ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чистая архитектура. Искусство разработки программного обеспечения
Крах проекта «Человечество». Мир в 2050 году
Пригласи в дом призрака
Что делать, если в семье подросток
Ильза Янда, лет – четырнадцать
Интервью при отборе. 58 лучших вопросов из практики крупнейших компаний мира
Маленькие испуганные кролики
Чувство любви
Рецепт кошмарного сна

Тот был бледен, как стенка, и все его напускное спокойствие и насмешничество осыпалось с него слоями старой штукатурки.

— Драко, скажи мне правду. Я не врал тебе утром, когда говорил, что ты мне нравишься. Не знаю как так вышло, но… Я буду на твоей стороне. Я попробую тебе помочь в любом случае. — Гарри протянул руку чтобы коснуться ладони Малфоя, но тот отошел, резко отбивая его пальцы.

— Да? Такой правильный, Поттер? Где же была твоя правильность, когда Панси умирала в палате, а твой дорогой Криви сказал мне, что у него есть пациенты важнее! Ее можно было спасти! И она даже никогда не была в рядах пожирателей, чтобы такие, как ты имели право ее ненавидеть!

Гарри почувствовал, как у него самого опускаются руки, столько отчаяния было сейчас в словах Драко.

— Почему ты…

— Не пошел в аврорат? Я ходил. Меня не хотели слушать. А что я еще мог сделать?!

— Не знаю, ты ведь сейчас написал мне.

Малфой ответил ему, полным ненависти, взглядом.

— Может быть Криви не убивал моего отца, но он убил других. Кто знает, может Панси не единственная…

— Значит, ты признаешься? — вопрос прозвучал глухо. — ты подставил Денниса?

— Поттер… — Драко тяжело вздохнул и нервно провел пальцами по волосам.

— Просто скажи мне правду, или мне придется вызвать авроров. Еще не поздно принять мою помощь, Драко.

— Да, Мордред с тобой, Криви не убивал Люциуса!

Гарри сжал зубы. Он знал это еще днем, но все равно теперь было неприятно слышать, что он оказался прав.

— Это ты убил его?

Драко сел на низкую скамью у стены, глядя на свои вытянутые руки.

— Это оскорбление, Поттер. Для всего нашего рода. Жить, как овощ, в больничной палате, подвергаться ежедневным унижениям и пыткам. Мне ведь не дали его забрать, хотя я пытался добиться этого. Я знал, что Криви сам напросился быть врачом моего отца, чтобы издеваться над ним, но ничего сделать я не мог. А потом Панси… это было так глупо, Мерлин… Она работала журналисткой и обожала гулять по магловским клубам, вела колонку в пророке под псевдонимом. Мне кажется, из всех нас она единственная, которая смогла научиться получать удовольствие от жизни. В тот вечер она вытащила и меня, мы выпили, болтали. Она вышла на проезжую часть… Был вечер, дороги были пусты! И тут из-за угла выскочила какая-то машина… Я даже сделать ничего не успел, как он сбил ее и уехал. Я аппарировал с Панси в Мунго и ее сразу забрали в палату. Я сидел в коридоре, и слышал, как ее карту отдали Криви и тот сказал, что займется ей позже, что у него там более важные пациенты! Более важные, Поттер! Ты понимаешь? Он даже не попытался. А потом Панси умерла, и я клянусь тебе, я уверен, что если бы ее лечили, она бы выжила!

— Драко… — Гарри подошел и сел рядом, — и ты решил ему отомстить?

— Отец все равно уже был мертв. Я знал, что он бы одобрил мое решение. — Малфой нервно сцепил пальцы в замок. — я отравил его, подбросил гребень Криви. И написал тебе.

Гарри понимал, что должен бы сейчас возненавидеть Драко, но…

— Послушай, — он взял его за руку, — послушай меня. Ты должен все это рассказать. Наймем тебе адвоката…

— Что?! Поттер?! Ты сошел с ума?! Меня посадят в Азкабан даже без суда. — Малфой вырвал руку и отсел. — ты же не совсем идиот. Ты же понимаешь, что так или иначе, я убийца и я пытался подставить всеми обожаемого гриффиндорца.

— Я возьмусь за расследования смерти Паркинсон. Драко, если Криви действительно проявил халатность, то он должен понести справедливое наказание. Но только за то преступление, которое совершил.

Малфой усмехнулся, грустно глядя на него.

— А ты не изменился. Такой же дурак, который верит, что в мире что-то может быть по справедливости. Я не пойду в аврорат, Гарри. Ты не сможет защитить меня от Азкабана.

Гарри понимал, что тот прав. Но Мерлин, он не мог оставить все… как есть. Уже сейчас то, что он узнал, разъедало его изнутри. Деннис Криви, который позволял своей ненависти отражаться на работе. Драко, отчаяние которого толкнуло его на убийство. И это еще то, что лежало на поверхности…

— Вчера ночью. Ты решил, что стоит меня привязать еще и эмоционально?

— Поттер… Мерлин, ты говоришь сейчас как мой отец. Нет… ты можешь, конечно, мне не верить. Я бы не стал с тобой спать только из-за дела.

Гарри тяжело поднялся. Должен ли он рассказать все Рону? Разделить с ним тяжесть этой ответственности? Должен ли он молчать и оставить все как есть? А сможет ли он?

— Драко…

Стук в окно прервал его фразу. Сова на стеклом была из аврората.

Поттер нахмурился и подошел чтобы открыть окно. Забрав письмо, он тут же развернул его, вчитываясь в короткие строчки.

— Что там? — Драко подошел ближе, заглядывая через его плечо.

Гарри протянул ему пергамент.

«Поттер.

Криви погиб. Взрыв стихийной магии в доме. Подумал, что ты должен знать, у его пассии был какая-то там болезнь. Р.У.»

— Криви говорил, что ей нельзя нервничать. А я не услышал, и авроры пришли к ним домой. А потом еще обыск…

— Поттер, это все точно не твоя вина.

Гарри обернулся на Малфоя, рассматривая его напряженное лицо, выискивая там следы облегчения.

Да, может быть это не его вина.

— Но чья же тогда?

Поттер вытянул из пальцев Драко письмо и повернулся к двери.

— Скажи мне, ты рад? — он остановился, понимая, что не может уйти не услышав ответ на этот вопрос. — ведь все получилось просто идеально для тебя. Криви мертв, можно сказать, что он получил по заслугам. А я, ты ведь это тоже знаешь, я не смогу сдать тебя аврорам, я ведь чертом благородный гриффиндорец. И ты все так хорошо придумал. Твой отец точно может гордиться тобой!

Малфой молчал. А Гарри не был уверен, что хочет услышать его ответ. Пусть его обвинения сейчас и нельзя назвать объективными, все-таки, он считал, что прав.

— Мне нужно идти. Возможно там нужна моя помощь, непонятно есть ли еще пострадавшие. — произнес он сквозь зубы.

— Да, конечно. — Драко выпрямился и заложил руки за спину, становясь таким же закрытым, как в тот день, когда Поттер пришел сюда в первый раз. — Гарри… — он замолчал, решая что сказать, но, передумал, — видимо наше сотрудничество закончилось?

— Видимо да. — Поттер смотрел на него, понимая, что не знает как было бы правильно поступить сейчас. — я ведь раскрыл дело.

— О, да. — усмешка появилась на бледных губах, — ты превзошел себя. Я должен тебе премию. Может быть вручу тебе ее лично.

— Я не думаю, что это хорошая идея, Драко.

Слово ‘прощай’ не прозвучало, но повисло в воздухе.

Гарри покинул Менор, прошел к воротам и задержался за ними. Он понимал, что Малфой не может видеть его здесь, но ему казалось, что за ним следит чей-то взгляд.

Подняв воротник куртки, Гарри аппарировал в аврорат. Может быть ему стоило остаться, но тогда, это бы выглядело так, словно он одобрял поступок Драко. И словно бы он простил его. А Поттер не был уверен, что сможет это сделать.

Он мог сказать, что понимает его. Криви не был хорошим человеком. Но кто из них был?

Можно ли сказать, что мертвые отомщены и каждый получил свое? Как он должен поступить, чтобы поступить по справедливости?

И самое главное.

Драко Малфой. Можно ли ему верить?

Гарри решил, что может быть, однажды он это выяснит.

Но не сейчас.

Не сейчас.

11
{"b":"638006","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нормальные люди
Запрет на вмешательство
S.T.I.K.S Прайм (СИ)
Враги большого леса
TEENариум. Антология невероятных историй
Умри, богема!
Отпускание. Путь сдачи
Календарь ма(й)я
Тень белого ворона