ЛитМир - Электронная Библиотека

У Миллера был контракт на поставку и доставку нового горючего для реактивных самолетов Соединенных Штатов, причем доставлять его нужно было в один из японских портов, откуда военные танкеры повезут его к театру военных действий в Южной Корее. Он заключил контракт со Скэнлоном, и тот совершал чудеса, гоняя свои ржавые корыта через Панамский канал, забирая горючее в Калифорнии и перевозя через Тихий Океан. Перед тем, как загрузить танкеры горючим и отправиться в Японию, он использовал те же суда для перевозки сырой нефти и других компонентов из Техаса, так что они были все время загружены и у Миллера всегда было достаточно сырья для производства нового топлива. Три танкера погибли в Тихом океане вместе с командами, но никаких вопросов не было задано по этому поводу, и оба компаньона заработали кучу денег, прежде чем Миллер был в конце концов вынужден оформить лицензию на свое ноу-хау.

Скэнлон стал брокером в сфере оптовых партий нефти и их перевозок. Он закупал и транспортировал нефть по всему миру, в основном из Персидского залива в Соединенные Штаты. В 1981 году у него возникли трудности, когда Саудовская Аравия настояла на том, чтобы все ее грузы из Персидского залива перевозились бы на судах под арабским флагом. Она смогла провести эту политику в жизнь только благодаря движению за нефть участников, то есть за ту часть нефти, которая принадлежала данной стране, а не нефтедобывающей компании.

Но Скэнлон перевозил именно эту нефть в Америку для Саудовской Аравии, и его вытеснили из этого бизнеса. Он был вынужден продать по низкой цене или сдать в аренду свои танкеры саудовцам или кувейтцам. Он выжил, но теплых чувств к Саудовской Аравии не питал. У него все же осталось несколько танкеров, перевозивших из Персидского Залива в Штаты нефть, добытую компанией «Арамко», которая смогла обойти закон об арабском флаге.

Миллер стоял у своего любимого окна и смотрел на Хьюстон, расстилавшийся перед ним. Это порождало в нем такое чувство, как будто он подобно Богу находится высоко над остальным человечеством. На другой стороне кабинета Скэнлон сидел в кожаном кресле и постукивал пальцем по докладу Диксона, который он только что прочел. Как и Миллер, он знал, что цена нефти из Персидского залива поднялась до 20 долларов за баррель.

– Я согласен с тобой, мой старый друг, нельзя допустить, чтобы само существование Соединенных Штатов зависело от этих ублюдков. Какого черта они там думают в Вашингтоне? Они что, ослепли что ли?

– От Вашингтона никакой помощи не будет, Мел, – сказал Миллер спокойно. – Если ты хочешь изменить что-то в этой жизни, то лучше это делать самому. Мы все познали это на своем горьком опыте.

Мел достал платок и вытер брови. Несмотря на то, что в кабинете был кондиционер, он, как всегда, потел. В отличие от Миллера он предпочитал традиционный костюм техасца: стетсоновская шляпа, галстук в виде шнурка с шариками на концах, пряжка пояса и застежка галстука в стиле индейцев навахо и сапоги на высоких каблуках. К сожалению, фигурой он мало походил на ковбоя – он был небольшого роста и довольно толстый, но этот облик простоватого доброго парня скрывал острый и проницательный ум.

– Не представляю, как ты сможешь изменить местонахождение этих больших запасов нефти, – проворчал он. – Нефтяные залежи Хаса находятся в Саудовской Аравии, и это печальный факт.

– Нет, я не имею в виду их географическое положение, а политический контроль над ними, – сказал Миллер, – а следовательно, возможность диктовать цены на саудовскую нефть и через это – на нефть во всем мире.

– Политический контроль? Ты имеешь в виду другую шайку арабов?

– Нет, нас, – ответил Миллер. – Соединенные Штаты Америки. Если хотим выжить, мы должны контролировать мировую цену на нефть и устанавливать ее такой, которую мы можем себе позволить, а это значит – контролировать правительство в Эр-Рияде. Это ужасное положение, когда мы на побегушках у кучки пастухов коз, продолжается слишком долго. Его необходимо изменить, а Вашингтон не сделает этого. А вот это могло бы сделать.

Он взял со стола стопку бумаг, аккуратно переплетенных в картонную обложку, без какой-либо надписи.

Лицо Скэнлона сморщилось:

– Хватит с меня докладов, Сай!

– Прочти это, расширь свой кругозор.

Скэнлон вздохнул и раскрыл папку. На титульном листе было написано:

УНИЧТОЖЕНИЕ И ПАДЕНИЕ ДОМА САУДОВ

– Святый Боже! – воскликнул Скэнлон.

– Нет, – сказал Миллер спокойным голосом, – священный террор. Читай дальше.

Ислам: религия Ислам была создана учением пророка Магомета приблизительно в 622 году нашей эры. В настоящее время его исповедуют от 800 миллионов до одного миллиарда человек. В отличие от христианства у ислама нет освященных священнослужителей, религиозными лидерами являются простые люди, уважаемые за их высокие моральные и интеллектуальные качества. Доктрины Магомета изложены в Коране.

Течения: девяносто процентов мусульман – ортодоксы сунниты. Наиболее влиятельное меньшинство – секта шиитов. Основная разница между ними в том, что сунниты следуют записанным высказываниям пророка, известным как хадисы (традиции), а шииты следуют и признают божественную непогрешимость своего лидера, существующего на данный момент – имама.

Оплотами шиизма являются Иран (93 % населения) и Ирак (55 %). Шесть процентов жителей Саудовской Аравии – шииты. Это преследуемое меньшинство, полное ненависти, лидер которого скрывается, живет в основном в районе нефтяных промыслов Газа.

Фундаментализм: хотя фундаменталисты-сунниты действительно существуют, но истинным очагом фундаментализма является секта шиитов.

Эта секта внутри секты предписывает абсолютную приверженность Корану в том виде, как его толковал покойный аятолла Хомейни, замену которому до сих пор не нашли.

Хезбалла: в Иране истинный и наивысший фундаментализм исповедуется армией фанатиков, называющих себя партией Бога или Хезбалла. В разных местах фундаменталисты действуют под различными названиями, но для целей данного доклада подойдет название Хезбалла.

Цели и принципы: их основная философия состоит в том, что весь ислам, а в конечном счете весь мир, должен быть возвращен к подчинению воли Аллаха, как ее истолковывал и требовал Хомейни. На этом пути есть целый ряд предварительных условий, три из которых заслуживают внимания: все существующие мусульманские правительства незаконны, так как они не основаны на безусловном подчинении Аллаху, то есть Хомейни; любое сосуществование Хезбалла и светского правительства невозможно; священный долг Хезбалла наказать смертью всех, причиняющих вред исламу во всем мире, но особенно еретиков внутри ислама.

Методы: Хезбалла давно постановила, что при достижении последней цели не должно быть ни пощады, ни сострадания, ни жалости, ни колебаний, даже если придется жертвовать собой. Они называют это «Священный террор».

Предложение: вдохновить, объединить, организовать и оказать помощь шиитским фанатикам в уничтожении шестисот ведущих и влиятельных членов Дома Саудов. Таким образом, будет уничтожена династия, а вместе с ней и правительство Эр-Рияда, которое можно будет заменить каким-нибудь князьком, согласным на военную оккупацию Америкой месторождений Хаса и на цену нефти на уровне, «предложенном» Соединенными Штатами.

– Кто написал это? – спросил Скэнлон, кладя на стол доклад, из которого он прочел только половину.

– Человек, который работал у меня консультантом последние двенадцать месяцев, – сказал Миллер. – Хочешь поговорить с ним?

– А он здесь?

– Да, он приехал десять минут назад.

– Конечно, – сказал Скэнлон. – Интересно посмотреть на этого маньяка.

– Одну минуту.

* * *

Задолго до того, как профессор Джон Кормэк отошел от науки и занялся политикой в качестве конгрессмена от штата Коннектикут, семейство Кормэков имело летний дом на острове Нэнтакет. Он впервые приехал туда тридцать лет назад молодым учителем со своей невестой. Это было до того, как Нэнтакет стал модным местом отдыха, как Мартас-Винъярд или Кэйп-Код, и он был очарован простотой образа жизни и чистым воздухом.

9
{"b":"638","o":1}