы откроют огонь. Де Гроот приказал своим людям сделать так, как советовал американец, и в результате потери оказались минимальными. В конце концов поезд и школа были взяты штурмом, шесть террористов были убиты и два пассажира погибли в перестрелке. Ни один солдат или полицейский не пострадал.

– Его зовут Преториус, Янни Преториус, – сказал Куинн.

Де Гроот нахмурил брови.

– Довольно распространенное имя – Преториус. А вы знаете город или деревню, где он живет?

– Нет. Но он не голландец, а южноафриканец по рождению, и я подозреваю, что он не натурализовался.

– Тогда это уже проблема, – сказал Де Гроот, – у нас нет сводного списка всех иностранцев, живущих в Голландии. Гражданские права и так далее…

– Он бывший наемник в Конго, и я думаю, что с такой биографией, да к тому же из страны, которую Голландия не одобряет, его досье хранится в какой-нибудь организации.

Де Гроот покачал головой.

– Не обязательно. Если он находится здесь нелегально, тогда карточки на него нет, иначе его бы выслали за незаконный въезд в страну. Если он здесь на законных основаниях, то карточка на него была заведена, но если потом он не нарушал законов Голландии, он может свободно ездить по стране, нигде не регистрируясь. Это входит в наши гражданские права.

Куинн кивнул в знак согласия. Он знал пристрастие Голландии к гражданским правам. Это было благо для законопослушных граждан, но и создавало идеальные условия для нарушителей закона. Именно поэтому прекрасный старый Амстердам стал европейской Меккой для торговцев наркотиками, террористов и производителей порнофильмов с участием детей.

– Как такой человек может въехать в страну и получить вид на жительство?

– Если он женится на голландской девушке, он его получит. Это даже дает ему право на натурализацию, а потом он может просто исчезнуть.

– А как насчет социального страхования, подоходного налога и департамента иммиграции?

– Они вам этого не скажут, – ответил Де Гроот. – У человека есть право на приватность. Для того, чтобы даже я мог получить такую информацию, мне пришлось бы выдвинуть против этого человека обвинение в преступлении. Поверьте, я просто не могу этого сделать.

– Так что вы никак не можете помочь мне? – спросил Куинн.

Де Гроот посмотрел в окно.

– У меня есть племянник в Департаменте безопасности, – сказал он, – Но это должно быть неофициально… Возможно, ваш человек значится где-то у них.

– Пожалуйста, узнайте у него, – попросил Куинн. – Я буду крайне признателен.

Пока Куинн и Сэм гуляли по Оостерштраат в поисках ресторана, чтобы перекусить, Де Гроот позвонил своему племяннику в Гаагу. Молодой Коос Де Гроот был младшим офицером в службе безопасности Голландии. И хотя он очень любил своего большого дядюшку, который в детстве баловал его банкнотами в десять гульденов, на этот раз его пришлось долго уговаривать. Не каждый день коммунальный полицейский из Гронингена просит воспользоваться данными, хранящимися в компьютере Департамента безопасности.

88
{"b":"638","o":1}